WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

4. Показать специфику мышления игроков в ролевой игре фэнтези.

5. Раскрыть сущность трансгрессии и её значение в формировании сверхчеловека.

Методологическая основа диссертационного исследования сос­тоит в использовании диалектического и исторического методов. При обос­новании концептуальных подходов фэнтезийного образа и его характе­ристик используются методы анализа, синтеза, типологизации, ролевого моделирования. При раскрытии содержания типов познания приме­няется сравнительный метод: типы познания анализируются в отношении взаимодействия в них рационального и иррационального. Также ис­пользовались идеи, связанные с созданием информационной культуры и коммуникативной революции. Используется идея о границах художественной, виртуальной реальности, которая отражена в работах Ю. М. Лот­мана, С. И. Орехова.

Для понимания сути фэнтезийного образа, помимо общефилософс­ких подходов, использовались социокультурный и семиотический.

Научная новизна диссертации.

1. Установлено когнитивное воздействие иррационального (фэн­тезийного) образа на читателя через процесс подражания в противовес процессу познания рационального образа. В связи с этим проведена клас­сификация рационального и иррационального образов по способу создания и содержания.

2. Раскрыт механизм процесса временного подражания иррацио­нальному (фэнтезийному) образу в ролевой игре фэнтези.

3. Определено, что феномен сверхчеловека выступает специфическим выражением иррационального (фэнтезийного) образа.

4. Выявлена когнитивная специфика способностей сверхчеловека, которые выражаются в новых типах познания и коммуникации, осно­ванных на скорости восприятия (количественная сторона новых способностей) и интуитивном способе осмысления информации (качественная сторона новых способностей).

5. Выявлен способ освоения сверхспособностей в подражании, ко­торый выражается в непосредственном воспроизведении внешней последовательности действий.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В массовой культуре существует различное восприятие и струк­туры образа будущего: с одной стороны, это фантастика, в которой до­минирует рациональный образ иррационального, с другой – фэн­тези, в которой преобладает иррациональный образ иррационального.

2. В фэнтези есть внутренняя дифференциация фэнтезийного об­раза на преимущественно рациональное, связанное с образом воина, и преимущественно иррациональное, связанное с образом мага. Война является наиболее универсальным способом разрешения конфликта этих двух типов персонажей, при этом чаще побеждает воин, что существенно снижает возможности читателя, подражая воину, выйти за рамки массовой культуры и осмыслить суть сверхспособностей. Война препятствует попытке синтеза двух типов персонажей, хотя такая тенденция имеет место, являясь наиболее перспективной.

3. В ролевой игре фэнтези происходит кратковременное соедине­ние личности игрока с личностью героя произведения, образу которого игрок подражает. Результатом этого подражания становится приобретение игроком знаний, которыми обладает воспринимаемый персонаж (частичкой гениальности, храбрости и т. д.) и временное ощущение сверх­способностей фэнтезийного героя.

4. В массовой культуре посредством трансгрессии сформированы две модели сверхчеловека: «сверхчеловек духа» и «сверхчеловек те­ла». «Сверхчеловек духа» есть результат интеллектуального совершенст­ва, достигнутого посредством овладения знанием, что позволило человеку самому управлять процессом познания, самопрограммировать своё развитие. «Сверхчеловек тела» является итогом физического совершенст­ва, достигнутого вследствие восприятия образов «совершенного тела», растиражированных массовой культурой, что определяет дальнейшее развитие человека массовой культурой.

5. Результатом подражания образу сверхчеловека является обретение человеком элементов мировоззрения супергероя фэнтези, что по­зволяет овладеть способностями когнитивного характера, ускоряющими процесс познания, что предполагает иной иррациональный характер познания и коммуникации.

Научно-теоретическая и практическая значимость проведен­ного исследования заключаются в том, что его результаты могут быть использованы:

– для осмысления человеком своего познавательного потенциала не только в образовательной сфере, но и в повседневной жизни;

– для разработки учебных курсов и спецкурсов по философской антропологии и философии культуры.

Апробация диссертационного исследования.

