WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Индивид может быть недоволен действительностью, может хотеть ее изменить, но при эскапизме он делает это только в воображении, реально оставаясь в той же ситуации. Если же происходит действительное изменение реальности, то это уже не эскапизм.

Относительно приемлемые в рамках публицистики метафорические описания эскапизма как бегства в вымышленный мир, ухода от действительности не удовлетворяют требованиям терминологической определенности, принятым в научном или философском сообществе. Существующий философский язык позволяет более глубоко и точно описать эскапизм как уход человека от своего подлинного проявления в мире (подлинного бытия), под которым понимается действительное присутствие и участие человека в своей жизни. Подлинность бытия может быть описана с достаточной определенностью с использованием модуса бытия в его экспликации Э. Фроммом.

При эскапизме, как показывается в диссертации, уход индивида от его подлинного проявления в действительности происходит посредством развлечений. В этом контексте развлечения – не просто отдых как релаксация и восстановление сил, не любая досуговая деятельность в самом широком смысле, не любимое занятие, дело, увлечение, хобби. Развлечения – это деятельность, поверхностно направленная на привнесение в реальность чего-то нового, но не в аспекте познания и развития, а в аспекте разнообразия, разбавления, разжижения повседневности. Нередко развлечения вообще ничего не приносят в реальность, временно опутывая индивида и забирая с собой психические, физиологические и материальные ресурсы. Индивид просто растрачивает себя на бесполезную псевдореализацию. Таким образом, развлечения как часть досуга и отдыха могут получить доминирующее значение в ценностях индивида. Здесь уже не идет речь об отдыхе, это «сжигание» себя развлечениями вхолостую. Погруженность в развлечения – это вытеснение бытия.

Если индивид реально действует, то его внутренний духовный опыт, который может складываться, в том числе, под воздействием различных образов, транслируемых через средства массовой информации, является активным фактором. Но если человек только воспринимает, и это воспринимаемое не выходит за пределы его сознания, когда индивид предпочитает пространство воображаемого мира миру реальному, то можно говорить об эскапизме. Виртуальный или воображаемый мир может оказаться для индивида привлекательней, чем реальный. В таких случаях присутствие, переживание своей жизни рассеивается, минимизируется. Индивид переносит свою жизненную реализацию из действительности в субъективную реальность. Сущность эскапизма может быть выражена как подмена подлинной жизненной активности ее симуляцией.

Эскапизм – не сиюминутная деятельность, не релаксирующая игра или просмотр уставшим после рабочего дня человеком нескольких телепередач. Эскапизм – это регулярная практика пустого растрачивания своего жизненного времени. Это образ жизни, когда индивид не знает, как ему реализовать себя и чем заняться. Именно такой человек попадается на удочку индустрии развлечений, именно его разум легко опутывается рекламно-развлекательными сетями массмедиа.

Эскапизм – это отчуждение индивида от себя самого как субъекта действия; свертывание творческого потенциала; имитация жизни, деятельности, чувств, поступков. В итоге эскапизм может быть определен как уход индивида от подлинного бытия через его симуляцию в развлечениях.

Самостоятельного рассмотрения требует вопрос соотношения эскапизма и так называемых аддикций. Необходимо различать пристрастие, болезненное влечение к алкоголю, наркотикам, компьютерным играм и т.д. от эскапизма. Эскапизм – это не зависимость, это более тонкое явление – не сразу заметное для индивида состояние неприятия, разрыва со своей реальностью. Зависимость может быть основана на эскапизме, когда бегство в другой мир становится для человека постоянной потребностью и необходимостью. Но если возникает такая зависимость, то скорее уже не индивид бежит от реальной жизни с помощью каких-то явлений и действий, а они завладевают им, и тянут к себе.

Некоторые исследователи выделяют положительный и отрицательный эскапизм, которые различаются, по их мнению, в зависимости от характера ухода. С нашей точки зрения, эта позиция – одно из проявлений аморфности термина «эскапизм», его слишком произвольного употребления в литературе. Когда та или иная деятельность способствует самореализации, развитию человека или действительному отдыху, релаксации, тогда не идет речь об эскапизме. Поэтому для одного человека компьютерные игры могут быть увлекательным времяпровождением, отдыхом и даже хобби, для другого – способом бегства от реальности, а для третьего – болезненной зависимостью.

