WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

Толстиков Дмитрий Александрович

КОГНИТИВНАЯ СПЕЦИФИКА ФЭНТЕЗИЙНОГО ОБРАЗА
В МАССОВОЙ КУЛЬТУРЕ

Специальность 09.00.13 – религиоведение, философская антропология,
философия культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Омск – 2009

Работа выполнена на кафедре философии

ГОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Николин Виктор Владимирович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Грицков Юрий Викторович

кандидат философских наук, доцент

Попов Дмитрий Владимирович

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Курганский государственный

университет»

Защита состоится 25 июня 2009 г. в 16.00 часов на заседании со­вета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.177.03 при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644099, г. Омск, наб. Тухачевского 14, ауд. 212.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омс­кого государственного педагогического университета.

Автореферат разослан 25 мая 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Максименко Л. А.

общая характеристика работы

Актуальность исследования.

Интерес к будущему всегда существовал в человеческой культу­ре, а в настоящее время он приобретает все более выраженный конструктивный и образный характер. В частности, это выражается в интен­сивном развитии и применении футурологии, фантастики и фэнтези в моделировании будущего. Эти три направления охватывают разный по своему существу образ бу­дущего и разный способ воздействия этого образа на читателя и зрителя в системе массовой культуры. Можно сказать, что интерес к будуще­му, даже нереализуемый в современной культуре, вытесняет интерес к «белым пятнам», причем интерес научный при этом сменяется интересом проживания в экзотическом мире.

Футурология предполагает научный и в основном рациональный поиск конструкции будущего. Воздействие этой конструкции предпола­гается в наукоподобных проектах. Такого рода воздействие на развитие общества отчасти нейтрализовано антиутопией. Так что рациональ­ное предсказание и конструирование будущего в некоторой степени дискредитировано в массовой культуре. Построение будущего и реализа­ция его при возможности катастрофы – затратный и опасный процесс, гораздо эффективнее воздействие на читателя, когда будущее проживается виртуально, не будучи реализовано. Промежуточное положение меж­ду научным и образным представлением будущего, направленным на чи­тателя, занимает фантастика. А. Кларк говорит о 1950-х гг. как о «Золотом веке» фантастики. Но и сейчас популярность фантастики велика. Фан­тастика ориентирует на восприятие и оценку возможного и вполне достижимого будущего. Иной смысл несет в себе будущее в фэнтези. Здесь само будущее имеет иррациональный облик и предполагается не как реа­лизуемое, скорее оно никогда не будет реализовано, но как воздействую­щее на читателя. Такой переход в современной культуре от об­разов научного типа, которые ориентируют на достижение будущего, к образам иррациональным и недостижимым, с целью воздействия на читателя – определяет качественное изменение отношения к будущему массовой культуры. Для понимания этого перехода недостаточно частных научных или художественных исследований, необходим анализ философ­ского уровня. Этот анализ тем более актуален, что разные образы будущего становятся все более популярными, но эти образы воздействуют на читателя по-разному.

Итак, фэнтези, в отличие от футурологии, стремится дать читателю возможность прожить будущее, и в этом смысле для нее не важно, реализуемо ли это будущее. Фэнтези предлагает проживание будущего через подражание его ге­роям. Здесь на смену пониманию и конструированию приходит подра­жание и вживание в мир иного. Но при этом фэн­тези сохраняет определенное когнитивное значение, например, в плане уверенности читателя в существовании сверхспособностей, а также в желании овладеть этими сверхспособностями и использовать их в се­годняшней обыденности. Использование бренда сверхспособностей – важ­нейший элемент фэнтези. Это находит яркое воплощение в том факте, что образ супермена в массовой культуре один из самых популярных и тиражируемых, а в фэнтези сверхспособности и версии супермена наибо­лее разнообразны.

Популярность фэнтезийного образа (под которым понимается образ, основанный на допущениях иррационального характера, не имею­щих логического объяснения) приводит к его проникновению не только в собственно произведения жанра фэнтези, но и в массовую культуру вообще. Такая популярность позволяет говорить об актуальности выявления специфики воздействия фэнтезийного образа, который не столько научен, сколько мифичен. Особенное значение в воздействии фэнтезийного образа играет эффект подражания читателя супергерою и проживание ситуаций в его облике и с его способностями. Это позволяет поставить вопрос, о том, что происходит с читателем при подражании фэнтезийному образу

В контексте особенного интереса к фэнтезийному образу предст­авляет актуальным разделить рациональную и иррациональную его сто­роны и проанализировать их в механизме подражания.

Популярность фэнтезийного образа и его частного случая, супер­героя, делает актуальным выявление специфики и особенностей воздействия этого образа на читателя именно в когнитивном плане. Для ос­мысления такого феномена и предполагается использование философс­кого анализа.

