WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

ФАИЗОВ АРТЕМ ВАЛЕРЬЕВИЧ

ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ВЫСШИХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ (1725-1730 ГГ.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Омск – 2008

Работа выполнена на кафедре дореволюционной отечественной истории и документоведения ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского».

Научный руководитель: доктор исторических наук,

профессор Ю.А. Сорокин

Официальные оппоненты: доктор исторических наук,

доцент М.К. Чуркин

кандидат исторических наук,

доцент Т.А. Белова

Ведущая организация: Курганский государственный

университет

Защита состоится 6 октября 2008 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.177.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Омском педагогическом университете по адресу: 644043, г. Омск, ул. Партизанская, 4а.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского педагогического университета (644099, г. Омск, ул. Набережная Тухачевского, 14, библиотечный отдел).

Автореферат разослан «___» сентября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, доцент Т.А. Сабурова

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. По справедливому мнению Р. Уортмана, российская монархия в XVIII в. приобрела новый облик, российский государь вышел за пределы роли, возложенной на него традицией, и наделил себя обширными полномочиями, среди которых «укреплять учреждения»1. Система органов высшего управления Петра I уже при его преемниках – Екатерине I и Петре II – стала давать существенные сбои в ситуации, когда требовалось максимально быстро ответить на вопрос: необходимо ли продолжать курс Петра Великого. Ответ приходилось искать на фоне тяжелейшего финансового кризиса и борьбы придворных группировок за политическое преобладание. В этих непростых условиях вызревали объективные предпосылки для реорганизации высшего государственного управления в стране. Задача усовершенствования высших органов государственной власти, и, прежде всего, заполнения образовавшейся институциональной лакуны, была вполне осознана крупнейшими русскими сановниками.

Исследование заявленной проблемы позволяет увидеть пробелы в петровских административных реформах, показать экономическую и социальную цену крупномасштабных преобразований, прояснить, насколько реформы Петра I были адекватны российской действительности, насколько были восприняты российским социумом.

Проблематика заявленного диссертационного исследования представляет значительный общественно-политический интерес. Современный реформаторский процесс стимулирует обращение к изучению реформирования государственных органов, в том числе и тех методов, которыми ранее стремились решить ряд злободневных управленческих проблем, добиться повышения оперативности в деятельности государственных структур и т.п. В 1725-1730 гг. в тяжелейших финансовых и социально-политических условиях был накоплен существенный опыт их решения, который может быть полезен современным администраторам и реформаторам.

Степень изученности проблемы. В дореволюционной историографии накоплено значительное число публикаций по заявленной проблеме. Рассмотрим сначала комплекс работ, в которых изучались собственно проблемы функционирования высших органов государственной власти. Мы вправе выделить два подхода в исследовании причин изменений в петровской системе высшего управления после смерти ее создателя.

Сторонники первой точки зрения исходили из высокой оценки (в некоторых случаях – идеализации) реформ Петра Великого, что приводило к негативному восприятию эпохи, последовавшей за его царствованием, когда, по их мнению, происходило искажение петровского наследия. В качестве примера негативных изменений в положении петровских государственных структур приводился «упадок» Сената, который утратил множество своих «законных» преимуществ под воздействием «происков» временщиков и фаворитов. Последние же узурпировали власть Сената для Совета, возникшего возле правящей особы. Наиболее последовательно данное мнение отстаивал А.Д. Градовский2. Истоки такого подхода прослеживаются еще в сенатском докладе, подданном в 1741 г. императрице Елизавете Петровне3.

Сторонников иной точки зрения на причины изменений в системе высшего управления отличало более рациональное (зачастую – критическое) отношение к результатам петровских реформ. Отсюда следовало признание закономерности последовавших после смерти первого императора трансформаций в созданной им государственной системе. Возникновение Верховного тайного совета и умаление значения Сената в 1726-1730 гг. они считали закономерным4. Впервые подобные оценки высказал министр финансов Александра I Д.А. Гурьев в 1815 г.5. В рамках этой позиции широкое распространение получил тезис о том, что соединение в государственных органах XVIII в. различных ветвей власти явилось причиной постоянного изменения их положения, и что после Петра I возникла необходимость в «политическом» органе по типу Боярской думы6.

