WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

При этом достаточно полно были изучены взгляды на «инородческий вопрос» представителей демократической интеллигенции, выявлены факторы, повлиявшие на их формирование, охарактеризована их эволюция. Однако основными выводами большинства исследований по названной теме является оценочная характеристика взглядов представителей общественности, зачастую в сравнении с положениями правительственной аборигенной политики.

Отойти от исследовательской практики сравнения позиций демократических публицистов с аборигенной политикой имперской администрации в своих работах пытаются российские и зарубежные историки, занимающиеся вопросами имперской идеологии. Впрочем, следует отметить, что сибирский «инородческий вопрос» в восприятии образованных русских пока не стал предметом отдельного исследования.

Цель и задачи работы. Целью настоящего диссертационного исследования является характеристика содержания и эволюции сибирского «инородческого вопроса» в общественно-политических и отраслевых журналах второй половины XIX – начала XX вв.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1) выяснить факторы, предопределившие актуальность сибирского «инородческого вопроса» в русской журнальной прессе;

2) выявить общее и особенное в позициях сибирских и столичных общественно-политических журналов по «инородческому вопросу», проследить эволюцию в обсуждении данной проблемы;

3) раскрыть основные содержательные компоненты «инородческого вопроса» в специализированных журналах (исторических, географических, этнографических);

4) установить круг авторов, занимавшихся освещением положения коренного населения Сибири и причины, повлиявшие на выбор ими данной тематики.

Объектом исследования является «инородческий вопрос» в общественном мнении Российской империи второй половины XIX – начала XX вв.

Предмет исследования – содержание и эволюция «инородческого вопроса» на страницах журнальной периодики. Под сибирским «инородческим» вопросом мы понимаем интеллектуальный конструкт, предметом которого является достаточно широкий спектр проблем политического, экономического, социального, культурного характера, связанных с адаптацией аборигенного населения Сибири к русской культурной парадигме

Хронологические рамки включают в себя период с 1860-х гг. до 1914 г. Нижняя хронологическая граница обусловлена появлением в периодической печати статей, в которых вводился термин «инородческий вопрос» и формулировались его основные положения, которые в дальнейшем стали предметом обсуждения в журнальной прессе.

Верхняя хронологическая граница обусловлена началом Первой мировой войны, когда внимание публицистов и читателей стали привлекать более насущные и актуальные в сложившейся ситуации проблемы, о чем свидетельствует предпринятый нами пилотный просмотр востребованных изданий.

Методология и методы исследования. Междисциплинарный характер исследования предопределил обращение к различным методологическим концепциям.

1. Концепция «текста-источника», предложенная М. П. Мохначевой, в соответствии с которой «толстые» общественно-политические и отраслевые журналы представляли собой единый «текст-источник». На содержание журнала значительно влиял «образ издания», формировавшийся под воздействием целой группы факторов: программы издания, личности редактора-издателя, его мировоззренческих и «редакторских» стратегий, взаимодействия с цензурой, особенностей его финансирования.

2. Теория дискурса, сформулированная Р. Бартом, и его идея о невозможности познания историком объективной реальности посредством считывания ее с текста (источника). В этом ключе мы выявляем и характеризуем основные содержательные компоненты «инородческого вопроса» в российской периодике не для того, чтобы определить, насколько достоверно они отражали реальность, а для того, чтобы попытаться описать ментальный конструкт, формируемый посредством «текста-источника», и его влияние на социальные установки читателей, их поведенческие стратегии и иерархию ценностей.

3. Концепции М. Фуко, П. Бурдье, рассматривавших периодическую печать как инструмент социальной власти. Особенно значимо это становится при обращении к материалам российской пореформенной журнальной публицистики, которая была тесно связана с функционированием политических сообществ. Эта идея, применительно к феномену «толстого» общественно-политического журнала, была разработана А. И. Рейтблатом.

4. Концепция формирования собственной идентичности посредством познания «Другого» и вариантам презентации и осмыслении «Я» в диалоге с «Другим», характерным для западной традиции, которые были предложены И. Б. Нойманном. Они были востребованы нами для выявления вариантов самопрезентации, характерных для российских интеллектуалов, определения причин обращения к образу «Другого» в лице «диких» сибирских аборигенов.

