WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Музыкальные произведения способны решать не только задачи научного и художественного познания, но и выступать в качестве нового уникального способа постижения действительности. В них находят отражение психология, мироощущение людей, настроение в обществе. При написании данной работы для понимания личности А.В. Анохина, особенности его творчества диссертантка использовала нотные записи (для фортепиано) и исполнила произведения композитора «Боевой марш», «Ивушка», «Алтын-Коль», «Катунь», «Сергей Есенин».

Использованные в исследовании фотографии сохранили образы воспитанников и первых преподавателей музыкальных учебных заведений – А.В. Анохина, К.Н. Нечаева, А.И. Марцинковского, Ф.Н. Тютрюмовой, Я.С. Медлина, Л.Н. Виссонова, руководителя Великорусского оркестра Г.Е. Авксентьева, П.И. Словцова, музыкантов оркестра Сибгосоперы41. В фотодокументах нашли отражение приметы времени.

Научная новизна исследования. Система музыкального и театрального образования и просвещения в советской Сибири в 1920–начале 1930-х гг. рассмотрена масштабно, в структуре общего культурного развития Сибири. В поле зрения включена вся Сибирь. Показаны динамика развития системы музыкального и театрального образования и просвещения, изменения в статусе конкретных музыкальных учебных заведений, прослежена динамика социально-классового состава их учащихся. Выявлена наиболее активная творческая персоналия. Исследование базируется на документах, многие из которых, в частности дневниковые записи, воспоминания А.С. Анохина «Томск музыкальный», «Страничка Бийска музыкального», впервые введены в научный оборот. Сконцентрированных источников по исследуемой теме нет, большинство из них рассеяно по архивным фондам, в отчётах подотделов Политпросветов, отделов народного образования. Материалы были собраны по крупицам в шести государственных архивах, использованы уникальные документы, воспоминания, рукописи, фотографии, хранящиеся в личных архивах. Впервые в качестве исторического источника диссертантка использовала нотные записи, исполнила (фортепиано) произведения сибирского композитора А.В. Анохина.

Практическая значимость исследования. Анализ как позитивного, так и негативного опыта, как находок, так и «сбоев» в работе сложного механизма художественно-образовательной системы как целого имеет не только историческую ценность, но и значимо для решения сегодняшних проблем, связанных, прежде всего, с поиском наиболее эффективных форм организации музыкального и театрального образования и просвещения. Результаты исследования, отраженные в диссертации и в авторских публикациях, могут быть использованы: в образовательной и воспитательной работе в высшей школе, в курсах культурологии, социальной философии, истории Отечества, а также в спецкурсах по проблемам социогуманитарного знания; при проведении культурологических, философских, исторических и социологических семинаров, разрабатывающих или затрагивающих данную тематику; в системе повышения квалификации и переподготовки кадров социогуманитарного профиля, а также в самообразовании.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации получили одобрение в ходе обсуждения на региональных и международных научно-практических конференциях (Новосибирск, 2006–2008 гг.), международном научном конгрессе «ГЕО-Сибирь–2008» (Новосибирск, 2008 г.). Апробация результатов диссертационного исследования проходила в процессе преподавания учебных курсов «История Сибири», «История мировой культуры», «Социология», «Психология и педагогика» в Сибирской государственной геодезической академии (Новосибирск). Материалы исследования изложены в 9 публикациях. Текст диссертации обсуждался на заседаниях кафедры гуманитарных наук Сибирской государственной геодезической академии и рекомендован к защите.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В 1920-х – начале 1930-х гг. процесс формирования системы музыкального и театрального образования и просвещения в Сибири имел свою специфику, выраженную в динамике сети учебных заведений, содержании и формах просветительной деятельность профессиональных и полупрофессиональных театров, оркестров, развитии традиционной народной культуры.

2. Основным источником пополнения художественной интеллигенции становится система государственного художественного образования, включавшая школы, техникумы, вузы. Музыкальные и театральные учебные заведения 1920-х годов характеризует нерасчленённость их профессионально-образовательной и просветительной функций.