Основные положения и результаты диссертационного исследования обсуждались на межвузовском аспирантском семинаре кафедры философии ОмГПУ, были изложены в ряде публикаций и выступлений на Всероссийских научных конференциях: «Реальность. Человек. Куль­тура: социальное и природное» (Омск, 2006); посвященной 90-летию со дня рождения проф. Н. С. Травушкина «Проблемы интерпретации художественного произведения» (Астрахань, 2007); «Реальность. Чело­век. Культура: универсалии научного знания» (Омск, 2007); Международ­ной конференции, посвящённой дню философии (ЮНЕСКО), в Кузбассе «Глобализм и Гуманизм» (Кемерово, 2007); VI Межвузовской научной конференции студентов и аспирантов «Тенденции развития общества в XXI веке» (Омск, 2008). Диссертация обсуждалась на заседании кафедры философии ОмГПУ.

Структура и объём исследования.

Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, включающего 175 наименований. Ра­бота изложена на 148 страницах.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень её разработанности, формулируются цель, зада­чи, методологические основания и научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

В первой главе «Функционирование иррационального образа в массовой культуре» исследуется общая специфика воздействия на читателя образа будущего (иррационального и рационального в когнитивном плане) массовой культуры через подражание, выявляется специфическая разновидность иррационального образа – «фэнтезийный образ».

В первом параграфе «Диалектика иррационального и рационального в образах» строится классификация форм существования ир­рационального образа в массовой культуре в контексте когнитивного аспекта функционирования этого образа. Под когнитивным аспектом по­нимается познавательная система, которую создаёт человек для познания, причём когнитивное рассматривается как процесс приобретения знаний.

В параграфе исследуется историческое многообразие понимания пары категорий «рациональное-иррациональное». С негативной точки зре­ния иррациональное характеризуется как ещё-не-рациональное, которое можно лишь обозначить и иррациональное как до-рациональное, т. е. ещё непознаное. С позитивной точки зрения иррациональное рассматри­вается как иррациональное-в-себе (то, что в принципе непознаваемо) и иррациональное как сверхрациональное, которое возможно познать, из­менив мышление.

В когнитивном аспекте образы массовой культуры и фэнтези мо­гут быть рациональны или иррациональны в двух планах. Во-первых, со стороны содержания или смысла (то, что логично и реализуемо или нет). Во-вторых, со стороны формы или восприятия (то, что осознаётся или нет).

Даётся следующая классификация образов: рациональный образ рационального (РОР) – включает образы науки, пов­седневности; рациональный образ иррационального (РОИ) – это образы фантастики как описание того, что может быть, но ещё не наступило, также сюда относятся и рационализированные образы религии; к ир­рациональному образу рационального (ИОР) – можно отнести симулякры, частично образы повседневности; иррациональный образ иррацио­нального (ИОИ) – это образы фэнтези, рекламы как описание явлений, предметов, субъектов, которые могут существовать при определённых условиях.

Описываются общие и особенные свойства данных образов, и преж­де всего иррационального образа. Общими свойствами для пары РОР и РОИ будут: логическая обоснованность, порядок, целе­сообразность. Особенными свойствами для РОР являются: однозначность, непротиворечивость, научность, познаваемость. К особенным свойствам РОИ относятся сверхрациональность, наукообразность. Общими свойст­вами для пары ИОР и ИОИ будут: видимость, виртуальность. Особен­ным свойством для ИОР является иллюзорность, фиктивность. К особенным свойствам ИОИ относятся: необыденность, бесконечность, непознаваемость, алогичность.

Анализируется воздействие иррационального обра­за, отличного от рационального образа науки. Иррациональный образ, создаётся спо­собами, аналогичными производству (конвейер) и науке (формальная логика).

Образы массовой культуры сходны с образами науки тем, что ра­ционально (логично) побуждают человека на действие. Например, купить вещь, обратить внимание на товар. В этом воздействии есть и ир­рациональные моменты, но при этом образы реальны и способны послужить толчком для дальнейшего развития человека.

Разделение образов на рациональный и иррациональный имеет два аспекта. Во-первых, это отражение содержания, в этом плане рацио­нальным является образ, отображающий известное, в то время как ирра­циональный образ отражает ещё неизвестное. Во-вторых, это способ воз­действия образа, через сознание или через подсознание. В первом случае это понятное и просчитываемое воздействие, мало связанное с эмоциями. Во втором случае образ воздействует на подсознание способом не до конца понятым, по крайней мере тому, на кого он воздействует.

