WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

6. Показано, что в русской классической литературе представлены три варианта гармонизации отношений человека с миром: а) рефлексия без деятельности; б) деятельность, не окрашенная рефлексией; в) героический, экстремальный вариант, заключающийся в сознательном стремлении совершить некий качественный скачок через переживание пограничной ситуации; г) стремление обрести гармонию в повседневной жизни.

7. Доказано, что единственным по-настоящему надежным является только последний из них.

Теоретическая и практическая значимость проведенных исследований в диссертации заключается в следующем:

во-первых, результаты исследования могут быть использованы для прояснения онтологической, гносеологической и антропологической проблематики, связанной с исследованием гармонии;

во-вторых, проведенная работа по осмыслению объективной и субъективной сути гармонии позволяет по-новому взглянуть на способы гармонизации мироотношения;

в-третьих, результаты исследования могут быть использованы для обогащения учебных программ в методологическом плане, а также при подготовке спецкурсов по философской антропологии, философии культуры, социологии и культурологии.

Апробация работы. Основные положения диссертации и полученные результаты обсуждались на кафедре философии Омского государственного педагогического университета, на межвузовском аспирантском семинаре кафедры философии ОмГПУ, на межфакультетском семинаре при кафедре гуманитарных и социально-экономических дисциплин Омского танкового инженерного института, изложены в 10 публикациях, докладах и выступлениях на: межвузовской конференции «Реальность. Человек. Культура: абсолютное и относительное» (Омск, 2005); региональной научной конференции, посвященной 85-летию М.Е. Бударина «Человек в контексте культуры» (Омск, 2005); межвузовской конференции «Реальность. Человек. Культура: научные и вненаучные формы познания» (Омск, 2006); межвузовской конференции «Реальность. Человек. Культура: социальное и природное» (Омск, 2006); межвузовской конференции «Реальность. Человек. Культура: универсалии научного знания» (Омск, 2007); Международной научно-практической конференции «V Омские торгово-экономические чтения» (Омск, 2007).

Структура и объем исследования. Текст диссертационного исследования состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, содержащего 215 наименований. Работа изложена на 171 странице компьютерной верстки.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, освещается степень ее разработанности, формулируются цели и задачи, характеризуется теоретико-методологическая основа работы, демонстрируется научная новизна и научно-практическая значимость диссертации.

Глава I «Гармония в контексте мироотношения» посвящена анализу гармонии как объективного явления; исследованию того, как объективные характеристики гармонии получают свое выражение в виде категориального каркаса мышления; рассмотрению основных вариантов гармонизации отношений человека и мира, представленных в философской науке.

В первом параграфе «Гармония как объективный феномен» анализируются объективные характеристики гармонии. Категории «гармония» дано большое количество определений, из которых следует, что она обычно рассматривается в связи с категориями этики, эстетики, космологии и других наук. Но, связывая это понятие с материальными, вещественными проявлениями бытия, можно сделать вывод, что гармония лежит в их основании. Гармония, являясь фундаментальной философской категорией, обладает не только аксиологическим, ценностным, но и онтологическим смыслом.

Высказывания многих античных философов дают нам представление, что гармонию они понимали не как какую-то единичную вещь, субстанцию, а как определенные отношения и связи между вещами. В средние века гармония также описывается посредством понятия соотношения. Г.В. Лейбниц, И.Ф. Шиллер, Г.В.Ф. Гегель тоже говорили о гармонии как об отношении. В нашем случае гармония понимается как характеристика отношений между материальными вещами, явлениями и идеальными состояниями. Объект, на который прежде всего направлено внимание субъекта, может быть относительно неподвижным (например, произведение архитектуры), текучим и изменчивым (музыкальное произведение), обнаруживать более или менее сложную динамику отношений со средой, в том числе с воспринимающим субъектом, но его изменения лежат в границах меры.

Гармония при таком взгляде на мир ассоциируется с устойчивостью, подобием, порядком. Поэтому гармонию, которую можно определить посредством таких понятий, как пропорциональность, соразмерность, симметричность, характеризующих ее со стороны материальных взаимосвязей и объективных количественных характеристик, мы называем гармонией меры. К примеру, Парфенон – олицетворение гармонии меры.

