WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В 1920-е годы на народные инструменты обратили своё внимание ведущие советские композиторы, музыкальные деятели А.К. Глазунов, М.М. Ипполитов-Иванов, А.В. Александров, И.О. Дунаевский. В 1926–1927 гг. по всей России прошли многочисленные конкурсы гармонистов и балалаечников. В 1927 г. конкурсы исполнителей на народных инструментах состоялись в Иркутске, Томске. Всенародную любовь и уважение снискал первый сибирский баянист И.И. Маланин. В Красноярске организовался семейный квартет баянистов Онегиных, руководил которым одарённый музыкант-самоучка И.Е. Онегин. В музыкальных учебных заведениях открывались отделения народных инструментов. Но вся работа проводилась в духе политической кампании, которой сопутствовали агитационная шумиха. Острота споров, крайность суждений были отражением духа времени. Гармонь нужна была властным структурам больше для пропаганды классовых идей, для агитпропа, чем собственно для поддержания и развития народного творчества, для поддержки и возрождения национальной культуры и самосознания.

Вторая глава диссертации «Театральное образование и просвещение в Сибири 1920-хначала 1930-х гг.» посвящена проблеме традиции и новаторства в театральной образовательной и просветительной деятельности.

В первом параграфе «Идеи Пролеткульта в образовательно-театральной деятельности» рассмотрена деятельность театральных студий, курсов, кружков, создаваемых при рабочих клубах, драматических классов, открытых при музыкальных учебных заведениях, театрах. Пролеткульт пытался создать собственную систему художественного образования. Организационно-творческой основой театрального образования пролеткультовцы считали художественную студию, где в особой обстановке производятся опыты – поиски новых «культурных завоеваний». Большую известность в Томске имела студия А.Э. Рошковского, Студия Детского Театра в Иркутске. Известной не только в Томске, но и во всей Сибири, была Первая Сибирская драматическая студия, созданная в 1920 году по инициативе видного большевика В.Д. Вегмана. Открывались классы драмы при музыкальных учебных заведениях, классы грима, пластики, танцев, дикции и декламации при театрах. На начало 1920-х годов приходится в Сибири первый крупный опыт государственного театрального образования – по инициативе Н.И. Дубова открыта Иркутская государственная драматическая школа.

Проводимая государством «культурная революция» на первый план выдвигала создание рабочих и красноармейских театров, что вызывало потребность в инструкторах для самодеятельных театров. Во второй половине 1920-х годов с активизацией деятельности Пролеткульта в Сибири создавались художественные студии в рабочих клубах. Так, в Красноярске осенью 1926 года в железнодорожном клубе им. К. Либкнехта из кружковцев «Синей блузы» была создана Рабочая театральная мастерская – Рабтемаст, при ней – театральная школа. Мастерской и школой руководил режиссёр С.И. Прокофьев с помощником Я.Б. Фридландом.

Второй параграф «Роль театров в просвещении масс» содержит анализ театрального просвещения, характеристику зрительской аудитории профессиональных театров. В период «военного коммунизма» основная масса культурных учреждений была переведена на государственное обеспечение. Театр, как наиболее массовый, доступный вид искусства, находился в центре внимания подотделов искусств губоно. Процесс художественной работы в провинциальных театрах был организован иначе в отличие от столичных театров. На местах не сложилось постоянных трупп, а число премьер за сезон было столь огромно, что постановка могла идти с одной-двух репетиций. В начале 1920-х годов классика появлялась на сцене часто далёкой от оригинала, классику переделывали, подновляли, «осовременивали», вводили в пьесы новые ситуации и новых героев. До середины 1920-х годов репертуар театров так и не пополнился современными пьесами глубокого содержания ввиду их отсутствия. Сама революционная разрушительная действительность мало давала материала для апологетических художественных обобщений. В Сибири новые пьесы шли с запозданием. Нэп дал много фривольных, «постельных пьес». И здесь, на наш взгляд, прослеживается параллель с современной ситуацией, когда внедрение рыночных отношений влияют на постановку художественного просвещения в стране.

В связи с тем, что партийно-государственные органы стремилось в полной мере использовать театр в качестве проводника революционных идей, широкий размах получила организация всевозможных политических мероприятий, в которых иллюстративная роль отводилась театру. Агитационные и передвижные труппы (например, капелла И.Н. Устюжанинова, 1-я иркутская губернская передвижная драматическая труппа, руководимая режиссёром Ольгиным) создавались для обслуживания отдалённых сельских местностей и рабочих районов. Передвижные труппы должны были сосредоточить внимание, прежде всего, на политическом просвещении зрителей, а не на художественном.