3. Музыкальное и театральное образование и просвещение развивались под сильным влиянием политической и экономической конъюнктуры. Основной тенденцией развития художественного образования, как и всей системы образования в стране, являлось осуществление принципа классового отбора. Абсолютизация классового принципа породила ряд взаимосвязанных проблем в подготовке специалистов, к которым прежде всего следует отнести сокращение числа выпускников и снижение уровня их профессиональной подготовки.

4. Развитие музыкального и театрального просвещения в 1920 – начале 1930-х гг. наглядно демонстрирует, что жёсткая его экономическая и политическая зависимость выливается в ограничение свободы творчества и снижение уровня художественности.

5. Пролеткульт являлся структурой-лидером «культурной революции». Пролеткульт был упразднён постановлением ЦК ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций» от 23 апреля 1932 года, но «пролеткультовщина» была широким социальным явлением и не могла уйти из духовной жизни сразу после его принятия.

6. В рамках жёстко централизованной системы управления и большевистской идеологической монополии широкое самодеятельное и профессиональное исполнительство на народных инструментах являлось теми жизненными силами, которые обеспечивали жизнеспособность культуры, её поступательное развитие.

7. По интенсивности, жанровому разнообразию, музыкальная и театральная жизнь Сибири значительно отставала от центральных районов страны. Реализация деклараций, постановлений властей в области музыкального и театрального образования и просвещения в Сибири была затруднена рядом условий: недостаточным финансированием, вплоть до полного снятия учебных заведений с бюджета, слабо развитыми коммуникациями, дефицитом квалифицированных кадров.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложения.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность, выявляется степень изученности проблемы, определяются цель и задачи, объект и предмет, хронологические и территориальные рамки, раскрываются методологическая основа исследования и источниковая база, аргументируется научная новизна, практическая значимость работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Музыкальное образование и просвещение в Сибири 1920-хначала 1930-х гг.» раскрывает особенности развития системы музыкального образования и просвещения: деятельность учебных заведений, оркестров народных инструментов, Сибгосоперы, самодеятельное исполнительство на народных инструментах.

В первом параграфе «Специфика становления музыкальных учебных заведений» анализируются особенности формирования и деятельности музыкальных учебных заведений: работа отделений – как правило, исполнительского и инструкторско-педагогического, состав преподавателей и учащихся, учебные планы и программы, правила приёма с требованием увеличения контингента пролетарского происхождения, проблемы финансирования, оборудования, введение платы за обучение, выпуска специалистов.

«Музыкальное строительство», как и все другие культурные проекты советской власти, в Сибири стали осуществляться несколько позже, чем это было в центральной России, в связи с контрреволюцией и белочешским выступлением. В первые месяцы после восстановления советской власти музыкальная общественность Сибири предприняла попытки создания высших музыкальных учебных заведений – Первой Сибирской консерватории в Омске, Сибирской государственной консерватории в Томске, Рабоче-крестьянской консерватории в Барнауле, Народной консерватории в Красноярске, Государственного музыкального университета в Иркутске. Нэп изменил ситуацию в области музыкального образования. Государственные ассигнования на нужды просвещения сократились по Сибири больше, чем по стране в целом. Статус консерваторий изменился, их преобразовали в музыкальные техникумы и школы. Держались они за счёт платной концертной деятельности и введённой с нэпом платы за обучение. Свёртывание сети музыкальных учреждений и понижение статуса оставшихся происходило отчасти и по другой причине – с окончанием гражданской войны из Сибири, получив разрешение, уехали многие занесённые сюда мировой войной и революцией высококвалифицированные как отечественные, так и иностранные музыканты. Кроме того, политика советского государства была направлена на то, чтобы поставить художественное образование под жёсткий контроль, и сокращение числа учебных заведений было очень удобным случаем.

С 1926 года Наркомпрос пришёл к выводу, что Сибирь стоит перед фактом прекращения притока новых кадров работников искусств, что в свою очередь ставило вопрос об изменении отношения к этому виду образованию. С 1928 г. развитие художественного образования определялось заданиями пятилетнего плана, предусматривавшего прежде всего рост количественных показателей: расширение сети учебных заведений, увеличение числа студентов и выпускников. Стремление преподавательских коллективов готовить музыкантов высокого класса объявлялось враждебным советскому государству, так как основным объектом внимания в этом случае становились не выпускники рабфаков, а молодёжь из интеллигентных семей, постигавшая азы искусства с детских лет. Большое значение придавалось также «устранению из наличного состава учащихся элементов, явно засоряющих учебное заведение»: лиц, лишённых избирательных прав, граждан, скрывших своё социальное происхождение, молодых людей, обнаруживших антисоветское поведение.

