WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

КОЛМАКОВА Евгения Александровна

ГНОСЕОЛОГИЧЕСКАЯ И СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ЭПИСТЕМИЧЕСКОЙ И ИНСТРУМЕНТАЛЬНОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Омск – 2008

Работа выполнена на кафедре истории и регионального развития

ФГОУ ВПО «Омский государственный аграрный университет»

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Денисова Любовь Владиленовна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Мартишина Наталья Ивановна

кандидат философских наук, доцент

Карпова Лариса Михайловна

Ведущая организация: ГОУ ВПО « Курганский государственный университет»

Защита состоится 19 июня 2008г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.177.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук в Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644099, наб. Тухачевского, 14, ауд. 212.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Омского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан 19 мая 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат философских наук Максименко Л.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы исследования

Существуют такие задачи, которые не могут быть в принципе раз и навсегда решены; вопросы, на которые нельзя дать окончательного ответа; проблемы, которые с течением времени становятся только острее. Именно к такому разряду относится рациональность и все, что с ней связано. Это одна из фундаментальных и вечных философских проблем. В сущности, она связана с выделением особой сверхчувственной реальности, которая носит объективный характер, развивается по объективным законам. Ведь любое высказывание не может быть сведено только к чувствам, в нем обязательно присутствуют общие конструкты, которые влияют на чувственное познание и определяют его, поэтому если рациональность в гносеологическом плане понимать как способность к абстрактному мышлению, то вопрос о том, нужна ли она, можно считать снятым.

Не будет преувеличением сказать, что буквально все философские направления явно или скрыто в той или иной степени решают проблему рациональности. Это не сразу бросается в глаза, так как у данного феномена очень много проявлений: в античности в центре внимания мыслителей находится дилемма «знание–мнение», в Средние века – «разум–вера», в Новое время – «чувственное-рациональное», в Новейшее – «бессознательное/воля–разум».

Но чем вызвано повышение интереса к рациональности на рубеже XX-XXI веков Во многом это связано с процессами, которые происходят в науке. Эти процессы, в свою очередь, оказывают влияние на формирование образа науки в общественном сознании. Сегодняшний образ науки противоречив, в нем присутствует как безграничная вера в возможности последней – атавизм эпохи Просвещения, так и антисциентистские идеи, которые активно привносятся в массовое сознание СМИ: наука имеет границы, неэффективна, антигуманистична и даже опасна по сравнению с другими, «альтернативными» формами познания. Если встал вопрос: насколько оправданно и рационально существование особого института по получению нового знания – науки, которая очень долгое время рассматривалась как образец рациональности, то закономерен и другой вопрос: нужна ли рациональность вообще. А когда некое понятие, процесс или явление ставится под сомнение, усиливается и рефлексия над ним. Поэтому вновь актуально звучат вопросы: в чем критерии рациональности что есть рациональность как таковая почему это понятие стало таким «неуловимым» Ведь зачастую аффективный поступок при последующем анализе оказывается более рациональным, чем тщательно продуманный, соответствующий цели. Одно и то же действие может быть рациональным и перестает быть таковым при изменении точки зрения или цели.

Сегодня эти вопросы имеют не чисто умозрительный философский, а жизненно-практический смысл: споры о рациональности есть споры о границе, до которой дошло человечество в разрушении окружающего мира и себя самого.

Степень разработанности проблемы. Истоки рациональности восходят к древнегреческой философии. Еще Парменид различал знание «по истине» (полученное посредством разума) и знание «по мнению» (полученное в результате чувственного восприятия), а Гераклит ввел в употребление слово «логос», которое Цицероном было переведено на латынь как «рацио». Сами истоки идеи рациональности в философском сознании, начиная с античности, связаны с сознательной постановкой и обсуждением коренной мировоззренческой проблемы «соизмерения человека в бытии», «врастания», «вписанности» человека в окружающий его мир, превращения его человеком в обитаемый для себя мир.

Попытки определить сущность и специфику рациональности предпринимались на всем протяжении существования философии. Традиционно она рассматривается в двух основных проявлениях: с одной стороны, рациональность в познании, с другой, – в деятельности и культуре. В таких аспектах ее анализировали и описывали многие философы: это, например, И. Кант, В.Н. Карпович, В.В. Кизима.