В процессе работы нами были использованы историко-сравнительный, историко-генетический, историко-типологический, статистический методы, сплошной (фронтальный) просмотр годовых комплектов журналов, а также элементы контент-анализа журнальных текстов.

Использованные исторические источники.

Материалы журнальной публицистики. В виду того, что нами были привлечены публикации изданий разных типов, логично выделить в этой обширной группе источников следующие подгруппы:

Общественно-политические журналы – частные повременные издания, ориентированные на удовлетворение различных интеллектуальных потребностей читателя. Это проявлялось в широком жанровом разнообразии материалов, появлявшихся на их страницах: публицистические и научные статьи, путевые очерки и воспоминания, художественные произведения и публицистические очерки, информационные сообщения, обзоры газетной и журнальной прессы, рецензии на новые книги. Обращаясь к наиболее популярным среди читательской аудитории журналам, мы принимали во внимание количество публикаций, посвященных «инородческому вопросу», появлявшихся в том или ином издании. В результате, мы обратились к материалам демократического «Дела» (1866–1888); консервативного «Русского вестника» (1856–1914); либеральных «Вестника Европы» (1866–1914) и «Русской мысли» (1880–1914); народнических «Русского богатства» (1880–1914) и «Северного вестника» (1885–1898); марксистского «Мир Божий» (1892–1914), а так же региональных журналов «Сибирский наблюдатель» (1901–1905) и «Сибирские вопросы» (1906–1912). Заметим, что вопрос о политическом направлении сибирских журналов до сих пор обсуждается.

Отраслевые журналы. В своем исследовании мы обращались к материалам специализированных изданий по истории, географии, этнографии. Пилотный просмотр годовых выпусков исторических журналов и работа с указателями их содержания позволил сконцентрировать внимание на двух изданиях: «Русской старине» (1870–1914) и «Историческом вестнике» (1880–1914). Журнал «Русский архив» практически не содержал материалов о коренном населении Сибири, поэтому его публикации не были нами востребованы в качестве источника.

Журналы, посвященные географии и этнографии, заметно отличаются от общественно-политических и исторических изданий. Они имеют иную периодичность – четыре выпуска в год, иную жанровую структуру. Опираясь на рецензии в «толстых» журналах, а также исследования по истории этнографической науки, мы определили два наиболее авторитетных и популярных отраслевых издания по этнографии: «Живая старина» (1890–1914) и «Этнографическое обозрение» (1889–1914). Относительно географических журналов нам пришлось ориентироваться исключительно на обзоры журнальной прессы в периодической печати, в результате мы остановились на «Землеведении» (1894–1914) и «Естествознании и географии» (1896–1914).

Источники личного происхождения были востребованы нами для уточнения обстоятельств сотрудничества авторов «инородческого» дискурса с конкретным изданием, его редакцией, выявления авторской позиции относительно проблем аборигенного населения Сибири, не нашедших отражения в публикациях журнальной прессы, а также личных впечатлений автора от общения с коренными жителями региона. Из опубликованных материалов нами были востребовано мемуарное наследие С. Я. Елпатьевского, В. Г. Короленко, Г. Н. Потанина, автобиографические заметки Н. М. Ядринцева, дневник Ц. Жамцарано. Привлечена переписка Г. Н. Потанина и Н. М. Ядринцева.

Из неопубликованных материалов были привлечены письма А. В. Адрианова (Институт Русской литературы, Российский Государственный Архив Литературы и Искусства и Отдел рукописей Научной библиотеки Томского государственного университета), В. Г. Богораза-Тана, В. В. Птицына, (Российский Государственный Архив Литературы и Искусства), В. Л. Серошевского (Отдел рукописей Научной библиотеки Томского государственного университета), И. В. Шкловского (Российский Государственный Архив Литературы и Искусства), Н. М. Ядринцева (Институт Русской литературы, Российский Государственный Архив Литературы и Искусства и Отдел рукописей Научной библиотеки Томского государственного университета), а также письма редактору журнала «Исторический вестник» С. Н. Шубинскому, хранящиеся в Отделе рукописей Российской Национальной Библиотеки.