Но порядок, симметрия, соразмерность не схватывают момента развития, не указывают направления движения, симметричные преобразования и изменения не ведут к созданию гармоничного нового. Опираясь на положения В.П. Кузьмина, в работе доказано, что гармония обладает определенным системным качеством, т.е. гармоничность того или иного компонента системы и всей системы в целом приобретается ими лишь тогда, когда взаимодействие порождает нечто такое, чего в них не было до акта взаимодействия, а именно – гармонию. В этом смысле место пребывания гармонии – не четко очерченное бытие объекта, а становящееся отношение.

Если гармония понимается как особый вид отношения противоположностей, каждая из которых является стороной противоречия, то применительно к процессу гармония рассматривается как отношение между исходным и последующим состояниями объекта после качественного скачка и отношение меняющегося объекта со средой. Исходя их этого, приходим к пониманию гармонии как процесса противоречивого развития. Как известно, качественные скачки могут быть различными по своей значимости и последствиям, но процесс изменения объекта едва ли можно назвать гармоничным, если отсутствует преемственность между исходным и конечным состояниями, если развающийся объект по сути дела гибнет, уступая место иному вообще, но не своему иному (терминология Гегеля). Гармония скачка заключается именно в преемственности, в переходе в свое иное.

В границах меры гармония выступает как тождество противоположностей, содержащее несущественные различия, тождество как равнодействие противоположностей, когда они примерно с равной силой воздействуют друг на друга, как их взаимная обусловленность и детерминация. Такое состояние можно определить как «цельность».

Появление существенных различий в тождестве приводит к гармонии в собственном смысле этого слова. Развитие в данном случае обеспечивается формой саморазвития, т.е. основой развития являются внутренние противоречия, а внешние – условием развития. Вопрос о динамике прямо связан с проблематикой диалектического противоречия. С одной стороны, гармония не может не быть противоречием: «из различного образуется прекраснейшая гармония». Признавая гармонию видом противоречия и выделяя такие ее свойства, как единство и борьба противоположностей, взаимодействие, взаимополагание, взаимовлияние, взаимопроникновение, взаимоисключение, взаимодополнение и т.д., получаем тем самым структуру гармонии как всеобщего и целостный образ гармонии как объективного явления. Если все эти свойства присутствуют, то перед нами – абсолютная «чистая» гармония. В объективном мире мы имеем дело с относительной гармонией, т.е. с каким-то одним или несколькими свойствами, присущими абсолютной гармонии.

С другой стороны, гармония есть особая форма диалектического противоречия, характеризующаяся следующими моментами:

а) в процессе гармонического развития объект, изменяясь и подчиняясь всеобщему закону перехода количественных изменений в качественные, сохраняет известную устойчивость;

б) специфика гармонического развития состоит в конструктивном разрешении противоречия;

в) переход к новому качеству всегда есть диалектическое отрицание, которое означает сохранение приобретений предшествующего периода в снятом, т.е. преобразованном, виде. Именно отрицанием как снятием, но не деструктивным отрицанием, обеспечивается преемственность состояний и конструктивная форма разрешения противоречия;

г) в категории гармонии мир отражается через призму человеческих интересов и ценностей, в этой категории, при всей ее онтологичности, содержится усиленный ценностно-аксиологический, антропологический контекст. В самом понятии гармонии обязательно есть момент положительности, одобрения, оценки, обязательно присутствует стремление к прекрасному, идеальному.

Исходя из сказанного, гармонию можно определить как тип отношения, обеспечивающий устойчивость объекта или процесса.

Второй параграф «Гармония как субъективный феномен» посвящен исследованию вопроса, каким образом объективные гармонические категории находят собственное выражение в мышлении и преломляются в существовании гармонии как субъективного феномена. Гармония – отношения и связи не только в материальном мире, где она реализуется в пространстве и времени, но и в идеальном, субъективном мире человека, где возможна гармония смыслов, идей, настроений. Если гармония есть отношение противоположностей и одной из сторон отношения может быть человек, она может быть охарактеризована категорией мироотношения, которая позволяет говорить о субъективной гармонии, используя категориальный каркас, полученный при анализе гармонии как объективного феномена. Т.е. субъективная гармония проявляется и в мере, и в скачке как гармония исходного и последующего состояний субъекта и как гармония отношений меняющегося субъекта со средой.

