WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |
  1. выделены две модели страдания – атрибутивная и модусная, что позволило обосновать две основные стратегии жизни человека по отношению к страданию;
  2. доказано, что страдание в атрибутивной модели не способствует развитию жизненного процесса и ведет к танатальности, а в модусной модели страдание являет собой инструмент изменения обреченной, греховной и неподлинной жизни в сторону витальности, спасительности и подлинности;
  3. атрибутивная модель страдания представлена танатальным и гедонистическим вариантами. Утверждается, что в танатальном варианте человек должен смириться перед жизненными страданиями и ориентироваться на уход из жизни. Обосновано, что гедонистический вариант, в сущности, является разновидностью танатальной позиции и не несет витального смысла жизни человека, т.к. получение удовольствий лишь на время уводит от страдания, а затем оно с еще большей силой возвращается;
  4. в модусной модели страдания выделяются экзистенциальный и сотериологический варианты, которые предполагают, в отличие от атрибутивных вариантов, преодоление страдания при жизни человека. Зафиксировано, что согласно экзистенциальному варианту страдание ориентирует человека на поиск подлинной жизни. Доказано, что спасительная теория, представленная христианским вероучением, ориентирует человека на избавление от страдания в этом мире через спасение в вере.

Теоретическая и практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы:

- в процессе дальнейшей разработки понятийно-категориального аппарата философской антропологии;

- в разработке комплексных программ духовного развития человека, религиозного и нравственного воспитания;

- в лекциях и на семинарских занятиях по курсу философии.

Апробация работы.

Основные положения и результаты исследования были изложены в ряде публикаций и выступлений на следующих конференциях: всероссийской научной Интернет-конференции с международным участием в Омском Государственном университете путей сообщения «Анализ гуманитарных проблем современного российского общества» (Омск, 2005); конференции в Омском Государственном педагогическом университете «Реальность. Человек. Культура. Научные и вненаучные формы познания» (Омск, 2005); межвузовской научно-теоретической конференции в Магнитогорском государственном техническом университете им. Г.И. Носова «Ценности интеллигибельного мира» (Магнитогорск, 2006).

Структура и объем исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, включающего 226 наименований. Работа изложена на 134 страницах компьютерной верстки.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень теоретической разработанности проблемы, описываются методологические основания диссертации, формулируются цели и задачи, определяются научная новизна, теоретическая и практическая значимость исследования.

В первой главе «Атрибутивная модель страдания и ее варианты» дается развернутая характеристика атрибутивной модели страдания и ее двум вариантам: танатального и гедонистического. Определяется то, что в рамках атрибутивной модели страдание предстает как обязательный атрибут земной жизни человека, вследствие чего страдание прекращается только при ситуации ухода из жизни.

В первом параграфе «Сущность танатального варианта страдания» анализируются различные философские и религиозные направления, которые представляют страдание как обязательный атрибут земной жизни человека, вследствие чего страдание прекращается только при ситуации ухода из жизни. Нет жизни – нет и страдания. Избежать страданий возможно только благодаря глубокому познанию, познанию того, что страдание свойственно жизни и поэтому приходит к нам не извне, а каждый несет его в глубине своего существа как неиссякаемый источник. В этом случае возможны два исхода. Либо мы до бесконечности будем искать для нашего страдания какую-либо великую причину, стремясь при этом к новым и новым желаниям, и не достигнем удовлетворения. Либо мы выберем желание, которое невозможно удовлетворить, но без которого мы уже жить не в состоянии. В ходе рассмотрения танатального варианта сложилась парадоксальная ситуация в подходе к исследованию страдания. С одной стороны, уход от сиюминутных проблем, обращение к вечным ценностям и к Богу, способность найти смысл жизни, в том, что, умирая, ты продолжаешь жить, а мир как был во всем его многообразии, так и останется навсегда. С другой стороны, земная жизнь становится промежуточным и маловесным этапом для человека. Зачем дорожить мирской жизнью, если есть лучший мир, в котором все совершенно. Витальность в словах превращается в танатальность отношения человека к собственной жизни. При танатальном варианте жизнь – это преодоление соблазнов и проявление страданий. В течение жизни человек находится на острие столкновений сил добра и зла, и страдание можно определить как срединный момент противоборства. И только сильный духом человек способен преодолеть в себе внешнее воздействие через страдание.

Отмечается, что представленные в этом варианте атрибутивной модели страдания философские и религиозные направления, объединены, естественно, не случайно. Их объединяет общее отношение к причине страдания, которой является сама жизнь, единство к проявлениям страдания через деяния человека, согласие в определении возможных путей преодоления страдания через уход от мирских забот и переживаний, через очищение духа от всего того, что присуще земной, обыденной жизни. Главным жизненным смыслом, с точки зрения танатального варианта, является избавление от жизни, что приводит к замыканию круга проблем человека на имманентных переживаниях, что в свою очередь провоцирует индивида на внутреннюю самоизоляцию от попыток найти смысл этой самой жизни. Возникает убеждение, что при танатальном варианте объяснения страдания абсолютно неважно, что окружает человека и как он себя в этом окружении ощущает. Все говорит о ненужности земной жизни, ведь она вызывает страдания и тогда зачем жить. В ряде современных стран приняты законы о разрешении эвтаназии, что только подтверждает существование танатального варианта освобождения от страдания и усугубляет отторжение человека от борьбы за жизнь. В данном варианте рассмотрения страдания практически нет рецепта избавления от страдания при жизни, от несоответствия окружающего бытия и внутренних переживаний, т.к. упор сделан на уход от земной жизни, а значит уход от страдания.

