WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

В начале 1990-х годов оживился интерес западных исследователей к переломным моментам культурной истории нашей страны. Получило распространение изучение советской политической символики, литературы и искусства в контексте рабочей истории24. Георг Иггерс противопоставляет макроподходам и теоретическим конструкциям возвращение к несколько позабытой, но всегда существовавшей «малой истории» с несколько пренебрежительным отношением к ней со стороны «большой истории»25. Заслуживает внимание вывод О’Коннора26 о «поверхностном» характере плюрализма культурной политики большевиков в период нэпа. Ш. Плаггенборг27 формирование советской культуры рассматривает как организацию восприятия с помощью чтения, радиовещания, кино с целью насильственных изменений в мировоззрении и образе мыслей людей. Государство занималось конструированием выразительных форм, вырабатывало шаблоны, стремясь произвести впечатление единства правительства и народа.

По мнению В.Г. Рыженко, изучение истории культуры и потенциала регионов с «неустойчивым» типом развития (с высокой и противоречивой динамикой ресурсного потенциала) должно включать отдельный вопрос о специфическом социокультурном типе личностей, осваивавших регион и участвовавших в приращении его потенциала28. Ж.Е. Левина29 отмечает, что образ провинциальной жизни ассоциируется с духовностью, ориентацией на внутреннее духовное совершенствование. В рассматриваемые 1920–1930-е годы такая характеристика как энтузиаст, «отдающийся всему с жертвенным порывом, беззаветно преданный народу, искусству, идеям» подходила деятелям провинциальной глубинки и в первую очередь сибирякам30. Мы можем согласиться с выводом Н.А. Примерова31: если народ помнит своих подвижников, хранит национальные традиции, в которых выражена его душа, то никакие невзгоды ему не страшны.

Анализ общей историографической ситуации позволяет сделать вывод о том, что история становления и развития музыкального и театрального образования и просвещения в 1920 – начале 1930-х гг. в пределах такого значительного региона, как Сибирь, на сегодняшний день изучена фрагментарно. Многосоставность, «полифоничность» деятельности, подпадающей под понятие «музыкальное и театральное образование и просвещение», делает её анализ как целого весьма непростым. Учитывая эти обстоятельства, а также рост интереса историков к процессам, происходившим в российской провинции после 1917 г., можно считать, что данное направление исследовательской деятельности является актуальным и требующим дальнейшей разработки.

Цель настоящего исследования – раскрыть процесс формирования и особенности системы музыкального и театрального образования и просвещения в советской Сибири 1920-х – начала 1930-х годов. Для достижения данной цели потребовалось решить ряд взаимосвязанных задач:

  1. Определить динамику развития музыкальных и театральных учебных заведений в контексте общего социокультурного развития Сибири
  2. Выявить специфику государственной системы музыкальных и театральных учебных заведений в сравнении со сферой самодеятельного и профессионального исполнительства на народных инструментах.
  3. Раскрыть характер взаимосвязи традиции и новаторства в музыкальном и театральном просвещении.
  4. Охарактеризовать основные результаты деятельности виднейших представителей музыкального и театрального образования и просвещения в Сибири в исследуемый период.

Объектом исследования является система музыкального и театрального образования и просвещения в советской Сибири 1920-х – начала 1930-х годов.

Предметом исследования является формирование музыкальных и театральных учебных заведений, особенности содержания музыкальной и театральной просветительной деятельности в Сибири в исследуемый период.

Территориальные рамки настоящей работы охватывают территорию Сибири, называвшейся в первое советское десятилетие «сибревкомовской» – современные Омская, Томская, Новосибирская, Иркутская области, Алтайский и Красноярский края.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1920 по 1932 гг. Нижняя граница объясняется тем, что к этому времени закончился «колчаковский период», утвердилась советская власть в Сибири, были созданы первые советские отделы народного образования, активно начали создаваться художественные учебные заведения на территории Сибири. Верхняя граница определяется тем, что в результате роста централизаторских, монополистических тенденций в управлении художественным образованием и просвещением к началу 1930-х годов общественная инициатива, разнообразие форм культурной работы сворачивались и устремлялись к нулю. Принятое 23 апреля 1932 года подытоживающее постановление ЦК ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций» резко изменило ситуацию в стране. Была ужесточена цензура, что привело к строгой монопольной идеологической очерченности всей художественной жизни страны.

