WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Каждый прототип представляет, по нашему мнению, синтез универсальных культурных форм, исследованных В.А.Коневым: остенсивной, императивной, аксиологической и формы-принципа. Прототип как остенсивная форма является демонстрационным примером, образцом, эталоном, каноном, парадигмой и т.д.; как императивная форма представляет нормы, запреты, догматы, законы, абсолюты; как аксиологическая форма указывает направление ценностного выбора человека; как методологическая форма (принцип) передает культурные значения в абстрактной форме теоретического мышления, задавая предельные основания деятельности в различных областях культуры.

Поскольку понимание прототипов культуры детерминируется представлениями об образах мира и человека в философии, то между ними имеется сущностное соответствие. Например, мир как космос и человек-микрокосм и, соответственно, прототип «космос» в античной культуре, мир как творение Бога и человек как образ и подобие Бога и, соответственно, прототип «Бог» в средневековой культуре и т.д. Итак, прототип культуры является философской категорией, обозначающей первообраз, ценностную матрицу, идеальный образец, рационально сконструированный концепт, соединяющий в себе всеобщее (сущность, идею) и особенное (формы культуры), имеющий предметные референты и опредмечивающийся в различных произведениях культуры доминирующих стилей определенного культурно-исторического типа.

Использование понятия «прототипы культуры» вводит в проблематику периодизации культуры. Опираясь на метод «отнесения к ценности» Г.Риккерта и разработанные Н.Я.Данилевским «культурно-исторические типы», основой которых он считал духовную природу народов, выражающуюся в различных ценностях, мы рассматриваем историю культуры как сосуществование культурно-исторических типов. Но, в отличие от М.Н.Кокаревич, полагавшей, что культурно-исторические типы различаются парадигмальными, ментальными ценностями той или иной культуры, которые изоморфны базисным элементам человеческой природы, представляющим единство культурных и цивилизационных составляющих, мы понимаем под ними культурно-исторические периоды, характеризующиеся существованием доминирующих ценностей в границах трех эпох в истории культуры: домодерна, модерна и постмодерна. Ценностными основаниями этих периодов являются прототипы культуры, которые в исследовании истории культуры играют роль объяснительных принципов, характеризуя, соответственно, трансцендентный мир, лежащий за пределами опыта человека, мир деятельности человека – художественной, политической, технической и мир знаковой и виртуальной реальности. Так, прототипами домодерна являются «космос», (античная культура), «Бог» (культура средних веков); прототипами модерна - «человек» (культура Возрождения), «государство» (культура Нового времени), «природа» (культура первой половины ХIХв.), «машина» (культура второй половины ХIХ – первой половины ХХвв.); прототипами постмодерна – «текст» (культура второй половины ХХв.) и «Интернет» (культура конца ХХ – начала ХХIвв.).

Многие античные философы рассматривали космос как чувственно-материальный абсолют, а человека как микрокосм, и данное понимание космологизма античной культуры было всесторонне исследовано в работах А.Ф.Лосева. Образ Бога как абсолюта, высшей духовной личности, по образу и подобию которого сотворен человек, представленный в Библии и трудах средневековых философов, являлся основой средневековой культуры.

Культура Возрождения была антропоцентрической, и в работах гуманистов этой эпохи человек рассматривался как первообраз культуры. В философии Нового времени, где человек понимался как субъект гражданских прав и свобод, а государство как результат общественного договора, обосновывается идея кратологизма как принципа культуры этого периода. Природа характеризовалась как абсолют, а человек как целостный природный человек в романтизме XIXв. Истоки философских исследований человека, общества, государства как машины относятся к периоду Нового времени, но машинность как всеобщий принцип воспроизводства общества и культуры (В.В.Николин) реализовался тогда, когда была машинизирована не только сфера массового материального производства, но также система управления и массовая культура. Анализ мира, человека, культуры как текста содержится в работах представителей культуры постмодернизма. Интернет как виртуальная реальность и человек как электронный «протез» и «биотехновид» (М.Эпштейн) исследуется в культуре Интернет.

Для понимания соотношения прототипов культуры и произведений культуры методологически значимыми являются идеи опредмечивания и распредмечивания, которые разрабатывались в истории философии в трудах Г.В.Ф.Гегеля, Л.Фейербаха, К.Маркса и, особенно, Ф.Шеллинга, трактовавшего произведения искусства как высшие образцы опредмечивания духа, поскольку именно в искусстве обнаруживается тождество содержания философии и других видов духовной культуры. Анализ истории культуры как процесса смены ее прототипов приводит к вопросу о том, как происходит их смена. Наиболее корректным нам представляется объяснение, даваемое синергетикой для развития самоорганизованных систем.

