WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

ЧЕРНЯЕВА Александра Сергеевна


ФЕНОМЕН ПОНИМАНИЯ

В СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОЙ РЕФЛЕКСИИ

Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Омск – 2008

Работа выполнена на кафедре философии

ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

Научный руководитель доктор философских наук, профессор

Викторук Елена Николаевна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Мартишина Наталья Ивановна

кандидат философских наук, доцент

Карпова Лариса Михайловна

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Сибирский
федеральный университет»

Защита состоится «14» ноября 2008 г. в 15 часов на заседании совета Д 212. 177. 03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644099, г. Омск, наб. Тухачевского 14, ауд. 212.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан «____» ______________ 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Максименко Л.А.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Диссертационное исследование посвящено изучению формирования парадигмы понимания, происходящего в период изменения типов научной рациональности. Актуальность исследования роли понимания в методологии социально-гуманитарного знания определена как внешними, обусловленными логикой развития научного знания, так и внутренними, обусловленными закономерностями эволюции самого феномена понимания, причинами.

Во-первых, специализация научной методологии, явственно обнаружившая себя на рубеже XIX-XX вв. как противопоставление «наук о природе» «наукам о духе» и зафиксированная в оппозиции сциентизма и антисциентизма, не вызывает сомнений. Но такие специализированные стратегии исследования не являются достаточно адекватными представлениям о мире, сложившимся в современной науке. В ситуации смены типов научной рациональности происходит изменение познавательных стандартов, их переосмысление. Так, отмечается тенденция гуманитаризации естественнонаучного познания, познание природы приобретает характер диалога с ней, в ходе которого исследователь вопрошает природу о смысле. По словам основателей синергетики, признанной в качестве одной из фундаментальных теорий современной постнеклассической науки, в современной науке «стремление структурировать мир» дополняется «желанием понять его». Наблюдается отказ от жёсткого «монологического» сциентистского подхода в пользу гибкого интерпретативного и диалогического, важнейшая роль в котором отводится пониманию, поскольку именно этот новый подход позволяет исследовать схемы межсубъектных и межсистемных взаимодействий.

Во-вторых, в ХХ веке социально-гуманитарное познание, элементом методологии которого традиционно считают понимание, переживает общий для всех наук переход от неклассического к постнеклассическому этапу своего развития. Динамика методологии социально-гуманитарного познания обусловливает необходимость её философского обоснования. Философская рефлексия, направленная на социально-гуманитарное познание, является, по сути, метарефлексией, выступая средством осмысления и обоснования познания. В процессе возрастающей саморефлексии науки усиливается значение понимания.

В-третьих, актуальность исследования определяется также тем, что в связи с кажущейся прозрачностью и очевидностью понятия «понимание» и обозначаемого им феномена, происходит стихийное расширение поля его значений. На уровне обыденного сознания понимание воспринимается как способность осмысливать, постигать содержание, значение чего-либо; как то или иное толкование чего-либо. Понимание часто трактуют как компонент мышления, который обеспечивает установление связи между уже известными субъекту и раскрываемыми новыми свойствами объекта познания, а также как формирование «операционального» смысла новых свойств объекта и определение их места и роли в структуре мыслительной деятельности. Популярное психологическое толкование понимания описывает его как выявление существенных признаков предметов окружающей действительности, определяющих их возникновение или воспроизведение. В некоторых контекстах понимание толкуется как высшее знание, основанное на гармоничной работе всех центров человека, открывающее экстраординарные способности.

Неоднозначность трактовок понимания как процесса, техники и результата требует рефлексивного анализа. «Размывание» значения понятия «понимание», обусловленное его «само собой понятностью» (М. Хайдеггер), заставляет вернуться к его истории, чтобы в ней найти основания для более строгого, чёткого и ответственного оперирования этим понятием. В связи с тем, что методологическое значение понимания всё более возрастает, необходимо исследование его структуры, модусов и моделей.

Особого упоминания заслуживает фиксируемая в последнее время практика использования термина «понимание» в связи с созданием новых компьютерных языков. Возникновение нового виртуального пространства коммуникации требует соответствующих средств, обеспечивающих накапливание, хранение, передачу информации, универсальных средств кодирования, а следовательно, средств декодирования, которое мыслится как понимание. Само взаимодействие человека с искусственным интеллектом переводит проблему понимания в плоскость инженерно-технических решений, наполняя её новым содержанием. Значение «прагматической онтологии» понимание приобретает в современной лингвистике, в различных языковых практикумах. Разрабатываемые в качестве междисциплинарных исследований когнитивные теории как задачу ставят создание системы, в которой будут скоординированы все процессы, происходящие при понимании дискурса (Т.А. ван Дейк, В. Кинч). Расширение области применения «понимающих» подходов требует возвращения к философскому осмыслению феномена понимания.