Степень разработанности проблемы.

Исследование образа будущего непосредственно касается времени. В связи с чем важным для исследования являются работы Августина, рассматривающего время как сумму, состоящую из трёх частей, соответствующих трём явлениям: настоящее прошедшее – памяти, нас­тоящее настоящего – созерцанию, настоящее будущее – ожиданию. Вре­мя у философа следует одно за другим, а значит, оно исторично. В XIX в. история человека рассматривалась как заключительный этап естествен­но-исторического процесса (Ч. Дарвин). Здесь время как форма развития живого сопоставляется с будущим и является смысловым центром эпохи. В. Дильтей различает абстрактное время, которое имеет количест­венные характеристики и исторически-живое, обладающее качественны­ми характеристиками. Именно это время В. Дильтей считает подлинным. Подлинное время у него – это настоящее, которое становится прош­лым, а будущее превращается в настоящее. М. Хайдеггер противопоставляет «вульгарному» времени как постоянно переходящему моменту – теперь – подлинное время, являющееся не последовательностью, а суммой прошлого, настоящего и будущего. В XX в. происходит смена развития культуры с вечного на будущее.

Познавательная составляющая массовой культуры в настоящее время остаётся без внимания, из-за чего она кажется легкомысленной культурой. Познание – процесс комплексный, охватывающий разные сфе­ры знания, включающий как научные, так и не научные способы познания. Проблема познания рассматривалась учёными с различных сторон: М. Полани исследовал проблему «личностного знания», Д. Прайс анализировал знание, получаемое в ходе межличностного общения, ак­центируя внимание на его организации и продуктивности, Т. Кун обра­тил внимание на процесс накопления знания, провоцирующий смену ценностно-нормативных систем, что выразилось в эволюции познания (познание нового типа, переработка и передача информации в условиях информационного взрыва, освоение новых сверхспособностей и нового способа этого освоения), смене эпистем (М. Фуко).

Можно выделить три подхода к анализу познавательной специфики образа будущего.

Во-первых, семиотический, наиболее ярким представителем которого является Ю. М. Лотман. Здесь происходит выявление когнитив­ных закономерностей, свойственных текстам, образам, их воздействию на читателя.

Во-вторых, постмодернистский, в котором когнитивная специфи­ка рассматривается с позиций подмены реальности и формирования аль­тернативного мира (Ж. Бодрийяр), заменяя рациональное познание на иррациональное.

В-третьих, социологический, рассматривающий фэнтези как спо­соб создания новых социальных групп (Н. В. Помогалова), в процессе межличностного общения которых происходит создания нового знания.

Понятие «фэнтезийный образ» нашло своё выражение в рассмот­ренных ниже работах, где освещёнными оказались лишь отдельные ас­пекты, касающиеся какой-либо стороны иррационального образа (разновидностью которого является фэнтезийный образ). Можно выделить несколько ключевых понятий, освещающих различные аспекты знания: «иррациональное», «рациональное», «образ», «симулякр».

В философии иррациональное рассматривали в сравнении с рацио­нальным как с гносеологической, так и с онтологической точек зре­ния П. Абеляр, Н. А. Бердяев, Б. Клервосский, С. Кьер­кегор, Н. С. Мудра­гей, Ф. Ницше, Н. В. Павлович, Платон, С. Франк, А. Шопенгауэр, И. Экхарт, М. Экхардт, Ф. Якоби, К. Ясперс, которые затронули проявление иррационального в сфере культуры.

Генезис образа и его свойства исследовали Аристотель, Авгус­тин, Ф. Аквинский, Р. Барт, Г. Башляр, А. Бергсон, Л. Витгенштейн, Г. Ге­гель, Э. Гуссерль, Р. Декарт, И. Кант, Ж. Лакан, А. Ф. Лосев, Т. Мит­чел, Платон, Ж.-П. Сартр, Б. Спиноза, Л. Фейербах, З. Фрейд, М. Хайдеггер, Ф. Шеллинг, Ф. Шиллер, Д. Юм, К. Юнг, кото­рые рассматривали в основном онтологический аспект образа.

Одним из видов образа является симулякр, представляющий собой разновидность иррационального образа в массовой культуре. Происхождение и сущность симулякра были проанализированы Ж. Батаем, Ж. Бодрийяром, Ж. Делёзом, Ж. Дерридой, П. Клоссовским. Подра­жание как альтернативный образ познания куль­турного пространства было рассмотрено Аристотелем на материале под­ражания зрителя в театре; Э. Ауэрбахом на материале пространства, соз­даваемого литературным произведением; Э. Бёрком как процесс приоб­ретения знания; Р. Кайуа, К. Лоренцем как подражание в природе, проецируемое на культуру; Э. Канетти, Л. Леви-Брюлем, К. Леви-Стросом на материале анализа истории архаических культур. Подражание пред­полагает процесс изменения, результаты которого проявляются в будущем. Фэнтези является одним из средств литературного прогнозирования будущего, применение которого осуществляет читатель.