Во второй главе «Прототипы культуры как принципы исследования истории архитектуры» рассматривается детерминация архитектурных форм и содержания архитектурных теорий предложенными прототипами культуры. Исходя из того, что те выступают как принципы бытия культуры и как принципы ее познания, при реконструкции истории архитектуры используются словесные бинарные формообразования, в которых первый член обозначает прототип культуры как принцип бытия культуры, а второй член – логический принцип ее исследования, для обозначения которого применяется термин логос (), переводимый с древнегреческого языка как слово, высказывание, смысл, суждение, основание, принцип, метод и т.д.

В первом параграфе «Космологизм и теологизм архитектуры домодерна» рассматривается специфика античной и средневековой архитектуры. Идеи античной философии о мироздании как макрокосме и человеке как микрокосме, тождестве в них телесности и разумности, а также о гармонии, свойственной космосу и его частям, являются мировоззренчески и методологически значимыми для теорий и практик античной архитектуры, ордерной системе которой присущи телесность, человекомерность, самодостаточность, гармония пропорций, уравновешенность, тектоничность сооружений, что позволяет рассматривать ее произведения как опредмечивание прототипа «космос». Пропорции архитектурных форм повторяли пропорции человеческого тела и измерялись ими, а антропометрия архитектурных пропорций характеризовалась числами, которые рассматривались как выражение гармонии частей космоса. В архитектуре использовались в качестве материалов космическо-природные стихии земли, воды, воздуха и огня, а Витрувий подчеркивал, что кирпич, являющийся «единицей» архитектурно-строительных материалов, представляет аналог атомов, из которых состоят тела во Вселенной.

Принцип теологизма являлся базовым для теорий и практик храмовой архитектуры средневековья, выражая идеи Бога-абсолюта, религиозного человека и доминирующих христианских ценностей. Христианские символы, и, в частности, крест как символ искупительной смерти Христа, являлись знаковой системой эпохи. Крест чеканился на монетах, ставился на купчих грамотах и частных письмах. Формой византийской храмовой архитектуры стал крестовокупольный храм, центральная часть которого перекрыта куполом, а основное пространство имеет форму правильного греческого креста. Византийский храм воспринимался как место Бога на земле. Значение основной формы храма являлось также символичным, но помимо христианской символики крест выполнял функцию «ориентации» в социальном и физическом пространстве: с запада, где располагался нартекс, было место для некрещеных, на востоке - алтарь, в центре в подкупольном пространстве происходила литургия. Крест, в его вертикальной части, «объединял» небесное и земное. Столбы, поддерживающие барабан купола, также имели крестообразное сечение. Неменьшее символическое значение приобретал воплощавший небо купол, который можно считать основной формой византийского зодчества.

Средневековая западноевропейская архитектура являлась более назидательной и специфическими средствами решала задачу рационального познания человеком Бога. В готической крестообразной базилике отчетливо выражена идея продвижения человека от греховного внешнего мира к Божьему миру, представленному алтарем. Конструктивно готический собор представляет собой каркас нервюр (ребер) перекрытия, опирающихся на пилоны (укрепленные столбы) и через аркбутаны (наклонные арки, выполняющие противораспорную функцию) передающих нагрузку на вынесенные за стены здания мощные укрепления – контрфорсы. Стены между пилонами фактически ликвидируются и заменяются большими оконными проемами. Благодаря каркасной конструкции внутреннее пространство собора как бы слагается из неразрывно слитых вертикальных призм. Сквозной характер аркад, отделяющих один неф от другого, подчеркивает открытость и взаимную связь всех частей, а ажурные окна делают легкой и проницаемой преграду между интерьером собора и внешним миром. Огромную высоту и вертикализм готических храмов можно рассматривать как воплощение схоластической концепции уровней бытия как ступеней восхождения от материального мира к духовному, Божьему миру.

В архитектуроведении Э.Панофски исследованы «параллелизмы» в развитии готики и схоластики, в частности, идентичность таких принципов, как «прояснение», «согласование» и других. Принцип прояснения, например, выразился в схоластических суммах во всеохватываемости, организации рядоположенных частей, достаточной членораздельности, четкости и дедуктивной убедительности, а в готическом храме – в ясной делимости частей здания, их «прозрачной» упорядоченности. Принцип согласования противоречивых высказываний церковных авторитетов выражался в зигзагообразном пути развития средневекового зодчества.