Во втором параграфе «Человек убегающий. Антропологическое измерение эскапизма» рассматриваются наиболее важные антропологические особенности индивида, внутренне связанные с эскапизмом и характерные для склонных к нему личностей. К их числу, с нашей точки зрения, относятся мечтательность, рассеянность, устремленность к развлечениям, стремление заменить свою настоящую личность воображаемой.

Мечтательность. Мечтательный субъект часто предается представлениям о своем успехе в обществе, признании, известности, героических поступках, любовных похождениях. Но его деятельность не направлена к реализации своих желаний, а только на их генерацию в воображении. Это очень близко к тому, что понимается под эскапизмом. Но эскапизм связан не просто с нереализуемыми мечтами, а с развлечениями, уводящими человека от действительности, заменяющими его реализацию в реальности. В наше время распространен тип мечтателя-эскаписта, которого можно обнаружить на диване или кресле, занятым просмотром телевизионных программ или погруженным в виртуальную реальность компьютерных технологий.

Рассеянность. Под рассеянностью у контексте диссертационного исследования понимается состояние, которое выражается в том, что индивид отвлекается от своих непосредственных ощущений в конкретный момент, от собственного переживания реальности, присутствия, осознания окружающего. Рассеянность может развиваться как следствие современного способа организации досуга, когда различные технологии «сбивают» конкретную направленность человеческого внимания, распыляя, рассредоточивая его.

Устремленность к развлечениям. Некоторым индивидам, чтобы ощутить, что они живут, необходимы некие яркие, выделяющиеся из повседневности переживания. Таким индивидам нужны не просто развлечения, то есть нечто отвлекающее, а приключения, то есть что-то случающееся. Однако для массового обывателя потребность в приключениях, с одной стороны, в ее столкновении со стремлением к уюту и покою, с другой, может реализовываться путем симуляции и подмены реальных жизненных переживаний искусственными. Именно воображаемые события и происшествия, нередко воспроизводимые сегодня через всевозможные медиаустройства, могут восприниматься многими как «приключения», в противовес реальным, наполненным риском и нестандартными ситуациями, событиям своей жизни. Псевдоприключения подобного рода оказывются одним из самых распространенных, хотя и далеко не единственным видом развлечений, прокладывающих дорогу эскапизму.

Стремление заменить свою настоящую личность воображаемой. Тот или иной художественный образ или идеал может выступать для индивида образцом для подражания. Стремление к лучшему, воспитание в себе тех или иных качеств может обратиться в отрицание своей собственной личности и реальности. Искусственное подстраивание под выбранный образец, возможное несоответствие ему, может порождать неудовлетворенность и чувство отчуждения.

Несмотря на важность антропологических предпосылок для конституирования эскапизма, исследуемое явление не возникает исключительно под влиянием таких предпосылок. Субъективные качества индивида могут привести к эскапизму только при воздействии определенных культурных факторов.

В третьем параграфе «Культурные предпосылки эскапизма» анализируются те происходящие в постиндустриальном обществе изменения, которые внутренне связаны с формированием и распространением эскапизма. Выделяется несколько основных культурных предпосылок эскапизма.

Расширение культурного пространства свободы как предпосылка эскапизма. В отличие от традиционного общества, в котором жизнь была регламентирована, в постиндустриальном обществе уровень свободы индивидов значительно возрастает. Свобода проявляется через уменьшение регламентации, анонимность (которой способствует городская среда, в отличие от сельской, когда все знакомы друг с другом), улучшение благосостояния. Среди благ, которые получает большое число членов общества, можно выделить значительный временной резерв, который люди могут расходовать не на обеспечение себя необходимым продуктом.

В современном относительно «сытом» либеральном обществе индивид не ограничен выбором альтернативы «субъектность-подчинение». Он имеет возможность уйти и от подлинно свободного человеческого бытия, и от превращения в «винтик» жесткого социального механизма. Эскапизм представляет собой третью возможность, альтернативу существования в культурном пространстве - иллюзорную самореализацию. Именно возможность выбора способов и характера жизненной реализации означает, что человеком может быть избрана имитация и симуляция своей жизни, деятельности, поступков вместо их переживания и осуществления в реальности.

Усиление потребительской составляющей в культуре как предпосылка эскапизма. Ориентация на потребление, пронизывающая современную культуру, глубоко укореняется в сознании и поведении индивидов. Потребление связано с эскапизмом в том аспекте, что жизненная активность смещается в сторону ориентации на вещи, материальное обладание ими, что приводит к неподлинности. Модус быть, связанный с подлинным бытием человека и его реализацией, противопоставляется Э. Фроммом модусу иметь, то есть ориентации на потребление.

