WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты и материалы данного диссертационного исследования могут быть использованы для анализа социокультуных процессов, происходящих в современном мире, связанных с репрессивными образами (в политике, экономике, науке, искусстве, медиакультуре, повседневной жизни), а также для дальнейшего философского исследования феномена репрессивной поэтики в сфере методологии гуманитарного познания. Положения и выводы могут найти применение при разработке спецкурсов по философии, культурологии и эстетике, а также для разработки авторских курсов.

Апробация работы. Результаты диссертации обсуждались на научных, теоретических и методологических семинарах кафедры философии Сибирского государственного технологического университета. Основные положения диссертационного исследования отражены в ряде публикаций, в том числе, в статье, опубликованной в научном издании, входящем в перечень для опубликования научных результатов диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук. Кроме того, материалы и результаты данного исследования представлены в научных и методических публикациях на всероссийских и региональных научно-практических конференциях: ежегодных Всероссийской и межвузовских студенческих научно-практических конференциях «Этика и бизнес» (Красноярск, 2004, 2005, 2006, 2007,); IV Всероссийской научно-практической конференции «Воспитание молодого российского интеллигента: проблемы, тенденции, пути решения» (Красноярск, 2005); Всероссийской научно-практической конференции «Лесной и химический комплексы – проблемы и решения» в секции «Человек и его среда» (Красноярск, 2005); Всероссийских научно-практических конференциях «Актуальные проблемы философии» (Красноярск, 2006, 2007); Международной научно-практической конференции «Философия в техническом вузе» (Санкт-Петербург, 2008).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, включающего 219 наименований. Работа изложена на 158 страницах компьютерной верстки.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень теоретической разработанности проблемы, формулируется проблема исследования, описываются методологические основания и теоретические источники диссертации, формулируются цели и задачи, определяется научная новизна, теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

В первой главе «Понятие и сущность репрессивной поэтики» рассматриваются теоретические предпосылки для определения и обоснования феномена репрессивного образа и репрессивной поэтики.

В первом параграфе «Понятие и сущность поэтики и поэтического образа» на основе междисциплинарного подхода проводится анализ сущности поэтики и поэтического образа. Автор раскрывает специфику поэтического образа и выявляет основные функции поэтики (познавательная, исследовательская, воспитательная и др.) и ее аспекты (онтологический и гносеологический).

Раскрывая поэтику как содержательное понятие, понимание которого варьируется от теории литературы до определения поэтического языка и общеэстетического феномена культуры, автор акцентирует его философские аспекты. Предлагается рассмотрение поэтики в комплексном, многостороннем подходе, как художественного творчества. Художественное творчество, в свою очередь, понимается как язык образов. Термин «поэтика» используется, с одной стороны, в качестве синонимичного замещения «художественного творчества» в целом, а с другой - охватывает и «поэзию», и «прозу», выступает как смыслотворчество (творение смыслов).

Автор приходит к выводу, что применение понятия поэтика в расширенном философском значении (Poesis Платона, Dichtung М. Хайдеггера, Автопоэзиа У. Матураны и Ф. Вареллы, Автопоэтика Н. Лумана) раскрывает новые возможности социокультурного анализа, который выполняется во втором параграфе второй главы. Кроме того, отмечается, что поэтику необходимо сопрягать с понятием «художественность», под которым понимается искусство, творчество человека.

В этом ключе фиксируется деятельностный, «производящий» характер поэтики; поэтическое произведение есть каждый раз творение, созидание. Механизм перевода предмета или события «из внешнего мира во внутренний» и наоборот, «охватывание и переживание его изнутри», есть главный принцип поэтики, который можно обозначить как экспрессия (лат. expressio) — выразительность; сила проявления образов, чувств, переживаний. Так как всякое поэтическое творчество есть язык образов, поэтический смысл (код) стремится к своему «запечатлению», выражению через поэтический образ. Поскольку подлинный поэтический образ выразителен – экспрессивен, то репрессивность обозначает смысловую сокрытость, невыразительность, несоответствие содержания форме, ложность.

