WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Здесь отмечается, что «инородческий вопрос» как комплекс проблем социального и экономического характера был сформулирован в 1860-е гг. представителями областнического движения Г. Н. Потаниным и С. С. Шашковым, которые инициировали его обсуждение на страницах газет и журналов демократического направления. Основная деятельность по разработке вопроса велась С. С. Шашковым на страницах «Дела». В 1870-е гг. к обсуждению проблем аборигенного населения Сибири подключился Н. М. Ядринцев. Впрочем, в этот период он не считал данный вопрос одним из актуальнейших в перечне других «сибирских вопросов» и рассматривал его в рамках освещения других сюжетов, связанных с колонизацией Сибири. Всего в журнале «Дело», в 1860–1880-х гг. была опубликована 21 статья, касающаяся сибирских «инородцев».

По-мнению публицистов, промахи русской колонизации, невнимание к положению аборигенов со стороны правительства империи и сибирской администрации, злоупотребления русских колонизаторов, а так же невежественность самого коренного населения привели к падению благосостояния и вымиранию «инородцев». Не подкрепленный статистическими данными тезис о сокращении численности коренного населения Сибири стал одним из ключевых аргументов негативного влияния русских колонизаторов. В тесной взаимосвязи с экономическими и социальными проблемами коренного населения региона оказывался вопрос о том, насколько успешно Россия смогла выполнить свою миссию по приобщению невежественного «полудикого» населения Северной Азии к европейской культуре. По мысли областников, решение проблем экономического характера должно было осуществляться при активном содействии правительства и в первую очередь посредством надлежащей организации системы образования.

Представители либерального направления – историки, востоковеды, и другие представители интеллектуальной элиты, выступавшие на страницах либеральных ежемесячников (М. А. Зензинов, Б. Н. Чичерин и др.) не возражали против необходимости цивилизовывать коренное население региона. Однако они считали, что к этому необязательно было привлекать администрацию, достаточно было присутствия русского населения в крае. В 1860–1870-е гг. на страницах либеральной прессы не поддерживалась полемика по поводу негативного влияния колонизации на «инородцев», не поднимался и вопрос о состоятельности русских культуртрегеров. Необходимость проведения реформ в Сибири признавалась, однако не считалось целесообразным вести какую-то специальную деятельность по улучшению «инородческого» быта.

Формирование позиции консервативной публицистики в отношении проблем взаимодействия колонизаторов и коренных обитателей Сибири началось в 1870-х гг. на страницах «Русского вестника». Публицисты настаивали на том, что, в сравнении с другими европейскими странами, Российская империя осваивала свои колонии исключительно мирным путем, предоставляя невежественному азиатскому населению приобщиться к лучшим достижениям европейской цивилизации. Русская колонизация признавалась благом для «инородцев», и если их численность в некоторых случаях сокращалась, то лишь в силу особой предрасположенности к «вырождению». В силу того, что сибирские «инородцы» не представляли угрозы целостности империи, консерваторы воспринимали их вполне лояльно, как экзотическое дополнение к сибирской действительности, невежественных и наивных «детей», которые в будущем, благодаря воздействию русских, достигнут такого же высокого культурного уровня и смогут внести свой особенный вклад в жизнь империи.

Активное сотрудничество с либеральными и народническими журналами Н. М. Ядринцева появление публикаций политических ссыльных, ориентировавшихся на народническую идеологию (В. Г. Богораза-Тана, С. Я. Елпатьевского, А. Г. Клюге, В. Л. Серошевского и др.) повлияли на то, что с начала 1880-х гг. на страницах этих изданий стал подниматься вопрос о вымирании «инородцев», в качестве главной причины которого признавалось влияние русской колонизации. Всего за период с 1880 по 1904 г. на страницах журналов различных общественно-политических направлений появилось 119 разножанровых статей, посвященных «инородческому вопросу» в Сибири.

Базой для обсуждения «инородческого вопроса» стали тезисы, сформулированные представителями областнического направления. В дальнейшем они претерпевали изменения, вносились определенные коррективы, уточнения, в частности, особый взгляд на проблему был представлен в произведениях ссыльных народников. Приобретя опыт тесных многолетних контактов с коренным населением, они попытались представить свою модель восприятия «инородца», заявляя о своем фактическом равенстве с ним, о том, что постоянная борьба за выживание нивелировала культурные и национальные различия.