В философии проблема понимания актуализируется в такие периоды культурно-исторического процесса, когда нарушаются ранее устойчивые связи между основными смыслообразующими понятиями и новые мировоззренческие задачи выходят за пределы накопленного опыта и теоретического мышления. Возможность и условия взаимопонимания становятся вопросами, от решения которых зависит качество жизни, непонимание, как отмечают многие аналитики современности, «грозит небытием», ведёт к «отчуждению смыслов друг от друга, неприятию других смыслов», других традиций и культур, которые начинают восприниматься как чужие, не имеющие права на существование.

Понимание приобретает дополнительную значимость и как «социальный праксис», в применении «фронестических» (по В.И. Бакштановскому) технологий. «Фронезис» как практическое знание ориентировано на индивидуальность приложения и находится между эпистемой и технэ, теоретическим знанием и знанием-умением. Такое практическое знание не передаётся извне, оно становится результатом понимания, осознания внутри конкретного локального действующего сообщества. Современный гуманитарные технологии становятся «понимающими» («понимающая социология», «понимающая юриспруденция», «понимающая этика»), что можно рассматривать как реакцию на распространение идеала экспертного знания, приводящего к определённой унификации.

Представляется существенным в контексте диссертационного исследования то, что, начиная с 70-80-х годов ХХ в. понимание как проблема задаётся в трудах по логике и методологии науки. Философы и методологи решают задачу по созданию теории понимания, которая бы могла быть элементом методологии и социально-гуманитарных, и естественных наук. Прояснение вопроса о соотношении понимания и объяснения в научном исследовании как таковом и в отдельных областях научного знания – в естественных и социально-гуманитарных науках – является важной методологической задачей нового курса «История и философия науки». Как отмечают авторитетные исследователи, в настоящее время этот вопрос не имеет однозначного решения, что обосновывает актуальность исследования «понимания» и в аспекте праксеологическом.

Наука и её методология, при исследовании их как целостного феномена для раскрытия новых закономерностей и детерминант процесса научного познания, сами становятся предметом понимания. При таком подходе из познания не исключается и всё то, что не является научной стороной исследования (Н. Витковски). И в самой науке намечается тенденция стать «понимающей». Так, «case-studies» – инновационная образовательная технология, ориентирована на ситуационные исследования, поскольку культурные объекты не поддаются объяснению на основе общих законов и предполагают понимание и феноменологическое описание. В ситуационном исследовании многообразие типов и форм знания «показывает» себя, и в самой эпистемологии начинают преобладать методы анализа социального содержания знания (И.Т. Касавин), ориентирующиеся на понимание.

Степень разработанности проблемы.

Феномен понимания находится в фокусе внимания нескольких направлений философского исследования, каждое из которых опирается на длительную традицию. В философской мысли интерес к этой проблематике возник на самых ранних этапах её истории. Уже софисты связывают вопросы истолкования и правильного понимания с теоретическими вопросами языкознания и риторики; в сочинениях Платона и Аристотеля, а позже – стоиков, логика и грамматика рассматриваются в единстве, что является неотъемлемым условием понимания и познания. В дальнейшем вопрос о понимании в контексте соотношения слова и знака описан в работах Фомы Аквинского, Т. Гоббса, Дж. Локка,
Г. Лейбница, Э. Кондильяка, Ч. Пирса, Ч. Морриса, Ф. де Соссюра, Г. Фреге,
Б. Рассела, Л. Витгенштейна и др.

Наиболее последовательно понимание как процедура исследуется в традиции герменевтики, поэтому особое значение имеют работы представителей различных её направлений. Так, основы экзегетики заложены Иоанном Златоустом, Оригеном, Григорием Великим, Бонавентурой, Августином Аврелием, Флацием Иллирийцем, Меланхтоном, Й. Даннхаузером, И. Эрнести, Рамбахом. Филологическая герменевтика разрабатывалась в трудах Й. М. Хладениуса, Ф.А. Вольфа, Ф. Аста, А. Бёка, Г.Ф. Майера. Философская герменевтика создавалась М. Хайдеггером, Х.-Г. Гадамером, абсолютизировавшими её онтологическое значение; гносеологические и методологические основания философской герменевтики разрабатывались П. Рикером и Э. Бетти; синтез философской и теологической герменевтики представляют работы К. Барта, Р.Бультмана.