Методология и методы исследования. Взаимодействие политики, экономики и культуры как принцип лежит в основе социального подхода к историческому изучению культуры. Теоретико-методологические основы исследования базируются на историко-антропологическом подходе, который направлен на интеграцию исследовательского материала, накопленного различными областями гуманитарного знания. Основополагающими для настоящей работы являются принципы историзма и системности, которые позволяют рассматривать явления и события с позиций всестороннего анализа эпохи, в которую они происходили, предполагают установление взаимосвязей между событиями, акцентирование системообразующих оснований.

Синтез исторического и проблемно-логического методов предполагает анализ истории музыкального и театрального просвещения как хронологически точного воссоздания реальных процессов, событий, действий отдельных личностей. Историко-ситуационный метод позволил рассмотреть музыкальное и театральное просвещение в контексте соответствующего исторического положения – переход от политики «военного коммунизма» к нэпу, затем – к индустриализации в стране. Историко-ретроспективный метод позволил раскрыть сущность исследуемой темы с определённой исторической дистанции. Изучая дневниковые записи, воспоминания участников музыкального и театрального строительства, мы учитывали своеобразие данных источников, степень субъективности авторов мемуаров. В ходе исследования выявилась необходимость обращения к историко-генетическому методу, дающему возможность последовательно раскрывать свойства, функции и изменения изучаемой реальности в процессе её исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта. Синхронно-хронологический метод способствовал раскрытию координации между управленческими решениями (Наркомпроса, отделов народного образования) и хронологией создания и преобразования художественных учебных заведений в Сибири.

Понятие «художественное образование» часто понимается в узком значении «изобразительного». Основаниями для нашей трактовки термина «художественное образование» стало то, что объём значений слова «образование» в русском языке охватывают человека в целом, а именно: формирование, становление и развитие его в соответствии с принятым образцом – интеллектуальное, социальное, духовное и физическое. В «Толковом словаре живого великорусского языка» В.И. Даля слово «образование» имеет смысл «совершать, улучшать духовно, просвещать». В «Современном толковом словаре русского языка» «художественное» определяется как «относящееся к искусству и произведениям искусства, связанное с деятельностью в области искусства, воспроизводящее действительность в эстетических образах»32. Просвещать – значит «распространять среди кого-либо знания, культуру»33. Таким образом, под художественным образованием и просвещением понимается духовное становление, просвещение человека, связанное с деятельностью в области искусства. В теме нашего исследования – это театр и музыка. Театральное и музыкальное образование и просвещение относятся к наиболее массовым сферам художественной культуры, они взаимосвязаны и выступают в единстве, в исследуемый период – особенно. Тенденции к слиянию музыки и театра были ярко выражены: при музыкальных учебных заведениях открывались драматические классы, ставились отдельные оперные сцены, отрывки из музыкальных спектаклей. Появились новые жанры – «живые газеты», массовые действа, что являлось трансформацией народных праздников.

Источниковая база диссертации. Анализ столь сложного явления, как развитие музыкального и театрального образования и просвещения в Сибири в 1920–1930-е годы, неизбежно влечёт за собой обращение к массе разнообразных по характеру источников, которые по типу и информативным возможностям могут быть распределены следующим образом.

Делопроизводственная документация. Диссертанткой были использованы архивные материалы 26 фондов современных областных и краевых архивов Сибири – Государственного архива Омской области (ГАОО), Государственного архива Томской области (ГАТО), Государственного архива Новосибирской области (ГАНО), Центра хранения архивного фонда Алтайского края (ЦХАФАК), Государственного архива Красноярского края (ГАКК), Государственного архива Иркутской области (ГАИО). Использованные делопроизводственные документы можно разделить на: 1) информационные, отчётные документы и деловую переписку (учебные планы, списки учащихся, штатные расписания, приказы, справки, докладные записки, сводки, статистические отчёты) художественных учебных и просветительных учреждений – консерваторий, музыкальных техникумов, школ, рабочих клубов, театров, передвижных агиттрупп; 2) протокольную документацию – стенограммы выступлений, докладов на партийных и советских конференциях, съездах, совещаниях.