Мотивированные на обладание вещами, индивиды зависимы и одновременно отчуждены от них. Человек превращается в пользователя, причем не только вещей, но и своей жизни. В конечном счете, индивиды могут стремиться не прожить, а употребить свою жизнь, которая измеряется количественно, степенью того, что удалось накопить. Причем копится не только материальное, но и впечатления, события, эмоции.

Возникновение медиасреды как предпосылка эскапизма. Стремительное распространение медиа и расширение сферы их влияния позволяет говорить об актуальной культурной реальности как о медиасреде. Никогда ранее человек не обладал подобными мощными технологиями, причем доступными и охватывающими практически любого. Жизнь человека изменилась.

В диссертации современное общество характеризуется как медианасыщенное. Медианасыщенное общество – это общество, в котором информационные и телекоммуникационные технологии значительно интегрированы в систему социального функционирования и развития. Медиатехнологии в таком обществе приобретают большое значение как для жизни отдельного индивида, так и для всего социума.

Медиасреда конца XX начала XXI века носит преимущественно аудио-визуальный характер. Современная культура может быть охарактеризована как «экранная». Индивида повсюду окружают различные экраны. «Экранный» способ получения информации наиболее прост и удобен: индивид поглощает готовые зрительные образы, как правило, сопровождаемые звуковым потоком. Информация сама вкладывается в человека.

Эскапизм как значимое явление в пространстве культуры возникает при взаимодействии антропологических и культурных предпосылок именно в медианасыщенном обществе. В диссертационном исследовании анализируется связь антропологических предпосылок и распространения медиатехнологий.

Связь медиатехнологий и устремленности к развлечениям. В современном культурном пространстве развлечения выступают частью информационного потока медиасреды, постепенно укореняются в ней, становятся само собой разумеющимися. Происходит своеобразная инверсия – индивиды начинают обращаются к развлечениям не для того, чтобы скрасить досуг, а потому что медианосители, которыми окружены люди, предполагают развлечения.

Сам факт существования телевизора, проигрывателя, компьютера, предполагает его использование. Индивиды постепенно привыкают к постоянно функционирующему источнику информации и ждут или ищут, чтобы там всегда было что-нибудь интересное. Можно с уверенностью сказать, что некоторые вначале просто включают по инерции телевизор или свой домашний компьютер, а потом уже думают и выбирают, что будут там «смотреть».

Выделяется два основных актуальных медиаконцентрата досуга: телевидение и компьютерные коммуникации.

Связь медиатехнологий и рассеянности. Находясь в медиасреде, индивид, пользуясь терминологией Хайдеггера, должен быть постоянно «включенным». Состояние рассеянности во многом формируется как следствие постоянной направленности внимания индивида на внешние раздражители – всевозможные медиаустройства. Поглощенное и расфокусированное такими раздражителями, внимание только поверхностно захватывает отдельные куски реальности, погружая человека все больше в неподлинное, спящее состояние, или выражаясь словами Маклюэна «электронный наркоз».

Как правило, современный эскапист опутан медиа. Его окружают: музыка из всевозможных проигрывателей, фильмы, компьютерные игры, интернет-общение. Все это перемешано, и индивид не просто переключается с одного на другое, а часто совмещает. Ему нужно, чтобы постоянно было что смотреть и что слушать.

Телевидение, компьютерные программы, как и остальные источники информации, приковывают внимание, пожирают время, и порой доминируют над непосредственными актуальными жизненными вопросами и ситуациями. Активное построение и развертывание жизни индивида заменяется погружением в информационно-телекоммуникационное пространство.

Связь медиатехнологий и стремления заменить свою настоящую личность воображаемой. В медианасыщенном обществе многие чувства и представления индивидов могут быть опосредованы воздействием телевизионных программам, фильмов, популярных песнен. Между нами и реальностью постоянно присутствуют медиа, то есть точно в соответствии с латинской этимологией слова – «посредник». Но тенденция современной культуры такова, что «посредник» сам становится подлинной реальностью.

Распространение информационных технологий и приобщение к ним значительной части общества, в свою очередь, означает, что большое количество людей подвергаются воздействию различных медиаобразов. Благодаря такому воздействию индивиды все больше начинают стремиться к вымышленным образам в своей повседневной жизни, примеряя фантазию к реальности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»