Значение понимания как принципа конструирования социальной реальности в процессе взаимодействия акторов обозначено у таких представителей теоретической социологии, как А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман, Дж.Г. Мид,
Ч. Кули, Г. Блумер, И. Гоффман, Г. Гарфинкель, А. Сикурел, Э. Гидденс.

Понимание в теоретико-философском дискурсе представлено в работах Г.Г. Шпета, Г. Х. фон Вригта, а также Н.С. Плотникова, исследовавшего подход к методу понимания в теории В. Дильтея, А.А. Михайлова, В.Г. Кузнецова и Е.Н. Шульга, проследивших историю понимания в герменевтике, Н.М. Смирновой, которая дала анализ понимания в феноменологии и феноменологической социологии, Л.Г. Ионина, выявившего основания «понимающей социологии».

Исследованию различных аспектов коммуникации и условий достижения взаимопонимания посвящены работы таких философов ХХ века, как К. Ясперс, Ж.-П. Сартр, Ю.Хабермас, К.-О.Апель. Диалог как информационное и экзистенциальное взаимодействие между коммуницирующими сторонами представлен Ф. Розенцвейгом, М. Бубером, М.М. Бахтиным.

Начиная с ХIХ столетия вопросы методологии познания стали предметом активного обсуждения как в зарубежной, так и в отечественной мысли. Важные для нашего исследования проблемы специфики понимания и интерпретации в социально-гуманитарных науках разрабатывались европейскими мыслителями Ф. Шлегелем, Ф. Шлейермахером, И.Г. Дройзеном, В. Виндельбандом, Г. Риккертом, В. Дильтеем, Г. Зиммелем, Б. Кроче, Р. Коллингвудом, М. Вебером,
У. Дреем, П. Уинчем, К. Поппером, Т. Адорно и др. В отечественной академической литературе эта проблема нашла освещение в трудах В.У. Бабушкина, В.В. Бибихина, Е.К.Быстрицкого, А.Ф. Грязнова, С.С. Гусева, С.Ф. Денисова, А.А. Ивина, В.В. Калиниченко, В.А. Лекторского, В.С. Малахова, Л.А. Микешиной, А.Л. Никифорова, А.П. Огурцова, Г.И. Петровой, Л.В. Полякова,
В.Н. Поруса, А.И. Ракитова, М.А. Розова, Г.И. Рузавина, А.М. Руткевича,
Г.Л. Тульчинского, В.Г. Федотовой, В.П.Филатова, А.А. Яковлева и др.

Теоретико-методологической базой исследования феномена понимания стали работы таких авторов, как В. Г. Кузнецов, Л. Г. Ионин, В. Н. Порус. В них феномен понимания анализируется достаточно последовательно, что позволяет опереться на полученные результаты. Особую роль для настоящего исследования играют работы философов, в которых концептуальное значение приобретает обращение к пониманию как к самостоятельной проблеме философии. К ним относятся труды К.-О. Апеля, М.М. Бахтина, Б. Вальденфельса, Х.-Г. Гадамера, П. Рикёра, В.В. Розанова, Ю. Хабермаса, М. Хайдеггера.

Из ряда исследований, посвященных эволюции типов научной рациональности и её современным характеристикам, в контексте данной работы выделяются подходы, обозначенные в дискурсе Н. С. Автономовой, П. П. Гайденко, П.С. Гуревича, В.В. Ильина, В.А. Канке, И. Т. Касавина, В.П. Кохановского, М.К. Мамардашвили, Н.И. Мартишиной, Н.С.Мудрагей, А.Л. Никифорова, М.А. Розова, В.С. Стёпина, Н.Н. Трубникова, И.П. Фарман, И.В. Черниковой, В.С. Швырева и некоторых других.

Таким образом, рассмотрение феномена понимания осуществлялось в социально-философской мысли в различных контекстах, что, однако, не привело к однозначному решению вопроса о специфике, роли и значении понимания в системе социально-гуманитарного знания. Это и определило проблему, цель и задачи нашего исследования.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»