WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

В первые годы существования ИРГО изучением Сибирского региона занимались в основном офицеры, чиновники и священники, что было вполне естественно, так как в азиатских окраинах не было университетских исследовательских центров. Начиная с 1880-х гг., после открытия Томского университета, к исследованиям региона присоединяются сибирские ученые и преподаватели этого учебного заведения. Практически все исследователи, пребывавшие в Сибири временно, имели высшее образование, полученное в городах Российской империи. В основном это были молодые люди в возрасте от 25 до 35 лет, и поездка в восточную окраину империи совпадала с началом их профессионального становления.

По специальности большая часть приезжих столичных ученых были географами, геодезистами и геологами, что отражало ресурсный интерес к региону. К тому же специалистов данного профиля в сибирском регионе было немного, а получить соответствующее образование можно было в основном в центральной России. Немногочисленная группа уроженцев сибирского региона была представлена региональной интеллигенцией: Н. А. Абрамовым, А. В. Адриановым, Ф. К. Дриженко, Г. Н. Потаниным, Н. С. Щукиным, Н. М. Ядринцевым и др.

В числе мотивов написания статей в журналы Географического общества денежное вознаграждение стояло на последнем месте, так как ИРГО редко оплачивало публикации. Исходя из анализа личных источников, в списке причин участия в деятельности ИРГО занимали авторитетность Общества и неподдельный интерес к науке, романтика открытий и путешествий в малоизвестный сибирский край.

Авторский состав сибирских отделов ИРГО состоял из равной доли политических ссыльных, коренных жителей региона и приезжих исследователей (общее количество установленных сотрудников – 93). Профессиональный состав приезжих исследователей был следующим: чиновники, военные и ученые, оказавшиеся в регионе либо ради службы, либо экспедиционной деятельности. Наличие в сибирских отделах немалого количества ссыльных объяснялось более лояльным отношением к ним, чем в центральном обществе, из-за дефицита интеллектуальных ресурсов и высокой потребности в экспертном знании для управленческой деятельности восточного края.

Участие отделов в жизни политических ссыльных было довольно активным. Правители местных отделов ИРГО добивались разрешения от сибирских властей (генерал-губернаторов и губернаторов, которые могли решать некоторые вопросы независимо от центральной власти) на исследовательскую деятельность поселенцев, отправляли их в экспедиции, публиковали за вознаграждение статьи и исследования ссыльных в местных и столичных журналах. Некоторые политические ссыльные во время пребывания в сибирском регионе полностью прекращали свою революционную деятельность, в дальнейшем занимаясь исследовательской работой (например, Д. А. Клеменц, М. П. Овчинников, И. Д. Черский).

Мотивация участия в деятельности региональных отделов жителей сибирского края была разнообразной, но основную роль играли авторитетность научных отделов Географического общества и возможность участия в общественной деятельности.

В связи с открытием научных обществ, расширением научно-исследовательской работы, а также деятельностью местных властей по «воспитанию инородцев» в русских школах и гимназиях, в числе авторов периодических изданий ИРГО появилась немногочисленная группа образованных коренных жителей (Д. Банзаров, Я. Н. Болдонов, Ч. Ч. Валиханов, Г. Гамбоев, Н. Ф. Катанов, М. И. Райков, М. Н. Хангалов).

Во второй главе «Сибирская тематика в публикациях столичных периодических изданиях ИРГО второй половины XIX начала XX в.» охарактеризованы основные вопросы, связанные с восточной окраиной Российской империи, поднимавшиеся на страницах научных журналов «Записки» и «Вестник» ИРГО.

В столичных журналах первенство по количеству публикаций, посвященных окраинам империи, занимал сибирский регион как наименее исследованный.

Примечательно отношение авторского состава к региону: на страницах научного издания, в отличие от общественно-политических газет и журналов, не обсуждался вопрос статуса Сибири, он чаще всего признавался колониальным. Регулярны в текстах сочетания с топонимом «Сибирь» слов «колония», «колонизация» («сподручная колония России», «земледельческая колония», «отдаленная колония» и др.). Данные словосочетания были характерны для статей периодических изданий ИРГО до середины 1890-х гг., когда начало меняться отношение к региону из-за строительства железной дороги, которая была призвана соединить Россию и Сибирь. В публикациях этого времени исследователи начали чаще упоминать слова «окраина», «провинция». Показательно усиление приближенности Сибири к России при помощи местоимений «наша», «наши»: наша Сибирь, наш Дальний Восток, наша восточная окраина и др.