Законодательные акты и нормативно-распорядительная документация (положения, уставы, инструкции) Западно-Сибирского краевого управления театральными и зрелищными предприятиями, Западно-Сибирского краевого дома самодеятельного искусства, отдела народного образования Сибревкома, губернских, окружных, уездных отделов народного образования были изучены при работе с архивными материалами. В документальных сборниках, посвящённых истории культурного развития страны в целом и Сибири34, опубликованы постановления партии, материалы отделов народного образования, агитационно-пропагандистских отделов, позволяющие проследить основные тенденции развития управленческой деятельности, взаимоотношение интеллигенции и власти, проблемы подготовки новых специалистов для реализации советской культурной политики в 1920-е гг.

Материалы периодической печати. В соответствии с исследовательским замыслом были изучены материалы периодической печати – газет «Советская Сибирь», «Рабочий путь», «Красное знамя», «Красный Алтай», «Власть труда», «Красноярский рабочий», журналов «Сибирский педагогический журнал» («Просвещение Сибири»), «Сибирь», «Сибирские огни», «Омский зритель», «Томский зритель», «Настоящее». На страницах газет печатались злободневные публицистические заметки, разгорались диспуты («Опера или драма», «Быть или не быть гармошке»). Располагавшиеся на последних полосах газет афиши (анонсы гастролей, репертуары театров) использованы в качестве информационных документов. Важные сведения экономического характера были получены при анализе опубликованных в газетах данных о стоимости товаров в Сибири, что позволило, например, определить, насколько высока была плата за обучение в музыкальных и театральных учебных заведениях.

Журналы регулярно печатали хронику событий в сфере образования и культуры. Руководители общесибирских, ведомственных и губернских органов управления культуры (Е.М. Ярославский, Д.К. Чудинов, В.Д. Вегман, А.А. Ансон) в своих статьях анализировали формы и методы коммунистической агитации и пропаганды. Публицистические заметки преподавателей музыкальных учебных заведений (М. Невитова, Н. Сидушкина, Я. Медлина), посвящены юбилейным датам, ученическим концертам и постановкам, вопросам закрепления пролетарского состава учащихся, расстановки кадров в художественных учебных заведениях, «музыкального мещанства» и др.

Характеризуя материалы периодической печати в целом, следует отметить, что они выполняют также важную функцию передачи общей атмосферы общественной жизни конкретного времени, объединяя явления политики, экономики и культуры в единую картину.

Источники личного происхождения. В 1970-е–1980-е годы Сектор культурного строительства Института истории, филологии и философии СО АН СССР (заведующий В.Л. Соскин) разработал оригинальную методику сбора и обработки воспоминаний ветеранов общего и профессионального образования, художественного просвещения, научно-технического дела. В первый сборник35, опубликованный в 1984 г., вошли уникальные, бесценные источники – воспоминания выдающегося театрального деятеля, режиссёра В.В. Гарденина, актрисы В.В. Петуховой.

В ЦХАФ Алтайского края хранятся не опубликованные до сих пор воспоминания музыканта, педагога, композитора А.С. Анохина «Томск музыкальный», «Страничка Бийска музыкального», «Помнит сердце счастье», дневниковые записи. Воспоминания А.С. Анохина передают духовную атмосферу 1920-х годов. Интересны живые, образные характеристики учащихся и преподавателей техникума – будущей народной артистки РСФСР Л.В. Мясниковой, Ф.Н. Тютрюмовой36.

К источникам мемуарного характера принадлежат воспоминания о начальном этапе театрального строительства в Иркутске видного театрального деятеля Н.И. Дубова37, воспоминания А.Ю. Бельского38, окончившего Томский музыкальный техникум, работавшего в должности теаорганизатора, игравшего в оркестре Радиокомитета в Новосибирске, неопубликованная рукопись профессора Новосибирской государственной консерватории им. М.И. Глинки В.А. Подъельского39. Воспоминания об оркестре народных инструментов Новосибирского радио и телевидения оставил нам ветеран оркестра А.В. Струсевич40. Воспоминания, дневники живых свидетелей эпохи несравненно богаче и ярче, чем другие источники, помогают понять тот далёкий исторический период, воссоздать психологические особенности поколения – главной ценности исторического процесса.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»