Материальная доступность театров для трудящихся масс становилась одной из важных политических задач. Государство тем самым стремилось формировать и художественные вкусы населения, и процесс посещения театров, трансформируя их работу в одно из самых сильных средств идеологического воздействия на общественное сознание и психологию. Театр воспринимался сибирскими горожанами и сельчанами не как лаборатория искусства, а как место отдыха. В небольших провинциальных городах в помещениях городских театров сосредоточивалась практически вся художественная жизнь: спектакли местных и гастролирующих профессиональных и самодеятельных трупп, концерты учащихся музыкальных техникумов. Подобно тому, как в рабочих районах центром отдыха становились клубы, в масштабах всего города подобным центром становился городской театр.

Третий параграф «Театральная художественная самодеятельность: формы и методы» посвящён самодеятельным и полупрофессиональным коллективам. В начале 1920-х годов в ряде городов Сибири возникли первые театры революционной миниатюры. Обычные представления таких театров – «революционный лубок», «красный раешник», одноактные инсценировки произведений В. Маяковского, Д. Бедного и др. Например, лубки «Поп и кулак», «Митинг у паровоза» разыгрывала в Иркутске передвижная агитационная труппа Подольских. В начале 1920-х гг. театры революционной сатиры (Теревсат) были открыты в Омске, Иркутске. Заметным явлением агитационного театра в Сибири была постановка Н.П. Охлопковым «Мистерии-Буфф» В. Маяковского в Иркутске. В постановке участвовали актёры Первого Советского театра, её можно считать кульминационной точкой в развитии театра социальной маски в Сибири начала 1920-х годов. В целом в Сибири массовые действия не получили широкого развития, так как они зависели от степени политической активности местной власти, от уровня привлечённых большевиками художественных и организаторских сил. В Сибири эта активность проявлялась значительно слабее, чем в центре. Массовые действия здесь представляли собой инсценировки революционных пьес, народных песен, массовые декламации, например, «Дубинушка», «Бей молотом», «Труд».

В качестве главной задачи государства в области театрального искусства ставилась задача сделать театр доступным для рабочих не только в смысле материальном, но и содержательном. Из всевозможных рабочих театров, существовавших на территории Сибири в 1920-е годы, обращает на себя внимание руководимый режиссёром Зеленским Театр массовых постановок, созданный в январе 1925 года в Томске. Потерпев поражение в центре, пролеткультовский театр во второй половине 1920-х годов перебазируется в Сибирь. В Сибири пролеткультовские идеи получили воплощение в агитсудах, «живых газетах», в движении «синеблузников», театрах Пролеткульта и театрах рабочей молодёжи (ТРАМах).

В заключении диссертации подведены итоги исследования и сформулированы основные выводы:

Сложившееся в 1920-е годы в музыкальном и театральном просвещении Сибири положение характеризовалось, с одной стороны своеобразным «взлётом» – расширялась сеть образовательных учреждений, происходил процесс объединения композиторских сил Сибирского края, обогащалась гастрольная афиша. Местные музыкальные и театральные силы сосредоточивались в крупных городах – Омске, Томске, который называли «Сибирскими Афинами». С другой стороны, по интенсивности, жанровому разнообразию, музыкальная и театральная жизнь Сибири отставала от центральных районов страны. Среди причин такого отставания можно назвать слабо развитые коммуникации, дефицит квалифицированных кадров недостаточное финансирование. Основополагающий идеологический концепт «производство – основа общественного развития» надолго и прочно определял очерёдность решения социальных проблем. Именно в 1920–1930-е годы и сформировался так называемый «остаточный принцип» финансирования институтов культуры и политико-экономическая утилитаризация содержания их деятельности.

В изучаемый период основным источником пополнения художественной интеллигенции становится система государственного художественного образования, включавшая школы, техникумы, вузы. Пролеткульт пытался создать собственную систему художественного просвещения с целью «революционного преобразования быта». Под новым бытом понимались, прежде всего, такие формы общественно-политической жизни, как демонстрации и митинги. Внесение в них художественно-игровых элементов превращало их в синтетические формы – митинги-концерты, политкарнавалы с организованным движением колонн, живыми и механическими агитфигурами, массовым пением, конными и автомобильными платформами, агитсуды, «живые газеты», клубные историко-революционные и производственные инсценировки, а затем и постановки театров рабочей молодёжи.