Не раз сотрудники ИРГО сравнивали восточные владения России с колониями европейских держав, акцентируя внимание на мирном завоевании Сибири и ненасильственной политике по отношению к «инородцам». При этом при описании дальнейших планов исследования восточного края, авторы часто не ограничивались его географическими рамками, предполагая последующее «наступательное движение» вглубь Азиатского материка. После поражения в Русско-японской войне характер статей, посвященных Сибири, изменился. Речь уже шла не о дальнейших завоевательных планах, а о сохранении территории. Авторы активно писали о «желтой опасности», о захватнических планах американцев на Дальнем Востоке империи, призывая власти к действию в «заброшенном краю».

Основными тематическими направлениями «сибирских» статей на страницах журналов ИРГО были географические исследования (138 публикаций), этнография (куда входили описания «инородческого» и русского населения) (74), средства коммуникации (51), история (14) и археология (9). Естественно-географические исследования Сибири занимали большую часть всех статей (48% от общего количества публикаций, посвященных Зауралью), что естественно, исходя из цели создания научного общества. Данные публикации были ориентированы на узкий круг специалистов: статьи содержали описание природных ресурсов сибирского края в строго научном изложении с использованием схем, таблиц и рисунков. Тексты не предлагали проблемных вопросов, связанных с жизнью региона, и практически не содержали оценочных характеристик по отношению к Сибири. Исходя из количества публикаций, актуальными для исследователей были этнография и тема транспортных коммуникаций Сибири.

В первом параграфе «Этнографические статьи в журналах ИРГО: "инородческий вопрос" и русские переселенцы в Сибири» характеризуется «инородческий вопрос» и тема русского населения региона. В публикациях авторы больше внимания уделяли аборигенному населению (59 публикаций из 74), чем пришлому русскому (14). При этом пики интереса к «инородцам» приходились на конец 1840-х – начало 1860-х гг. и на 1880-е гг. В первом случае большое количество публикаций на названную тему было связано с тем, что ИРГО в этот период было практически единственным обществом, регулярно выпускающим журналы по результатам исследований. Очередное увеличение этнографических статей в 1880-е гг. было вызвано активностью областнического движения, поднявшего один из главных сибирских вопросов – о причинах вымирания «инородцев».

Основное внимание исследователи А. А. Аргентов, А. А. Дунин-Горкавич, С. К. Патканов, Н. В. Слюнин уделяли северным аборигенам Сибири (около 40 публикаций): манси, ненцам, хантам, чукчам, эвенкам, юкагирам, якутам. Ориентация на эту группу «инородческого» населения была вызвана двумя причинами: административными целями (для выстраивания новой или корректировки старой модели управления) и научным интересом (так как о северных землях и этносах, их населявших, было известно немного). Исходя из популярной в то время теории эволюционизма, антропология и этнография, по примеру естественных наук (биологии, зоологии), «должны идти в своих исследованиях от простого к сложному». Поэтому обращение к культуре северного «инородца», стоявшего, по мнению авторов изданий Географического общества, на низшей ступени развития и наименее подвергнувшегося влиянию русского населения, позволяло сотрудникам ИРГО установить этапы развития народов. В этом отношении туземное население юга Сибири было менее интересно исследователям ИРГО, потому что эта группа «инородцев» уже во многом утратила свои культурные особенности, ассимилировавшись с русским населением.

Отношение к «инородцам» со стороны сотрудников ИРГО можно охарактеризовать в рамках ориенталистского подхода, включающего в себя не только негативные качества туземца (леность, беспечность, нечистоплотность, алкоголизм), но и специфические черты, которые, по мнению исследователей, присущи практически всем «сибирским племенам» (выносливость, жизнерадостность, любознательность).

Ключевой темой в изучении сибирских аборигенов являлись взаимоотношения русского населения с «инородческим». Актуальность эта тема приобрела в 1880-е гг. и была связана с ростом регионального самосознания сибирской интеллигенции. С этого времени местная интеллигенция более активно начинает высказываться по «инородческой» проблематике на страницах центральных и сибирских изданий. В журналах Географического общества эта тема поднималась А. А. Дуниным-Горкавичем, В. И. Иохельсоном, П. Е. Кулаковым, Н. М. Ядринцевым и др. Вопрос о вымирании сибирских «инородцев», растиражированный областниками, подвергся тщательному анализу в изданиях ИРГО. Не все исследователи были согласны с мнением о сокращении численности «инородцев», хотя статистические данные так и не были приведены в качестве доказательства. Вывод о вымирании делался на основе общей картины ухудшения экономического положения «инородцев», увиденной при посещении поселений аборигенов сотрудниками научного общества.