Процесс подражания в фэнтези выражается в двух образах: воина и мага, вокруг которых строится игра. В связи с этим интерес представляют работы авторов, освещающих сущность войны (как основной сферы деятельности воина): Гераклита, Г. Гегеля, Э. Гиббона, Т. Гоббса, И. Канта, Дж. Локка, К. Поппера, Д. Юма, которые вскрыли специфику войны, схемы поведения человека в этой «пограничной» ситуации.

Проблеме подражания человека каким-либо субъектам посредством магии посвящены работы С. Гречишникова, Б. Леви-Брюля, Б. Ма­линовского, Дж. Фрезера, которые рассматривали специфику влияния культурной среды на человека. Подражание ведёт к качественным изменениям в поведении, в психике человека, выраженным в постановке и осуществлении целей, которые ранее считались самим человеком не­достижимыми. Подражание героям легенд, мифов, фэнтези передаёт час­тичку иррациональных возможностей, которыми владеют эти герои.

Поскольку иррациональные образы особенно концентрируются в фэнтези, то необходимо обратить внимание на работы У. Ирвина, Ю. И. Кагарлицкого, С. Лема, Б. Невс­кого, В. В. Николина, Н. В. Помо­галовой, Дж. Толкиена, Т. А. Черныше­вой, исследующие сущ­ность фэнте­зи, выявившие процессы, характерные для внутреннего пространства фэнтези, но не затронувшие проявление их в действительности.

Игра является деятельностной моделью воплощения будущего в действительности. Она структурирует культуру, способствует приоб­ретению знания, приобщает к альтернативной реальности. Игра рассмат­ривается в работах Э. Берна, Л. Витгенштейна, Г. Гадамера, Ж. Дерриды, И. Канта, Я. Морено, Х. Ортеги-и-Гассета, Платона, Ж.- П. Сартра, Э. Финка, И. Хейзинга, Ф. Шиллера, Ф. Шлегеля.

Образы воина и мага являются разновидностью образа сверхчелове­ка, генезис, развитие, способности которого, рассматривали Ш. Ауро­биндо, Г. Гегель, С. Гроф, А. Камю, Ф. Ницше, Вл. Соловьёв, П. Тейяр де Шарден, Л. Фейербах, а также различные модели, зависящие от пути инициации человека в сверхчеловека (через знание, наказание, откро­вение, коллектив и т. д.). В фэнтези же образ сверхчеловека проявляется в фэнтезийном образе супергероя.

Одним из основных элементов, влияющих на познания человека, является язык. В связи с этим представляют интерес работы авторов, занимающихся исследованиями онтологических и гносеологичес­ких аспектов языка (Р. Барта, М. М. Бахтина, П. Вирилио, Л. С. Выготского, Ю. М. Лотмана, М. Маклюэна, Э. Сепира, Б. Уорфа, Д. М. Федяе­ва, П. Флоренского), которые всё же недостаточно осветили когнитивный аспект, связанный с созданием и освоением искусственных языков. Практически не затронут был аспект скорости мышления, зависящий от языка, а также не освещена роль искусственных языков в ускорении мышления человека. Психологические аспекты ускорения и усвоения информации исследовал Л. С. Выготский.

Таким образом, несмотря на то, что специальных работ, посвященных иррациональному образу, подражанию, фэнтези имеется доволь­но много, можно констатировать малую изученность когнитивной спе­цифики фэнтезийного образа с точки зрения влияния на формирование в будущем альтернативного процесса познания, оказывающего воздействие на человека и его когнитивные способности.

Основная проблема исследования заключается в наличии воздействия будущего на читателя через подражание. Она может быть сфор­мулирована в следующих вопросах: Что представляет собой иррациональный (фэнтезийный) образ в массовой культуре и фэнтези Каковы его культурные основания и формы Как изменяются когнитивные способности человека при восприятии иррациональных (фэнтезийных) образов

Целью исследования является исследование иррационального (фэнтезийного) образа в контексте развития когнитивных способнос­тей человека.

Для достижения поставленной цели были сформулированы следующие задачи исследования:

1. Выявить место иррационального художественного образа в сис­теме образов и определить специфику фэнтезийного образа как его раз­новидности.

2. Определить специфику процесса подражания человека обра­зам героев художественных произведений в фантастике и фэнтези.

3. Создать типологию фэнтезийных образов героев художествен­ных произведений.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»