В субъективной гармонии меры нет ярко выраженного противополагания в мироотношении, «Я» полагает «Я», субъект «уравновешен» и с миром, и с самим собой. Здесь не столь важно «качественное содержание» противоположностей, сколько их количественная соразмерность, симметричность и пропорциональность. Исходя из этого, ярким примером гармонии меры в субъективном плане может быть признан гедонизм. Человек, не выходя за рамки удовольствий, определяющих направленность его жизнедеятельности, достигает полной внутренней гармонии. Особенно, если удовольствия разнообразны, так что достигается равновесие между материальным и духовным, что отчасти напоминает божественное совершенство в трактовке Я.Беме. Внутренних противоречий, обеспечивающих развитие в форме саморазвития, в данном случае нет. Внешние противоречия, которые должны явиться условием развития, тоже отсутствует, так как отношения со средой сводятся к полной устойчивости. Парфенон – олицетворение объективной гармонии меры, гедонизм – воплощение субъективной гармонии меры.

Когда в мироотношении появляется противоречие, противополагание, а человек начинает пытаться строить активные взаимоотношения со средой, когда «Я» не только начинает полагать «не-Я», но и допускать равноправие этого «не-Я», тогда только можно говорить о гармонии в собственном смысле этого слова, т.е. о гармоническом развитии, о динамике субъективной гармонии.

Человеческая жизнь – это процесс, это движение от одного состояния к другому, и внешнему, и внутреннему. Так как люди по-разному понимают становление и достижение гармонии, то необходимо поставить вопрос о направленности возникновения гармонии из хаоса души. В мире существуют два базовых полярно противоположных направления изменений. Первое: движение к такому порядку, который увеличивает, в терминологии Эмпедокла, любовь и уменьшает вражду, противоположности в этом случае имеют неантагонистический характер, а противоречие разрешается конструктивно. Второе: «порядок», который приводит к возрастанию вражды, к хаосу, а в итоге – к разрушению. Такое развитие основано на деструктивном разрешении противоречия.

Гармония достигается при конструктивном разрешении, к примеру, таких противоречий, как вера и сомнение, надежда и разочарование, любовь и ненависть. Кроме этого, универсальные формы гармонизации отношений человека с миром связаны с возникновением мифологии, религии, искусства, философии, науки.

Слово «гармония» мы редко применяем по отношению к нашему внутреннему состоянию, заменяя его чаще словами «удовольствие» или «радость». Счастье считается высшей целью и смыслом человеческой жизни. Счастье – это уже не только наличие разнообразных удовольствий и позитивное разрешение конфликта, но и оценка «пути», определенная рефлексия. «Я» не только полагает «Я» и «не-Я», но и рефлектирует по поводу изменившегося себя и мира. Именно в счастье различимы и взаимопроникаемы две тенденции: стремление к всесторонности и к ограничению. Как представляется, реализация этих двух противоположных стремлений как раз и создает, по определению Д.В. Пивоварова, «гармоническую целостность».

Физические и душевные страдания – часть человеческого существования, их неизбежность реальна для всех людей. Поэтому этап гармонической целостности не означает завершенности, самодостаточности, автаркичности в рефлективном мироощущении человека. На этом этапе человек находится в абсолютном движении становления, противоположные начала в нем, даже достигая высокого соответствия, не застывают в разрешенном виде. В человеке, открытом на меняющийся мир, на других людей, постоянно происходит достройка и перестройка его «Я». Таким образом, в процессе гармонического субъективного развития при сильном расхождении противоположностей через столкновение, борьбу и конструктивное (но временное) их примирение путем «снятия» человек приближается к счастью.

В третьем параграфе «Основные варианты гармонизации отношения человека и мира, представленные в философской науке» характеризуются варианты гармонизации мироотношений, существующие в философской литературе. Гармония как таковая в истории философской мысли чаще всего оказывалась предметом эстетики, но проблема гармонии человека и мира стала предметом этики, поскольку она неотделима от вопроса о том, как следует жить.В зависимости от того, какие пути гармонизации отношений человека и мира предлагают философы, условно можно выделить два направления.

В первом случае пути достижения человеком счастья и гармонии истолковываются как результат ограничения непосредственных склонностей, интересов, как трансценденцию, выход за социально-природные границы живого человека. Такая точка зрения реализуется в учении этики внутренней стойкости, в религиозной этике любви, в рационалистической этике долга.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»