Исследователи предлагали свои варианты решения сохранения коренного населения Сибири. Во-первых, по мнению ученых, необходимы были активные действия со стороны государства и правительства, и, во-вторых, необходимо просвещение окружающего туземцев русского населения. Патерналистское отношение сотрудников ИРГО к «инородцам» в начале XX в. претерпело некоторые изменения – аборигены начали постепенно выходить из образа «детей», требующих опеки и воспитания со стороны русских.

Русское население на страницах периодических изданий ИРГО было представлено в связи с темами сибирского города, переселенческого вопроса и политической ссылки. При этом публикации, посвященные последним двум темам, начали выходить в начале XX в.

Во втором параграфе «Средства коммуникации сибирского региона в освещении журналов ИРГО» уделено внимание отражению в публикациях ИРГО проблем коммуникационного встраивания сибирских губерний в экономическое и военное пространство империи. Речные системы и Сибирская железная дорога – основные транспортные пути сибирского региона, получившие освещение в периодических изданиях Географического общества. Состояние сухопутных трактов сотрудниками ИРГО практически не рассматривалось.

Сибирские реки были одним из основных путей сообщения на огромной территории, и их изучение было необходимо для решения проблем торговли и управления. К тому же использование речных систем региона было вариантом наиболее доступного и быстрого транспорта, по сравнению с существовавшими трактами. До 1890-х гг., то есть до начала строительства железной дороги, сотрудниками научного общества А. Ф. Вагнером, В. Васильевым, Н. Версиловым, А. К. Сиденснером, Н. С. Щукиным и др. тщательно исследовались реки на возможность судоходства. Но сухопутное и речное сообщение в Сибири не могло решить всех проблем хозяйственной жизни региона. Эффективно использовать богатства Сибири можно было только при наличии железной дороги. При разработке вопросов железнодорожного строительства на восточной окраине, Географическое общество и его сибирские отделы, по существу, являлись основными экспертами, опиравшимися на солидный научный, теоретический и экспедиционный материал, накопившийся за время работы в крае. Сотрудники научного общества пытались создать проект, позволявший решить коммуникационную проблему сибирского региона. По их замыслу железнодорожные линии, водные и сухопутные пути должны были образовывать органически связанную и взаимодополняющую систему.

В третьей главе «Актуальные вопросы региона в журналах сибирских отделов ИРГО» выявляется общее и особенное в характеристике основных компонентов темы Сибири в столичных и сибирских периодических изданиях Географического общества. Тематическая подборка актуальных вопросов региона в журналах сибирских отделов ИРГО практически не отличалась от «сибирской» проблематики столичных периодических изданий центрального Общества. Различия наблюдались в основном в интерпретации содержания того или иного вопроса.

До начала XX в. Сибирь репрезентировалась региональными исследователями как окраина, с дальнейшей перспективой «слияния с великой Россией». После 1905 г. в публикациях сибирских журналов ВСОИРГО и ЗСОИРГО авторы стали чаще употреблять сочетания «Сибирь-колония». Подобные изменения были связаны с тем, что, во-первых, отделы Географического общества приобрели большую независимость от региональной администрации. Во-вторых, изменился состав отделов, большую часть сотрудников составила невоенная интеллигенция: профессора Томского университета, учителя, местные общественные деятели, которые наряду с научными исследованиями поднимали злободневные вопросы сибирского края (такие как здравоохранение, образование, переселенческий вопрос).

Географические исследования в изданиях отделов занимали первое место среди других тем (244 публикации – 50% от общего количества статей). Особое внимание уделялось картографии, так как территория Сибири была описана картографами фрагментарно.

В описании средств коммуникации региона в изданиях сибирских отделов главное место занимали статьи, посвященные водным путям и сухопутным трактам. Интерес именно к этим видам транспорта был обусловлен тем, что существующие проблемы коммуникаций в Сибири можно было решить силами местных властей и общества.

В первом параграфе «Русское население восточной окраины Российской империи в журналах сибирских отделов» выявлены основные характеристики русского населения Сибири. В отличие от авторов статей столичного журнала ИРГО, где наибольшей популярностью пользовались работы об «инородцах», сотрудники региональных отделов Географического общества равное внимание уделяли русскому (67 публикаций) и аборигенному (62) населению Сибири. Интерес к русским сибирякам был вызван стремлением узнать, изменились ли колонизаторы за два столетия пребывания в этой «далекой стране» и в чем проявились эти изменения. С этой целью исследователями привлекались архивные, статистические, этнографические данные о русском населении сибирского региона.

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.