WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Первая глава «Становление и трансформация системы политических органов РККА на территории Западной Сибири (конец 1919 1924 гг.)» состоит из двух параграфов. В первом показан процесс создания и развития военно-политического аппарата Западно-Сибирского (Омского / Сибирского) военного округа в исследуемый период. В частности, отмечается, что военно-политические органы, призванные обеспечить выполнение основных целей и задач политико-массовой работы в РККА, на территории Западной Сибири стали возникать практически сразу по мере освобождения региона от колчаковских войск. В целом, в конце 1919-1924 гг. основными звеньями военно-политического аппарата Западно-Сибирского военного округа являлись: подчиненные Политическому управлению РВСР (ПУР), Политическое управление окружного масштаба, политотделы воинских частей и учреждений, а также соответствующие подразделения военных комиссариатов разного уровня. Непосредственными проводниками политико-массовой работы в солдатской массе были политработники – военные комиссары и политруки.

Однако данная система не была устойчивой и стабильной, зависела от специфики Сибирского края, исторических обстоятельств и не всегда продуманных решений партийно-советского руководства. Прежде всего, это касалось главного военно-политического органа в масштабах округа. Так, милитаризация всех сторон жизни общества в период «военного коммунизма» привела к внедрению армейских структур в ткань гражданских органов власти, в результате чего в сентябре 1920 г. был образован единый общесибирский военно-политический центр – Политическое управление Сибири (ПУС) при военном отделе Сибревкома28.

Стремление власти к максимальной централизации в управлении выразилось в решении об объединении всей политико-просветительной работы в стране под единым руководством Главполитпросвета, поэтому в начале 1921 г. в подчинении у его регионального отделения – Сибполитпросвета – оказалось и Политуправление Сибири. Теперь ПУС занималось организацией политико-массовой работы в воинских частях действующей армии, а образованная Военная секция Сибполитпросвета – в тыловых частях и учреждениях РККА29. Подобная реорганизация обернулась определенным кризисом, что проявилось в неспособности Сибполитпросвета и его губернских комитетов вести работу среди красноармейцев на должном уровне.

Свойственная начальному периоду нэпа тенденция к децентрализации привела к тому, что к концу 1922 г. организация политико-массовой деятельности в Красной Армии вновь была сосредоточена в руках военных политических органов. В масштабах образованного в январе 1923 г. Западно-Сибирского военного округа (включавшего в свой состав территорию всей Сибири) главным элементом военно-политического аппарата стало окружное Политуправление, созданное на базе ПУСа30.

Таким образом, в конце 1919-1924 гг. шел активный поиск наиболее оптимального варианта структуры военно-политических органов в масштабах Западно-Сибирского военного округа, да и всей Красной Армии в целом.

Во втором параграфе представлена характеристика армейских партийных организаций округа и проанализирована их роль в реализации основных направлений политико-массовой работы среди военнослужащих.

В диссертации отмечается, что создание в вооруженных силах Советской республики сильных партийных организаций, призванных стать проводниками идеологической линии большевистской партии, исполнителями ее военной политики, рассматривалось партийно-советским руководством в качестве необходимого условия создания новой армии. Коммунистические ячейки должны были обеспечить партии полный контроль над красноармейскими массами и стать «надежным оружием» коммунистической агитации и пропаганды.

В основу построения партийных организаций Красной Армии легли общие принципы партстроительства, но специфические условия военной организации вносили определенные особенности в этот процесс. В рассматриваемый период в Западно-Сибирском военном округе сложилась следующая структура партийных органов: в полевых (экстерриториальных) воинских частях первичные ячейки РКП(б), действовавшие в ротах, в эскадронах и батареях, объединялись в партийный коллектив полка; а парторганизации частей, входящих в состав дивизии, находились под руководством политического отдела дивизии, подчиненного в свою очередь Политическому управлению округа (или органа, выполнявшего его функции). В коммунистических ячейках воинских частей и учреждений, подчиненных местным военным комиссариатам, в частях специального и вспомогательного назначения, в военно-учебных заведениях партийная работа находилась в непосредственном ведении местных партийных комитетов. Им подчинялись политсекретариаты, создававшиеся при губернских военкоматах31.