В конечном итоге размышления публицистов о проблемах коренного населения Сибири были вариантами самопрезентации интеллектуальной элиты. Представители демократической интеллигенции абстрагировались от консерваторов и умеренных либералов и, в первую очередь, от столичного и регионального чиновничества. Выступая против притеснения «инородцев», они получали возможность протестовать против государственной политики и официальной идеологии, основанной на «самодержавии, православии и народности». В то же время, говоря о равноправии культур и свободе развития национальной самобытности, авторы, находящиеся на либеральных и демократических позициях, не настаивали на тождественности «инородцев» русскому населению в целом и культурной элите в том числе. Об этом свидетельствует и то, насколько сильно их волновала проблема метисации русских колонизаторов, и то, как настойчиво они стремились поскорее приобщить «инородцев» к лучшим достижениям европейской культуры.

В начале XX в. было зафиксировано постепенное падение интереса публицистов к «инородческому вопросу», он был вытеснен более значимыми внешне и внутри политическими событиями (Русско-японской войной и Первой русской революцией). Практически единственной темой, в связи с которой продолжалось обсуждение «инородческого вопроса», стала переселенческая проблема. Публицисты (в том числе и консерватор Т. Тихонов) акцентировали внимание на том, что правительству при решении вопросов выделения земли для переселенцев следовало бы учитывать интересы коренных жителей региона, и вновь возвращались к необходимости перехода «инородцев» к оседлости и земледелию. Ожидая, что рано или поздно среди коренного населения Сибири должен был произойти рост национального самосознания, публицисты никак не отреагировали на реальное «пробуждение инородцев» после 1905 г. Политическая активность казахов, бурятов и якутов остались «за кадром» для читательской аудитории «толстых» журналов, сибирский «инородец» по-прежнему оставался бесправным и забитым, остро нуждавшимся в помощи и внимании со стороны общества и государства, но не получившим его.

Во втором параграфе «”Инородческий вопрос“ в сибирских общественно-политических журналах» выявляется общее и особенное в освещении «инородческого вопроса» в столичной и сибирской журнальной прессе, уточняется круг авторов региональных изданий, определяются причины, побуждавшие их писать об аборигенном населении Сибири.

Сибирская журнальная публицистика начала XX в. представлена двумя изданиями – «Сибирский наблюдатель» и «Сибирские вопросы». За период с 1901 по 1912 в них было опубликовано около 190 статей, посвященных «инородцам». В силу ряда факторов местная журнальная пресса демонстрировала свой особый взгляд на проблемы коренного населения региона. С одной стороны, она сохраняла тесную связь с традицией обсуждения «инородческого вопроса» в столичных общественно-политических журналах. Это проявлялось в актуализации проблем экономического упадка, обнищания и вымирания аборигенов вследствие столкновения с русской цивилизацией, тезисе о недостаточно высоком культурном уровне русских, обсуждении притеснений, чинимых колонизаторами и т. п. Поддерживались требования активного содействия просвещению «инородцев» и помощи в адаптации к новым экономическим условиям со стороны правительства. В то же время, ориентация на удовлетворение интеллектуальных запросов сибирской аудитории, которую, в первую очередь, интересовали события и процессы, происходившие в регионе, участие в авторских коллективах журналов статистов, этнографов, историков, а также краеведов-любителей способствовало конкретизации обсуждаемых проблем, выделению четких тематических и региональных приоритетов в публикациях, обилию фактической информации.

Общая радикализация общественного мнения в начале ХХ в. повлияла на то, что появлявшиеся на страницах региональных изданий статьи приобрели острый публицистический характер. Кроме того, материалы сибирских журналов отразили подъем национального самосознания среди коренного населения, его стремление к участию в общеимперской общественно-политической жизни, а так же к защите своих национальных интересов. Начали меняться и модели описания аборигенов. «Инородцы» далеко не всегда выступали в качестве бесправного существа, молча взирающего на то, как у него отбирают последние средства к существованию. Даже на уровне художественного восприятия сибирский абориген постепенно выходил из образа «забитого дикаря». Этому немало способствовало и участие в обсуждении «инородческого вопроса» самих представителей коренного населения (М. Н. Богданова, Ц. Жамцарано, С. Д. Майнагашева).

На первый план в обсуждении «инородческого вопроса» вышла не общетеоретическая дискуссия по проблемам коренных сибирских жителей, а указания на конкретные злободневные вопросы, среди которых наиболее актуальными оказались: землеустройство, вопросы, связанные с введением в Сибири земства и представительством аборигенного населения в Государственной Думе.