Понять особенности функционирования поэтического образа позволяет рассмотрение его в семиотическом и гносеологическом аспектах. Для более полного раскрытия феномена поэтического анализируются принципы, признаки и функции поэтического мышления. Функции поэтического мышления заключаются в осуществлении двусторонней (диалогичной) связи между познаваемой реальностью во всем ее многообразии и реальностью познающего субъекта с помощью гносеологического инструментария и культурно-исторических аспектов, что определяет собой природу художественного творчества. На уточнение признаков «поэтического» направлено сравнение классической и неклассической поэтики, а также рефлексивный анализ сущности поэтического философствующими поэтами различных эпох.

Во втором параграфе «Репрессивный образ как основа репрессивной поэтики» автор опирается на понимание образного мышления как поэтического и выявляет его «иные», «антитворческие», «симулятивные» выражения. Рассматривается происхождение и различные интерпретации понятия «симулякр» и его спекулятивной сущности в современной культуре, в качестве основы выявления природы репрессивных образов в социальной реальности.

Проводя критический анализ происходящих в современной культуре процессов, диссертант отмечает, что и в научном познании, и в обыденном сознании гипертрофированную роль играет образ, образное мышление. Понимание поэтического образа и его воздействия на сознание человека, традиционно мыслящиеся «позитивно», с развитием структурализма и постструктурализма существенно изменяется: акцентируется его «негативное», «симулятивное», «бесплотное», «отсутствующее», «репрессивное» значения.

Традиционно понятия «репрессивность» и «репрессия» ассоциируются с политическими механизмами подавления. В данном исследовании репрессия и репрессивность рассматриваются в их первоначальном этимологическом значении: репрессивность понимается как сила, сдерживающая, подавляющая выражение творческой сущности – экспрессии. Диссертант аргументирует необходимость введения нового понятия «репрессивная поэтика», рядом причин. Принятые в научной лексике термины «симулякр», «отсутствующая структура», «пустой знак», «бесплотный образ», «трансцендентальное означиваемое» и другие, отражают лишь общие черты и свойства подобных явлений, которые, чаще всего, остаются не артикулируемыми, не поименованными, а значит «неуловимыми» для понимания и объяснения. Кроме того, имеет значение и фонетико-семантическая природа заимствованных из европейской философии понятий. Несмотря на широкую распространенность в западной философии различных современных понятий («симулякр», «дискурс» и им подобных), в отечественной традиции они не всегда находят своё применение, что связано с их иноязычной фонетикой, несовпадением по ряду семантических параметров, и необходимостью их регулярного уточняющего толкования.

Симулякр рассматривается как генезисное основание репрессивной поэтики. Симулякры широко используются в коммуникативных процессах современного общества и воспринимаются благодаря ассоциациям с конкретными объектами, явлениями и событиями. В исследовании подчёркивается, что симулякры стали частью нашей жизни, действительности. Их существование реально, но непродолжительно, при этом, несмотря на свой иллюзорный генезис, симулякры оказывают вполне реальное влияние на практическую деятельность человека. Симулякры настолько заполнили реальность, что стали «правдивыми», «близкими», «родными», начав абсорбировать, поглощать объективную реальность. Герои телесериалов и рекламы, лидеры политических движений, финансовые пирамиды, современные песни, печатные тексты в своём изобилии становятся симулякрами, выполняющими функцию ложного идеологизма.

Репрессивный образ можно поставить в один ряд с симулякром, выделив в качестве отличительной характеристики его репрессивную природу. Но в рамках настоящей темы исследования важно выявить и рассмотреть репрессивный образ как основу репрессивной поэтики. Обращение к симулякру необходимо для обозначения общего важного свойства – природы симулятивности. Репрессивный образ обладает всеми свойствами симулякра, но при этом такой образ отличен и самобытен, благодаря лежащей в его основе исключительно поэтической природы – поэтического образа.

Репрессивный образ – внерациональный, метафорический способ отражения действительности, в противоположность «экспрессивному» характеризующийся свойствами «не-открытости» (замкнутости на самом себе), монологизма, не-подлинности, симулятивности. Репрессивная поэтика – понятие, фиксирующее различные феномены в культуре, существенным признаком которых является поэтизированная форма при «не-поэтическом» содержании. Определение этих понятий позволяет выявить основные особенности репрессивной поэтики (симулятивность, стереотипичность, тиражируемость), и одну из наиболее важных – монологизм, являющуются предметом анализа в следующем разделе.

Во второй главе «Роль репрессивной поэтики в современной культуре» анализируются социокультурные репрезентанты репрессивной поэтики.