Для усиления связи гражданских и военных партийных органов неоднократно предпринимались попытки организации специальных структурных подразделений в составе парткомов, которые занимались бы практическим руководством партийной работой в армейских комячейках (Военные отделы, Военные бюро). Однако на практике это часто оказывалось малоэффективным32.

В параграфе дана характеристика партийного состава РККА на территории Западной Сибири и сделан вывод о том, что в исследуемый период демобилизация и сокращение армии, замена партбилетов (в 1920, 1922 гг.), партийная «чистка» 1921 г. привели к существенному сокращению, особенно среди рядового состава РККА, числа коммунистов. В результате большинство из них составляла, как отмечалось в документах того времени, «незакаленная крестьянская молодежь», имевшая 1-2 года партийного стажа. Поэтому важнейшим направлением деятельности парторганизаций Красной Армии являлась внутрипартийная работа, включавшая в себя задачи укрепления комячеек и усиления партактивности членов РКП(б), а также повышение их идейно-политического уровня.

Политическое просвещение членов партии начиналось на собраниях комячеек, где читались лекции и доклады по основным вопросам политграмоты. Но первостепенная роль в этой работе отводилась системе партийного просвещения.

Не менее важным направлением деятельности армейских комячеек являлась работа с беспартийными массами, для чего использовались различные формы агитации и пропаганды. Прежде всего – проведение открытых партийных собраний, куда приглашались все красноармейцы части, организация вечеров «спайки коммунистов с беспартийными», где разъяснялись цели и задачи партии, проводилась агитация за вступление в ряды РКП(б). Большая роль отводилась «индивидуальной обработке» беспартийных красноармейцев. Этой же цели служила и групповая работа, когда член партии прикреплялся к небольшой группе беспартийных красноармейцев для их «тщательного и всестороннего повседневного воспитания». Партячейки принимали активное участие в организации и проведении культурно-просветительной работы в Красной Армии и оказывали помощь беспартийным красноармейцам в усвоении программы политзанятий.

В целом, партийным организациям в РККА изначально отводилась значительная роль в деле идейно-политического воспитания личного состава. Однако, начавшийся в 1921 г. и затянувшийся фактически до конца рассматриваемого периода своеобразный «внутренний кризис» армейских парторганизаций в Западно-Сибирском военном округе, обусловленный преобладанием крестьянского контингента среди военнослужащих, недостаточным уровнем политического развития военных коммунистов, молодостью партсостава, явился серьезным препятствием для реализации основных задач политико-массовой работы в РККА.

Вторая глава «Организационные формы политико-массовой деятельности в красноармейских частях и учреждениях Западно-Сибирского военного округа (конец 1919 1924 гг.)» также состоит из трех параграфов.

Исследование показало, что эффективность политико-массовой деятельности во многом зависела от ее организационного оформления. В первом параграфе данной главы рассмотрены основные формы, средства и методы политико-массовой работы, использовавшиеся в Западно-Сибирском военном округе.

В условиях безграмотности большей части красноармейской аудитории и недостатка материальных средств, большое значение отводилось так называемой устной агитации (митинги, собрания, групповые и индивидуальные беседы, «живые газеты», агиткампании). Чаще всего она носила «ударный» характер и была направлена на оперативное информирование бойцов о каких-либо событиях и мероприятиях, на формирование «правильного» с точки зрения господствующего политического режима отношения к ним.

В рассматриваемый период начала формироваться система новых советских праздников. Однако если в дореволюционной армии праздники в основном были связаны с традициями православной церкви и церковным календарем, а также историческим прошлым, то в Красной Армии – с различными событиями революционного и рабочего движения, а также со знаменательными датами советской эпохи.

Важным дополнением к этой работе являлась наглядная агитация, представленная листовками, плакатами и лозунгами. Для красноармейской массы, со свойственным ей наглядно-образным мышлением, такая форма работы являлась особенно доступной.