К исследованиям, посвященным проблемам эпистемической рациональности, относятся работы философов Нового времени Р. Декарта, побудившего человеческий разум «встать на собственные ноги», освободиться и от оков мистики и откровения, и от рассудочной ограниченности схоластики; Б. Спинозы, Г.В. Лейбница; И. Канта, считавшего, что чувственные и рассудочные знания опираются на априорные категориальные формы; Г.В.Ф. Гегеля, верившего в могущество разума и в способность человека постигать объективные законы действительности. Собственно, сформированное ими классическое понимание рациональности, сохраняет свое значение и по сей день. Для этих философов рациональность предстает как высшая ценность.

Кроме того, в попытке раскрыть феномен и специфику рациональности большое значение имели работы следующих философов: Аристотеля, Дж. Бруно, Н.Кузанского, Платона; среди современных отечественных и зарубежных авторов следует отметить: Н.А. Автономову, И.С. Алексеева, А.С. Богомолова, Б.С. Грязнова, Л.В. Денисову, С.Ф. Денисова, Г.Б. Жданова, В.В. Ильина, И.Т. Касавина, В.В. Кизиму, П.В. Копнина, Г. Ленка, Н.И. Мартишину, Л.А. Микешину, А.Л. Никифорова, Т.И. Ойзермана, В.Н. Поруса, Б.И. Пружинина, Н.Решера, З.А. Сокулер, В.Г. Федотову, К. Хюбнера, В.С. Швырева. Поскольку особую роль в познании рациональности всегда играла наука, то отдельно следует выделить постпозитивистов Т. Куна, И. Лакатоса, К. Поппера, С. Тулмина, П. Фейерабенда, оказавших решающее влияние на современное определение научной рациональности. Они стремились четко отграничить научное знание от ненаучного, нивелируя тем самым все виды познания, не относящиеся к науке. Постпозитивисты определили рациональность как совокупность норм, на которые ориентируется ученый в научной деятельности, критерии оценки теории. Данная точка зрения стала исходным пунктом, от которого мы отталкивались в своей работе. В то же время, вне поля зрения этих философов осталась проблема инструментальной рациональности.

Основоположником концепции инструментальной рациональности можно считать М. Вебера, который определяет рациональность как точный расчет адекватных средств для достижения цели. Он выделил четыре типа социального действия, два из которых являются рациональными. Концепция Вебера явилась исходным пунктом для разработки теории инструментальной рациональности в целом и для коммуникативной рациональности, в частности.

В отечественной философии и философии науки проблемам инструментальной рациональности в различных ее аспектах посвящены работы следующих авторов, на основании исследований которых осуществлен анализ: П.П. Гайденко, Ю.Н. Давыдова, В.В. Кизимы, В.С. Швырева (рассмотрение рациональности в историко-философском контексте и в культуре); П.Ф. Йолона, В.Н. Карповича, С.Б. Крымского, Б.А. Парахонского, Н.С. Розова (рациональность в двух аспектах – в науке и в культуре); Н.С. Мудрагей (рациональное и иррациональное в истории философии); А.В. Кураева и В.И. Кураева (соотношение веры и рациональности); И.Т. Касавина и З.А. Сокулер (рациональность в социальном контексте); Т.И. Ойзермана, А.П. Трубицына (рациональность в деятельности, практике). При этом понимание специфики инструментальной рациональности основывалось на деятельностном подходе. Здесь оказались чрезвычайно ценными исследования М.С. Кагана, В.А. Лекторского, Г.Л. Тульчинского, В.С. Швырева, Э.Г. Юдина. В то же время, у всех этих философов инструментальная и эпистемическая рациональности оказываются разделенными.

Типологиям рациональности посвящено значительное количество монографий, статей, диссертаций. Для нашего исследования оказались полезными: концепция В.С. Степина, в которой он формулирует признаки классического, неклассического и постнеклассического типов рациональности, имевших место на разных этапах развития науки, М.А. Мамоновой, которая исследует понятие типа рациональности и на основе этого – типы рациональности мышления, исходя из особенностей культуры (восточный и западный типы рациональности). Близки к вышеназванному по предмету исследования диссертации С.Э. Валдавиной об исторических типах рациональности и Е.Ю. Леонтьевой – о рациональности, идущей от «греческой», «онтологической» линии и от «латинской», «гносеологической» линии. Существуют также работы, где основанием деления являются виды познания: считается, что каждому из них присуща своя особая рациональность. Так о рациональности магии писали Дж. Агасси, Д. Блур, Б. Исли, Т. Роззак, П. Росси, П. Фейерабенд, Дж. Фрезер; о логике мифа: А.Я. Голосовкер, П.С. Гуревич, К. Леви-Стросс, А.Ф. Лосев, К. Хюбнер, В.С. Черняк; о рациональности религии и теологии – М. Вебер, Г.Д. Левин, Н. Лобковиц, Л.А. Маркова, Д.М. Угринович.