Такая поляризация мнений исследователей происходила на фоне серьезной работы по публикации законодательных и делопроизводственных материалов, важных источников по истории высших государственных структур, в том числе и Верховного тайного совета7.

Однако представители рассмотренных подходов вопросами функционирования высших органов государственной власти 1725-1730 гг. специально не занимались, и наибольшее влияние на историографию проблемы оказали труды А.Н. Филиппова, А.С. Алексеева и отчасти Б.Л. Вяземского.

В дореволюционной науке имели место споры относительно характера влияния Верховного тайного совета на абсолютную власть монархов. В ходе решения этой проблемы сформировались также две основных точки зрения. Сторонники первой из них (А. Вицын, А.Н. Филиппов, М.Ф. Владимирский-Буданов и др.) указывали, что Совет власти Екатерины I и Петра II не ограничивал, а лишь реализовывал ее вместо слабых правителей. Сторонники второй точки зрения (Э.Н. Берендтс, Б.Л. Вяземский, Е. Карнович и др.) отмечали, что, сам факт создания Верховного тайного совета или его деятельность установили пределы для самодержавной власти. Большинство исследователей, не участвуя в дискуссии по проблеме ограничения самодержавной власти императорскими советами, были уверены в том, что во главе Российской империи в 1725-1730 гг. оставались абсолютные монархи.

Положение высших органов власти 1725-1730 гг. рассматривалось также в работах, посвященных общероссийской проблематике. Для этих обобщающих исследований в целом характерен больший интерес к проблемам деятельности Сената, чем Верховного тайного совета. Последний представал в этих сочинениях как некий случайно возникший орган, который лишил сенаторов законных полномочий8. Отметим в этом контексте труды специалистов в области государственного права. Работы авторов этого направления содержали общие и весьма краткие обзоры деятельности и особенностей высших органов государственной власти 1725-1730 гг., причем каких-либо объяснений и оценок, как правило, не было9.

С распространением в России конституционных идей, особенно в начале XX в., обострился интерес ученых (П.Н. Милюкова, М.М. Богословского и др.) к событиям 1730 г. и «затейке» верховников ограничить самодержавие Анны Ивановны10. Эти авторы затрагивали особенности Верховного тайного совета как правительственного органа лишь косвенно, так как полагали, что в это время члены Совета действовали уже не как представители своей государственной структуры, но как участники придворной олигархической группировки.

Проблемы развития высших органов государственной власти в 1725-1730 гг. фактически оказались вне поля зрения советских исследователей. Они лишь отчасти затрагивались в общих курсах истории России, в учебной литературе, а также в трудах, посвященных реформам первой четверти XVIII в. и особенностям российского абсолютизма. В этих работах период 1725-1762 гг. в целом характеризовался как время «дворянской реакции», как эпоха бесконечной борьбы за преобладание между группировками феодалов. Но подчеркивалось укрепление в послепетровской России абсолютной монархии и усиление «централизаторских» и «бюрократических» тенденций в развитии имперского государства11.

Так, М.Н. Покровский утверждал, что Верховный тайный совет был создан «номинально для того, чтобы развязать руки» императрице, а фактически – связал ее «по рукам и ногам». Новый орган возник вследствие того, что Екатерине I «надо было примирить с собой хотя часть недовольных и постараться ослабить недовольство другой части»12. Н.А. Рожков, вслед за А.Н. Филипповым, выделял «административно-технические» причины изменений в послепетровской организации управления. Однако даже при Петре II, по мнению исследователя, «рост административно-технического значения» Верховного тайного совета «не сопровождался увеличением его политической роли»13. С.В. Вознесенский, высказал мнение, что «одни из реформ Петра остались недоделанными, другие требовали исправления, третьи были только намечены, вследствие чего в правительственных учреждениях царил невероятный хаос». Основываясь на работах А.Н. Филиппова, он утверждал, что Верховный тайный совет «разрушил стройную организацию Сената», расшатал «в корне» петровское «регулярное государство». Историк замечал, что Совет тотчас после создания «имел в виду ограничение самодержавия»14.