Более планомерной и системной деятельностью по распространению коммунистической идеологии и углубленных политических знаний среди личного состава РККА считалась устная пропаганда, к которой можно отнести лекционную работу, партийное просвещение, процесс изучения общественно-политических дисциплин в военно-учебных заведениях и, прежде всего, политическую подготовку рядового и командно-политического состава. К концу исследуемого периода в Западно-Сибирском военном округе, как и во всей Красной Армии, основной формой пропагандистской деятельности стал политчас – обязательные систематические беседы с красноармейцами в течение одного часа в день, ведущиеся в порядке строевых занятий, во время которых им разъяснялись основные вопросы текущей внутренней, международной и военной жизни, а также в самой популярной форме давался минимальный объем политических знаний33 (конечно, с определенных идеологических позиций).

Нехватка соответствующих идеологическим установкам власти кинолент, специальной техники и оборудования в ЗСВО не позволяли в полной мере использовать такие действенные для малограмотной красноармейской аудитории воспитательные средства как радио и кино.

Названные формы агитации и пропаганды, при практической реализации оказывались тесно связаны между собой, в той или иной степени выполняли как агитационные, так и пропагандистские задачи, и в целом были направлены на внедрение в сознание военнослужащих коммунистических идей и мобилизацию их на решение поставленных Советским государством задач.

Во втором параграфе прослежены основные тенденции в агитационно-пропагандистской деятельности общеобразовательных и культурно-просветительных учреждений РККА.

В конце 1919-1924 гг. партийно-советским и военным руководством общеобразовательная подготовка личного состава Красной Армии рассматривалась как необходимая часть подготовки военнослужащих, поскольку процесс обучения был тесно увязан с идейно-политическим воспитанием. Однако, в исследуемый период школьная работа в РККА, по сути, сводилась к ликвидации неграмотности красноармейцев, отодвигая задачу обучения малограмотных и грамотных красноармейцев на второстепенный план. Это было особенно актуальным для Сибирского региона, где показатель грамотности населения был ниже, чем в других районах страны. Организация ликбеза в ЗСВО носила характер ударных кампаний и сопровождалась активной агитационно-разъяснительной работой.

Характерным для армейских школ было то, что здесь одновременно шло освоение основ политической грамоты. С этой целью в образовательную практику активно внедрялся новый метод (получивший название «комплексный»), разработанный коллективом авторов под руководством Д. Элькиной. Обучение проходило по специально созданному букварю для взрослых, начинавшемуся знаменитой фразой: «Мы не рабы, рабы не мы»34. И весь учебный материал был буквально наполнен элементами политграмоты. Такой материал давал возможность уже с первых уроков проводить с учащимися беседы на политические темы, чем и достигалась цель установления связи школы с политчасом.

Одним из главных очагов культурно-просветительной работы в РККА являлись красноармейские клубы. В рассматриваемый период клубная работа в округе в своем развитии прошла ряд этапов, в ходе которых менялась и ее организационная структура, и содержательная сторона. До середины 1922 г. в деятельности красноармейских клубов в ЗСВО преобладали формы работы, в которых развлекательная составляющая доминировала над идеологической. Во многом это объяснялось нерешенностью кадрового вопроса – нехваткой квалифицированных и опытных (и что не менее важно, соответствующих политической благонадежности) специалистов, а также значительными материальными трудностями и в РККА, и в государстве в целом в период «военного коммунизма» и на начальном этапе нэпа. Во второй половине 1922-1923 гг., благодаря определенной стабилизации социально-экономической обстановки в стране, усилению шефской помощи Красной Армии от гражданских предприятий и организаций, произошло улучшение материального положения армейских клубов. А в содержании их деятельности учебно-воспитательные формы работы стали превалировать над развлекательными. Причем, этот перекос оказался настолько сильным, что с января 1924 г. в организации клубной работы была поставлена задача «изживания учебного уклона» и всемерное развитие культурно-воспитательной работы35.

Безусловно, клуб являлся наиболее доступным для понимания малограмотных красноармейских масс средством культурного воспитания и идеологической обработки. Но вопрос о способах и методах привлечения военнослужащих в клуб, о повышении их активности и самодеятельности оставался актуальным для военно-политического руководства ЗСВО на протяжении всего исследуемого периода.

С деятельностью красноармейских клубов теснейшим образом была связана работа библиотек. Причем, чтение военнослужащих РККА сразу стало направляться государством в нужное ему русло. Для этого осуществлялся жесткий контроль за содержанием книжных фондов, а также использовались разнообразные формы работы с читателями.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»