В отношении вопроса о землеустройстве нами было выявлено несколько точек зрения. Публицисты умеренно-либерального направления (Ю. Г. Горбатовский, А. Максимов, В. К. Никольский), чья позиция была представлена на страницах «Сибирского наблюдателя», в целом соглашались с необходимостью приобщения кочевых «инородцев» к земледелию и проведения землеустройства на общих с крестьянами основаниях. Авторский коллектив журнала «Сибирские вопросы» (в частности, М. Н. Богданов, Д. А. Клеменц, Н. Н. Козьмин и др.) находился в жесткой оппозиции к правительственному курсу, требовал пересмотра государственной землеустроительной политики, считая, что в своем нынешнем варианте ее осуществление приведет к разорению как «инородцев» так и крестьян-переселенцев. Из материалов, посвященных вопросам землеустройства, читатель мог узнать и о том, что за права аборигенов боролась не только демократическая интеллигенция, но и сами «инородцы» (путем многочисленных ходатайств и вынесения его на обсуждение Государственной Думы через своего представителя).

Под влиянием общероссийских и региональных общественно-политических событий в публикациях сибирских журналов начала XX в. стала проявляться неоднозначность восприятия коренного населения Сибири. С одной стороны, все еще актуальной оставалась публицистическая риторика, связанная с актуализацией вопроса о вымирании отдельных групп коренного населения, о необходимости оказания всяческой поддержки пробуждающимся «маленьким некультурным народностям». С другой стороны, публицисты отмечали тенденцию к росту национального самосознания аборигенов, их стремление и способность самостоятельно отстаивать свои права. Постепенно начала подвергаться сомнению одна из ведущих моделей самопрезентации русских интеллектуалов – героя-спасителя, призванного решить те проблемы, которые не мог решить «инородец» и не хотела решать власть. Аборигены не перестали быть «чужими», но они постепенно начали выходить из образа «детей», требующих опеки и воспитания.

Во второй главе «Сибирский ”инородческий вопрос“ на страницах специализированных журналов второй половины XIX начала XX вв.» охарактеризованы особенности обсуждения проблем инкорпорации аборигенного населения Сибири в состав Российской империи на страницах отраслевых журналов по истории, географии и этнографии. В первом параграфе «Сибирские «инородцы» в специализированных журналах по истории» выявляется специфика освещения «инородческого вопроса» публицистами исторических журналов. Несмотря на общий рост интереса к сибирским темам среди авторов этих изданий, участие аборигенного населения региона в его истории, редко привлекало их внимание. Количество публикаций, в которых бы упоминались представители коренных этносов, невелико (всего около 30) и не позволяет выявить эволюцию в представлениях публицистов-историков по «инородческому вопросу», проследить влияние факторов общественно-политической жизни страны или законодательных инициатив государства на тематические приоритеты и характер освещения данной проблемы.

Несмотря на ориентацию исследователей второй половины XIX столетия на ввод в научный оборот архивных материалов, в исторических журналах практически не публиковались документы, связанные с аборигенами, читателям были доступны в основном их авторские интерпретации.

Тем не менее, анализируя материалы по истории аборигенного населения Сибири, появлявшиеся в специализированных журналах, мы можем заметить, как менялась схема научного осмысления роли «инородцев» в истории региона. Привычные для XIX столетия установки на минимализацию участия коренных народов в этом процессе, приоритет «русской истории Сибири» уступали место попыткам объективного взгляда и учета всех фактов, нашедших свое отражение в источниках.

В то же время, перспективы изучения дорусского периода истории региона и его коренных жителей, обсуждаемые в рецензиях на новые книги, не вдохновляли исследователей на обращение к его древней истории. По-видимому, это было связано с тем, что сфера научных интересов историков и этнографов в отношении древнего прошлого региона не была разделена. Кроме того, обращение авторов к сюжетам, затрагивающим коренное население, зачастую было нецеленаправленным. В одних случаях историк в процессе своей основной деятельности обнаруживал архивные данные, содержащие информацию о коренных народностях (таковы исследования К. Б. Газенвинкеля и Н. Н. Оглоблина). Другой объемный пласт материалов, в которых упоминаются «инородцы», был представлен воспоминаниями о годах, проведенных в Сибири. Специально посвящены проблемам аборигенов были только статьи И. С. Смирнова и Н. М. Ядринцева, которые в то же время носят скорее публицистический, чем научный характер.

Основные сюжеты, с которыми были связаны упоминания о коренном населении края, относятся к XVII в. и различным эпизодам второй половины XIX столетия, периодам, когда регион активно начинал включаться в экономическую и культурную жизнь империи.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»