Однако все перечисленные типологии описывают либо эпистемические типы рациональности, либо инструментальные. Для описания объясняющей рациональности и выяснения ее сущности в диссертации был исследован сам механизм объяснения. Здесь особо значимыми оказались исследования Г.Х. Вригта, К.Г. Гемпеля, С.Ф. Денисова, Е.П. Никитина.

Основанием для выделения типа коммуникативной рациональности стали идеи К.-О. Апеля и его ученика Ю. Хабермаса. Последний сконцентрировал свои усилия на «коммуникативном действии», результатом которого становится достижение консенсуса, исследования по концепции Ю. Хабермаса современных отечественных философов Н.А. Бусовой, Б.В. Маркова, И.П. Фармана, В.И. Фурса. Так как основной разновидностью данного типа рациональности является социально-гуманитарное познание, то были изучены работы В. Дильтея, Г. Риккерта, Ф. Шлейермахера – философов, находившихся у истоков герменевтики. Также для анализа процедуры понимания в противоположность объяснению использовались идеи, высказанные М.М. Бахтиным, В. Виндельбандом, Г.-Г. Гадамером, С.Ф. Денисовым, В. Дильтеем, Г. Зиммелем, А.А. Михайловым, М.В. Поповичем, Г. Риккертом, Г.И. Рузавиным, Ст. Тулмином.

Таким образом, несмотря на то, что, казалось бы, по рациональности уже написано огромное число работ, проблемы остаются. Недостаточно прояснен вопрос относительно определения понятия «рациональность» и, что закономерно вытекает из данного факта, понятия «тип рациональности». Все авторы, описывавшие рациональность различных видов познания, в основном исходили из понимания рациональности как систематичности, структурированности, связности, что, безусловно, присуще и мифу, и религии и др. При этом ни в одной работе по исследованию данного вопроса не производится попыток решить проблему объединения различных видов познания на основе одного типа рациональности. Также недостаточно прояснен вопрос о специфике современного представления о рациональности в познании и культуре, а также о влиянии синергетики на понимание рациональности.

Проблема исследования обусловлена нерешенностью и недостаточной проясненностью вышеназванных аспектов, связанных с рациональностью и ее типами и может быть сформулирована в вопросах: что такое рациональность и тип рациональности, как изменялся тип рациональности в культурно-историческом процессе, под воздействием каких факторов происходит смена типов рациональности, что собой представляет тип рациональности в современном познании.

Цель исследования: выявить сущность и раскрыть специфику рациональности в познании и деятельности. Для достижения поставленной цели предполагается решение следующих задач:

– раскрыть содержание понятия рациональность и построить объединенную типологию рациональности;

– исследовать феномен рациональности в отношении к познавательной деятельности;

– выявить сущность объясняющей рациональности и проследить, в каких видах познания она находит отражение;

– исследовать типы рациональности в деятельности, описать и проанализировать рациональность в коммуникации;

– исследовать специфику рациональности в современном познании и прояснить особенности синергетической рациональности.

Теоретическая база и методология исследования

Теоретической основой исследования являются идеи отечественных и зарубежных авторов, в частности идеи В.С. Степина о трансформации научной рациональности в процессе исторического развития науки. Основополагающим методом является диалектика, так как рациональность, наука и другие виды познания описываются в своем развитии. При этом используется диалектический принцип единства исторического и логического, поскольку смена типов рациональности исследуется в процессе развития сознания человека и культуры в целом, а также материалистический принцип единства деятельности и культуры: это позволяет нам рассматривать деятельность как основу культуры. При раскрытии содержания всех типов рациональности применяется сравнительный метод: виды познания рассматриваются в отношении к представленным в них типам рациональности. Кроме вышеназванных, используется также метод структурно-функционального анализа, предполагающий рассмотрение рациональности как некой целостности, имеющей сложную структуру и выполняющей определенные функции.

Научная новизна диссертации:

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»