Во втором параграфе «Антропологизм, кратологизм, натурологизм и машинологизм архитектуры модерна» обосновывается идея детерминации архитектурных форм Возрождения, Нового времени, романтического и рационального направлений в архитектуре модернизма прототипами «человек», «государство», «природа», «машина». Ренессанс ознаменовался поворотом к новой обмирщенной антропологии и автономному человеку, признанию его безграничных возможностей, гуманистической трактовке человеческого достоинства. Гармонический человек становится принципом развития архитектуры Возрождения, которая имеет преимущественно светский характер и характеризуется гармонией архитектурных элементов, человекомерностью пропорций, четким метрическим порядком и горизонтальным ориентированием в размещении окон и архитектурных деталей, использованием центрических купольных сооружений (что опиралось на идеи Альберти и Леонардо да Винчи о круге как совершенной природной форме), превращением палаццо в произведения искусства (что свидетельствовало о повышенном интересе к личности и индивидуальности), распространением общественных и частных построек.

Прототипом доминирующих в Новое время архитектурных стилей барокко и классицизм выступает «государство». В стиле барокко выразилось противоречие между дворянско-феодальной культурой абсолютной монархии, с ее стремлением к пышности, ритуальности и торжеству власти и антифеодальными стремлениями к социальному обновлению, прогрессу. Интерес в философии к проблемам соотношения души и тела, человеческой субъективности, борьбе разума и страстей, приводящий к созданию в идеалистических концепциях образа мыслящего человека («cogito ergo sum»), а в материалистических – образа телесно-природного человека, который с помощью познавательного разума освобождается от рабства аффектов и обретает свободу, находит выражение в архитектуре в повышенном эмоциональном строе произведений, символически наполненных сложных планах, борьбе материала и пространства, текучести криволинейных форм. Философские механистические и рационалистические представления о мире и человеке, прославление разума в культуре Просвещения архитектура классицизма выражает с помощью ордерной системы, используя минимум декоративных элементов, простые, ясные, гармоничные тектоничные формы.

«Природа» является прототипом романтического направления архитектурного модерна, явившегося своеобразной реакцией на техницизм и «машинизм» индустриального общества. Это направление в архитектуре опиралось на такие философские идеи, как обоготворение природы, понимание ее как живого организма и иерархического целого, акцентирование ее вечной неуспокоенности, движения, динамизма, а также возвышение над меркантильным отношением к жизни. Д.Рескин, один из ведущих теоретиков эстетики романтизма, полагал, что истина в природе и истина в искусстве есть истины одного порядка, так что архитектор, должен творить подобно природе, воспроизводить впечатления, создавать настроения, подобные тем, которые вызывает природа. Известный теоретик и практик романтизма в архитектуре Ф.Л.Райт полагал, что орнамент, составленный из природных мотивов, является для архитектурных произведений тем, чем цветение дерева или другого растения для его строения. Романтическое направление, осмысливающее произведение архитектуры как организм, выражало эту идею путем тяготения к криволинейным формам, вписывания построек в природную среду, использования декора в виде стилизованных орнаментальных изображений растений и животных.

Для рационального направления архитектуры модерна второй половины ХIХ - первой половины ХХвв. прототипом служит «машина», и машиннологизм выступает принципом теорий и практик архитектуры. В лозунгах архитекторов, работавших в русле данного направления, выражалось главенство практических функций, жизненных потребностей в определении планов и форм сооружений: «Бесполезное не может быть красивым», «Что хорошо функционирует, то хорошо и выглядит». Стандартизация и серийность становятся ведущими принципами в эстетике, теориях и практиках архитектуры. В одной из своих работ Ле Корбюзье, теоретик функционализма в архитектуре, утверждал, что серийное изготовление предметов требует установления стандартов, а когда определяют стандарт, находят самое экономичное и самое точное решение, которое является условием красоты. Массовое строительство стандартных домов привело к тому, что человек на работе и дома существовал в «индуст-реальности» (Э.Тоффлер), что меняло его психологию: возник механистический склад ума, утратилась эмоциональность общения, человек стал душевно черствым, рассудочным, руководствовался преимущественно прагматическими потребностями и ценностями.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»