Популяризация иррационального образа способствовала его транс­формации в фэнтезийный образ, сделав его понятным и доступным через подражание.

Во втором параграфе «Фэнтезийный образ и подражание» раз­водятся процессы познания и подражания в когнитивном контексте фэн­тезийного образа. В первом случае познание осуществляется посредством логических методов, во втором случае познание осуществляется через копирование, в результате рациональное становиться иррациональным, так как познание в этом случае основывается не на объяснении, а на вере в предполагаемый результат.

Процесс познания в фэнтези подобен познанию вообще, но опирается на нелогические образы, процессы. При этом здесь преобладает подражание, позволяющее непосредственно приобретать знание.

В подражании можно выделить схему, по которой идёт процесс приобретения знания: внимание, интерес, желание, соотнесение желания с образом, которое приводит к различным способам действия и изменениям субъекта, что способствует приобретению нового знания. В основ­ном это характерно для художественной реальности.

Рассматриваются разные процессы подражания (жи­вотному, человеку, идолу, иллюзии в фэнтези), через которые происходит познание. Показывается принципиальное сходство этого процесса с процессом по­знания. Таким образом, формируется предмет исследования: когнитивный аспект фэнтезийного образа, который состоит преиму­щественно в ИОИ и опирается на процесс подражания, через который и происходит узнавание нового и его усвоение. В фэнтези, как и в других направлениях массовой культуры, существуют все типы образов, но преобладают ИОИ.

Сравнив процесс познания и подражания, приходим к выводу, что образы рационального предполагают процессы познания, осознания, алгоритмизации, формализации действий, а образы иррационального предполагают процессы подражания, вживания, уподобления, сочувствия в аспекте действия и знания. Это даёт основание ограничить дальнейший анализ именно подражанием, которое, с одной стороны, опирается на образ иррационального, с другой – даёт иррациональные способы использования фэнтезийного образа. В этом контексте фэнтези сравнивается с фантастикой, занимающей промежуточное положение между футурологией и фэнтези. Фантастика оперирует преимущественно РОР и РОИ и имеет чёткую логическую структуру, в то время как фэнтези использует ИОР и ИОИ и через действие (например, ролевую игру) приходит к знанию.

В массовой культуре подражание становиться, наряду с познанием, ключевым механизмом воздействия на человека. Исходно подражание целесообразно при столкновении с образом иррационального или с иррациональным типом действия, так как это практически сразу даёт знание, пусть поверхностное, но уже конкретное. В то время как познание предполагает освоение какого-либо алгоритма анализа предмета и уже после этого позволяет получить знание. Одно из максимальных проявле­ний процесса подражания происходит в фэнтези. Здесь есть тенденция под­мены познания подражанием даже там, где познание возможно.

Если в футурологии рационально конструируется настоящее, переходит в лучшее будущее, то в фэнтези нет перехода в будущее, есть проживание. Но при этом изменяется стиль мышления, отношение к сво­им и сверхчеловеческим способностям. То есть фэнтези не приспособле­но к воспитанию и применению сверхспособностей, но для проживания состояния обладания сверхспособностями оно подходит. Фэнтези даёт об­разец наиболее чистого и концентрированного процесса подражания на основе воздействия фэнтезийного образа.

В третьем параграфе «Маг и воин как основные образы под­ражания в фэнтези» выявлены два типа ключевых фэнтезийных образов, преобладающих в фэнтези: ИОИ, который обычно персонифицируется в маге, и РОИ, который обычно персонифицируется в воине. Маг от­носится к ИОИ, так как схема его познания алогична, в то время как воин относится к РОИ, потому что его схему познания можно логически выразить.

Сюжет фэнтези чаще всего строится на соперничестве между вои­нами, но ключевым конфликтом является противостояние воина и мага. Подражая и проживая данные образы, читатель подражает схемам восприятия и поведения, свойственным данным образам.

Образ воина разрушает иррациональное, то есть в его лице простое и понятное внешнее действие побеждает иррациональное. Противостояние мага и воина – это противостояние ИОИ и РОИ, но чаще всего победа воина это одновременный отказ от освоения и познания ир­рационального способа действия и выбор рационального, логического познания отражённого в телесных техниках воина.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»