Со второй половины 1950-х гг. в советской историографии постепенно происходило оживление интереса к истории государственных институтов15. В начале 1970-х гг. возобновляется анализ бурных событий января-февраля 1730 г., но эти исследования функционирование высших органов государственной власти 1725-1730 гг. практически не затронули.

Своеобразным рубежом в советской исторической литературе является диссертационное исследование Е.В. Анисимова (1975 г.), возобновившее специальное изучение высших органов государственной власти 1725-1730 гг. Создание новой высшей структуры, по его мнению, «положило начало коренной реорганизации системы управления» и было обусловлено, помимо прочего, объективной необходимостью «пересмотра петровских принципов внутренней политики»16.

В 1983 г. Н.П. Ерошкиным было опубликовано учебное пособие. Верховный тайный совет традиционно оценивался как орган, являвший собой проявление «политического господства сменявших друг друга группировок»17. Исследователь в начале 80-х гг. XX в. вернулся к оценкам, высказанным советскими авторами еще в 1950-е гг.

Вторая часть многотомной работы «Очерки русской культуры XVIII века» содержала раздел, посвященный государственному управлению. Его авторы Н.Б. Голикова и Л.Г. Кислягина указывали, что изменения в правительственной системе после Петра I «являлись логическим продолжением усовершенствования механизма дворянского господства, усовершенствования, свидетельствующем о дальнейшем развитии абсолютизма»18, то есть оценивали их весьма положительно, возвращаясь к традиции, заложенной еще Б.Л. Вяземским и А.С. Алексеевым.

Итак, при недостаточном в целом внимании советских авторов к периоду 1725-1730 гг. историки касались в своих трудах проблемы развития высших органов государственной власти в послепетровскую эпоху. Оценки положения высших властных структур в 1725-1730 гг. вновь оказались весьма различными. Преобладающим было мнение о том, что значение петровского Сената пало вследствие деятельности Верховного тайного совета, который получил фактически безграничные полномочия, но самодержавной власти государей не ограничил. Вполне устоялся тезис о том, что Совет «возник возле правящей особы» в результате борьбы за преобладание внутри класса феодалов и вопрос об исторической необходимости Совета, таким образом, снимался.

На современном этапе появляются исследования, специально посвященные эпохе дворцовых переворотов, которая перестала восприниматься как период «безвременья», застоя и дворянской реакции. И хотя имели место работы, которые совершенно опускают эпоху дворцовых переворотов в целом, в большинстве своем современные авторы пытаются более взвешено понять и оценить мероприятия преемников Петра I, что проявилось прежде всего в анализе проблем их внутренней политики, взятых нередко в контексте деятельности отдельных личностей. Сохранилось внимание к проблемам развития высших органов управления. Наиболее существенный вклад в их изучение 1725-1730 гг. сделан Е.В. Анисимовым19.

Отметим публикации Д.Н. Шанского и Т.А. Беловой., в которых специально изучались различные аспекты деятельности высших правительственных структур после кончины Петра I20. На современном этапе развития исторической науки продолжается исследование событий января-февраля 1730 г., которое стало следствием стремления членов Верховного тайного совета изъять властные прерогативы самодержицы в свою пользу. Проблемы функционирования высших органов государственной власти периода 1725-1730 гг. затрагивались в учебных и научных юридических изданиях. В отличие от советских аналогов, в этих работах речь преимущественно идет о наличии у Верховного тайного совета «законодательных полномочий». Смысл данного определения не уточняется.

В современной историографии пробудился интерес к послепетровской эпохе, что имеет своим следствием и возобновление процесса изучения высших органов власти 1725-1730 гг. На этом фоне происходит возрождение некоторых идей дореволюционных исследователей. В литературе о деятельности высших государственных структур данного периода, в последнее время преобладает, по сути дела, точка зрения Е.В. Анисимова, при этом многие вполне справедливые предположения этого исследователя намечены пока лишь в общих чертах, не проработаны в деталях, высказаны априори.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»