В первом параграфе второй главы «Основные характеристики репрессивной поэтики: диалогизм и монологизм» на основе междисциплинарного анализа исследуется монологическая и диалогическая сущность поэтики, рассматриваются и определяются принципы и механизмы взаимодействия диалогизма и монологизма.

Диалог и монолог в современной философии являются предметом широкой дискуссии, где диалог рассматривается как универсальный феномен, «пронизывающий всю человеческую речь и все отношения и проявления человеческой жизни, вообще всё, что имеет смысл и значение» (М. Бахтин). Указывается на то, что «диалогу» в философском знании уделяется внимания значительно больше, чем «монологу», который, чаще всего, видится как «производная» диалога.

Диалог и монолог и в философии, и в лингвистике, и в психологии выступают как противоположности. Практически не исследованной остаётся область их взаимосвязанности. Монолог обычно рассматривается как моно логос, одно мышление, единый логос, речь: рационалистическая философия (как характер мышления), жанровость литературы (как свойство авторского стиля), особенность интервью (как речь без отражения), психологический аспект мышления (как внутренняя речь). В то же время, в современной культуре привлекает внимание тенденция размывания чётких границ между диалогом и монологом. Зачастую невозможно дать конкретную классификацию тому или иному явлению, что затрудняет «прочтение» различного рода репрезентантов, или же их истолкование становится ошибочным. Отсутствие на сегодняшний день понятия, обозначающего подобного рода метаморфозы, затрудняет их фиксацию и объяснение. Введение термина репрессивная поэтика, а вместе с ним понятия репрессивный диалог, нацелено на заполнение существующего пробела в этом вопросе. (Функциональные особенности репрессивного диалога рассматриваются в разделе 2.2.)

Рассмотрев диалогические концепции М. Бубера и М. Бахтина, автор приходит к заключению, что диалогичность в поэтике – это диалог «я»-автора и «я»-героя, который действенен не только в пространстве словесной структуры, но, что более важно, как эстетический принцип всякой поэтики. Экспрессивность как противопоставление репрессивности есть качество всякого подлинного поэтического и является условием, которое столь необходимо для «главного» диалога, который называется диалогом автора и зрителя. В этой связи отмечается, что уже в «Диалогах» Платона можно обнаружить первые признаки того, что обозначено автором как репрессивная поэтика. Сократ, выступающий главным оппонентом софистов, используя свой диалектический метод – майевтику, превращает диалог в своеобразный репрессивный диалог в том смысле, что именно Сократом задаётся такой моно-логос. Но необходимо сделать серьёзную оговорку: в «Диалогах» мы лишь обнаруживаем признаки репрессивной поэтики и репрессивного диалога, и поэтому не можем говорить о нём как о состоятельном феномене репрессивной поэтики или репрессивного диалога. В данном случае речь идёт об идеологическом влиянии посредством майевтического диалога.

Поэтика как всякое творчество есть диалогический феномен, где диалог является принципом поэтического мышления. Возможность поэтики как диалога продиктована особенностью человеческого мышления, а сам человек как социальное существо находится в состоянии непрерывного межкультурного диалога.

Монологичный характер репрессивной поэтики проявляется в «навязанном послании» субъекту, или в отсутствии партнёра для равноправной коммуникации. Вводится понятие «репрессивный диалог», обозначающее монолог под видом диалога. Это неравноправный диалог, характеризующийся подавлением оппонента и настоящего диалога. Отмечается, что диалогическая коммуникация может возникнуть лишь при наличии двух равноправных логик (референта и адресата). В ситуации диалога рациональной и образной логик, первая оказывается репрессированной (подавленной), так как образ преодолевает (минует, ломает) практически любой рациональный конструкт. Эти особенности репрессивной поэтики рассматриваются на примере социокультурных репрезентантов в следующем параграфе.

Второй параграф второй главы «Репрезентанты репрессивной поэтики в современной культуре». Данный раздел представляет собой исследование конкретных проявлений репрессивной поэтики в современной культуре: во властном (политическом) дискурсе, в сфере медиакультуры, в культуре погребального обряда и в современном фольклоре. Определяются функциональные аспекты репрессивной поэтики в современной культуре, которые рассматриваются посредством понятий «массовость», «стереотипизация», «смерть субъекта (автора)», «принцип удовольствия».

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»