Во втором параграфе «Традиции и новаторство в музыкально-просветительской деятельности сибирских музыкантов» рассматривается концертная просветительская деятельность музыкальных учебных заведений, симфонических оркестров, Сибгосоперы.

Второй Всероссийский съезд Политпросветов (октябрь 1921 г.) поставил задачу – максимально использовать искусство как пропагандирующую и организующую силу. В области музыки были определены такие задачи, как организация певческих и инструментальных праздников, создание стационарных и подвижных показательных оркестров, разработка и издание революционного репертуара.

В музыкальных учебных заведениях 1920-х годов образование часто отступало перед просветительством на второй план, особенно в периоды многочисленных кампаний советской власти. Кроме того, необходимо было зарабатывать средства на содержание учебных заведений и личное существование. Практиковался метод «обучения в процессе производства»: учащиеся музыкальных школ, студийцы приобретали специальные навыки в процессе практической репетиционной и концертной деятельности. Непрерывная производственная практика учащихся музыкальных техникумов проводилась в детских клубах, домах крестьянина, кино и школах.

Крупным событием в музыкальной жизни Сибири было создание в 1920 году в Омске большого симфонического оркестра под управлением Ю.М. Юровецкого. Заслуживает большого внимания работавшая в Сибири в 1920 – начале 1930-х гг. первая в Сибири Государственная опера, основу репертуара которой составляли произведения отечественной классики. Необходимо отметить такой аспект музыкальной просветительной деятельности, как гастроли музыкантов – озарённого давней славой певца Л.В. Собинова, скрипачей-виртуозов М. Эрденко, Л. Шевчука, «сибирского соловья» П.И. Словцова (лирический тенор) и его супруги, певицы М.Н. Риоли-Словцовой (колоратурное сопрано).

На первый план в деле музыкального просвещения выдвигалась проблема «сознательного слушания музыки»: концерты, посвящённые творчеству композиторов, приуроченные к празднованию событий Красного календаря. К началу 1930-х годов всё большее предпочтение отдаётся цикловым концертам-лекциям, прообразам музыкальных лекториев.

Когда речь шла о художественном воспитании, тут же вставал вопрос о репертуаре, революционном или созвучном революции. В сибирской печати был организован «поход против оперы», шли острые нападки на Сибгосоперу. Музыкальные техникумы, напоминавшие большевикам «дворянские гнезда», обвинялись в «музыкальном мещанстве».

Третий параграф «Традиции народного творчества в музыкальном просвещении» посвящён проблеме сохранения жизненных сил русской культуры. Избранный в качестве идеологического основания нового послереволюционного русского общества экономический материализм в полной мере выразил внутренний пафос технической, экономической и бездушной цивилизации, где вся духовная культура превращается в надстройку, иллюзию, мираж. Но звучание народной музыки не угасло, несмотря на все трудности экономического плана, идеологические установки в стране в исследуемый период.

Оркестры народных инструментов – наиболее распространённая форма музицирования, имевшая богатые дореволюционные традиции. Первый Омский Великорусский оркестр был создан благодаря активной деятельности Г.Е. Авксентьева – дирижёра, заслуженного деятеля искусств РСФСР. В Красноярске огромной популярностью пользовался оркестр народных инструментов, руководимый Н. Трошиным. В Иркутске организатором и дирижёром великорусского оркестра был В.А. Соснин, отдавший 20 лет изучению, обработке и пропаганде народной песни. В 1926 г. оркестр русских народных инструментов был создан в Новосибирске. Оркестры должны были участвовать в осуществлении бесчисленных заданий по музыкальному оформлению съездов, митингов, празднеств, спектаклей. Репертуар оркестров был представлен классическими произведениями, народной музыкой. Обязательным было исполнение революционных песен.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»