Развитие музыкального и театрального образования определялось общими задачами культурной политики. Для периода «военного коммунизма» было характерно бурное развитие музыкального и театрального образования. Переход к нэпу обрушил многие грандиозные начинания, которые были часто оторваны от реальной действительности, круто изменил ситуацию в области художественного образования, как и культуры в целом. С 1926 года («Положение о техникумах» СНК СССР) был ужесточён контроль над образовательной творческой деятельностью музыкальных и театральных учебных заведений.

Поставленная художественным учебным заведениям задача пролетаризации студенчества не могла быть выполнена в силу отсутствия необходимой материальной базы системы музыкального и театрального просвещения. Увеличение числа рабочих среди учащихся достигалось не за счёт создания необходимых материальных и моральных предпосылок для пролетарской молодёжи, а путём административного регулирования количества учащихся из других общественных слоёв. Не принималась в расчёт и объективная обусловленность преемственности интеллигентных профессий в художественной сфере. Абсолютизация классового принципа породила ряд взаимосвязанных проблем в подготовке специалистов, к которым прежде всего можно отнести сокращение числа выпускников и снижение уровня их профессиональной подготовки.

Политическое просвещение требовало эффективного использования художественных средств (форм) агитации и пропаганды. Возникло понятие «художественной политпросветработы». Коллективы музыкальных и театральных учебных заведений, профессиональных театров были не только включены в систему политического воспитания, но и становились составной частью агитационно-пропагандистского комплекса. Почти всецелое использование партийно-государственными органами театра в качестве средства политического воспитания населения (агиттруппы, передвижки) привело к тому, что театральные вкусы зрительской аудитории оказались сильно политизированными и художественно слабыми.

Самодеятельное начало неизбежно сливалось с профессиональным. В 1920-е годы возрос интерес к гармони и баяну, создавались оркестры народных инструментов. В музыкальных учебных заведениях открывались отделения народных инструментов. Многие рабочие стали настоящими профессиональными артистами, изменили свой социальный статус. Однако, народные инструменты не смогли прочно прижиться в музыкальных учебных заведениях: не существовало ещё слоя квалифицированных преподавателей, музыканты-любители не могли поставить эту работу на должный уровень, ощущался острый недостаток учебной литературы, инструментов.

В развитии художественного образования и просвещения важную роль играет инициатива личностей. Когорта подвижников музыкального и театрального просвещения в Сибири, духовных землепроходцев (Г.Е. Авксентьев, А.В. Анохин, В.В. Гарденин, Е.Г. Городецкая, Н.И. Дубов, И.И. Маланин, К.Н. Нечаев, И.Н. Устюжанинов и другие) не была многочисленной, не составляла значимой статистической величины, но она стала «ядром конденсации» культурных сил Сибири. С 1987 года в Новосибирске проводится Международный конкурс-фестиваль гармонистов, баянистов и аккордеонистов имени И.И. Маланина. Маланинская традиция – это ниточка, связывающая былое, настоящее и будущее, объединяющая мастеров прошлого и ныне живущих. В 2007 году на международном уровне было торжественно отмечено 100-летие русского баяна и 110-летие выдающегося русского музыканта-самородка И.И. Маланина.

Известно, что проблемы современности тем успешнее решаются, чем доступнее для нас опыт прошлого, чем развитее в нас чуткость к истории своего народа. Эффективная система художественного образования и просвещения может обеспечить превращение культурных достижений, норм, традиций, ценностей из элементов богатейшего, но нередко невостребованного «архива культуры» в реалии сегодняшней непростой жизни, в составляющие той непосредственно воздействующей на ум и душу человека культурной среды, которая во многом определяет не только день сегодняшний, но и будущее.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для опубликования основных научных результатов исследования:

1. Сотникова Е.В. Театральное образование в Сибири в 1920-е годы: исторический аспект // Вестник Бурятского государственного университета. 2008. Вып. 7. С. 83–87.

2. Сотникова Е.В. Музыкально-просветительская деятельность музыкальных учебных заведений Сибири в 1920-е годы // Известия Алтайского государственного университета. 2008. Вып. 4/5. С. 81–94.

Статьи в других изданиях:

3. Сотникова Е.В. Революция и культура: к размышлениям о «пролетарской культуре» и «новом человеке» // Российская культура и цивилизация в современном мире: Сборник науч. тр. Новосибирск: Архивариус-Н, 2006. С. 89–93.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»