Кроме того, мы обратились к неопубликованным черновикам и путевым дневникам Г. А. Мачтета (Отдел Рукописей Российской Государственной Библиотеки), И. В. Шкловского (Российский Государственный Архив Литературы и Искусства), Г. Н. Потанина и Н. М. Ядринцева (Отдел рукописей Научной библиотеки Томского государственного университета).

Для уточнения фактов биографии публицистов, обращавшихся к проблемам коренного населения Сибири, использовались справочные издания: энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, «Критико-биографический словарь русских писателей и ученых» С. А. Венгерова, «Словарь сибирских писателей, поэтов и ученых» М. Е. Стожа, «Словарь псевдонимов русских писателей, ученых и общественных деятелей» И. Ф. Масанова.

Научная новизна исследования. В работе были уточнены причины актуализации сибирского «инородческого вопроса» на страницах периодической печати и факторы, повлиявшие на характер его освещения. Выявлены и охарактеризованы изменения, происходившие в процессе обсуждения данной тематики. Раскрыты основные отличия в освещении «инородческого вопроса» представителями различных политических направлений, выявлены особенности отражения «инородческой» тематики на страницах отраслевых изданий по этнографии, географии и истории. Выявлены различные модели описания взаимодействия русского и аборигенного населения и варианты самопрезентации представителей российских интеллектуалов в отношении «инородцев», воплощающих в себе образ «Другого».

Практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы как при создании обобщающих работ по истории российской журналистики, в том числе для составления тематических библиографических указателей, так и для исследований, посвященных проблемам формирования и функционирования имперской идеологии, национальной и социальной самоидентификации российских интеллектуалов. Кроме того, материалы и выводы диссертации могут быть востребованы при создании учебных курсов, посвященных общественному мнению пореформенной России, истории российской и сибирской журналистики.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного исследования были представлены и получили одобрение в ходе обсуждения на двух всероссийских (Новосибирск, 2006–2008) и двух региональных научно-практических конференциях (Новосибирск, 2006).

Материалы исследования изложены в 7 публикациях.

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Содержание сибирского «инородческого вопроса» в русской журнальной прессе зависело от мировоззренческой ориентации, отраслевой специализации и региональной принадлежности периодических изданий.
  2. На эволюцию «инородческого вопроса» оказали влияние следующие факторы: оформление областнической концепции, публицистическая активность политических ссыльных, формирование региональной идентичности сибирской интеллигенции и рост национального самосознания аборигенного населения, рост переселенческого движения в Сибирь, строительство Транссибирской магистрали, Русско-японская война, изменение статуса Сибири в составе Российской империи.
  3. Авторы, участвовавшие в постановке и обсуждении сибирского «инородческого вопроса», в подавляющем большинстве были биографически связаны с регионом как с местом рождения, и/или социализации, и/или профессиональной деятельности, и/или научных экспедиций, и/или ссылки.
  4. Сибирский «инородческий вопрос» не был непосредственным отражением объективной реальности. Он был инициирован областниками в 1860-е гг. как составная часть концепции колониального статуса Сибири. В дальнейшем представители идейных течений пореформенной империи, конструируя содержание «инородческого вопроса», актуализировали в процессе его обсуждения свои идеологические приоритеты.

Структура диссертации. Диссертация общим объемом в 241 страницу состоит из введения, двух глав (каждая из них включает два параграфа), заключения и списка использованных источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность темы, дается общая характеристика степени ее изученности, определяются объект, предмет, гипотеза, анализируется источниковая база диссертации, раскрывается научная новизна и практическая значимость исследования.

Первая глава «”Инородческий вопрос“ в Сибири на страницах общественно-политических изданий» отражает особенности освещения проблем коренного населения Сибири публицистами общественно-политических столичных и сибирских журналов.

Первый параграф «Столичные журналы о проблемах аборигенного населения Сибири» посвящен выявлению позиций по «инородческому вопросу» в российской журнальной прессе пореформенного периода, динамики его обсуждения, определению круга авторов, основных сюжетов и контекстов его актуализации.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»