Во втором параграфе «Особенность гедонистического варианта страдания» говорится о том, что отношение страдания и удовольствия проявляется по-разному, в одном случае, усиление удовольствия для уменьшения страдания, в другом, взаимный переход от страдания к удовольствию, от удовольствия к страданию, в третьем случае, необходимо получать яркие и непродолжительные удовольствия, но быть готовым за это заплатить долгими страданиями. Все это на фоне одного главного условия – пока жизнь продолжается, то продолжается и страдание в тесном взаимодействии с удовольствием. Данный вариант многолик по трактовке соотношения страдания и удовольствия, но в определении жизненного смысла страдания преобладает позиция атрибутивности, что приводит к некоторой обреченности по отношению к самой жизни и к чрезмерному стремлению к удовольствию как способу избавления от страдания.

Страдание в гедонистическом варианте рассматривается только в связи с наличием или отсутствием удовольствия, ибо в жизни человека именно страдание и удовольствие образуют этическую систему и определяют нравственный выбор. Равновесие этих составляющих и приведет к наивысшему благу. К сожалению, в этих рассуждениях нельзя точно определить, как достичь этого равновесия, ведь сущность человека не может проявиться только через взаимную смену страдания и удовольствия. Равновесие, покой, стабильность – повод для еще больших страданий, которые могут и привести к удовольствиям. Именно невозможность при жизни достигнуть равновесия и определяет страдание как атрибут жизни.

Страдания и удовольствия изменяют жизнь в каком-либо направлении. Причем большие изменения причиняют нам страдания и удовольствия, умеренные же и незначительные совсем не доставляют ни того, ни другого. Отмечено, что гедонизм не видит глубину человеческого переживания, а лишь констатирует постоянную смену удовольствий и страданий, якобы и определяющую сущность человека. Страдание и удовольствие присущи жизни, но если человек больше страдает, то, возможно, он будет стремиться к скорейшему уходу от этой жизни, в надежде на иное состояние с преимуществом удовольствия. Гедонизм пытается определить правильность помыслов и поступков человека. Попытка эта не совсем удачная, т.к. нет главного – внутреннего осознания человеком себя и своего предназначения в этом мире. Страдание - лишь обязательное проявление жизни, и человек, пребывая в земном существовании, лишь думает о получении большего удовольствия.

Делается акцент на то, что удовольствие, в особенности сексуальное, порождает страдание, т.к. человек все время стремится к насыщению, но не может насытиться, а еще происходит пресыщение, следствием которого может являться угасание желания и новое страдание. Человек ушел в себя и в свои желания, которые все больше не сочетаются с желаниями других людей. Появилось так называемое удовлетворительное одиночество. Страдание возникает при переборе желаемых объектов и при невозможности насыщения сексуального желания при наличии огромного количества объектов. Возникает постоянное ощущение, что ты чего-то не получил или возможно получил не то, что хотелось бы. От этой проблемы все больше возникает оторванность от мира и уход в себя. Атрибутивность страдания по отношению к жизни превращают жизнь человека в бесполезный период от рождения до смерти.

Отмечается, что страдание рассматривается в основном только в связке с удовольствием, но не каждое страдание происходит от отсутствия удовольствия или от пресыщения удовольствием. Человек живет в страданиях и причиняет их другим людям, но не совсем понятно, почему это происходит, скорее можно получить ответ, что страдание - это отсутствие удовольствия. Если и может что-то спасти от страданий, так это еще большее число удовольствий. Жизненный смысл по гедонистическому варианту атрибутивной модели страдания состоит в том, что часто для человека становится нормой поведение законченного эгоиста и получение удовольствия без учета желания другого человека. Уход из жизни становится рутинностью бытия или естественным желанием для избавления от страдания. Гедонизм выступает основным источником формирования танатальной тенденции в жизни человека. Эстетические моменты здесь преобладают над этическими принципами. Человек существует вне божественной определенности, или скрывается за эстетикой религиозности, а не следует религиозной морали. Внешний лоск и иллюстративность гедонизма не в состоянии противостоять страданию, т.к. получая удовольствия, человек создает иллюзию полноты жизни, вселяющей в него жизненный ложный оптимизм.

Отмечается, что оба варианта атрибутивной модели страдания не могут позволить человеку достичь совершенства и гармонии при жизни, не дают шанса исправить ситуацию дискомфорта души и найти пути к праведности жизни. Если танатальный вариант призывает не обращать внимания на текущие проблемы в жизни человека, то гедонизм требует от человека погашения страдания более сильным удовольствием. Жизнь, в одном и в другом случае, теряет свою нравственную ценность и лишает человека права на исправление ошибок, права на постижение смысла своего существования.

Во второй главе «Модусная модель страдания и ее варианты» определяется специфика модусной модели страдания и ее двух вариантов: экзистенциального и сотериологического. Обозначается, что страдание проявляется лишь в некоторых состояниях, в которые в силу своего действия или бездействия попадает человек. Модусная модель раскрывает суть страдания через рассмотрение основных внутренних противоречий самого человека, через поиск путей освобождения от страдания, и, наконец, через обретение подлинности жизни человека. В модусной модели страдание не атрибут жизни, а явление неподлинной, греховной, ложной жизни, поэтому необходимо перейти от неподлинной жизни к подлинной и искать пути к спасению.

В первом параграфе «Специфика экзистенциального варианта страдания» рассматриваются проблемы сущности и существования, эссенции и экзистенции, которые являются первоочередными в нахождении витальных рецептов освобождения от страдания. Делается вывод о том, что в качестве экзистенции человек не может определяться с позиций всеобщего, напротив, он должен быть объяснен из самого себя, из его однократной специфической исторической ситуации. В точном смысле экзистенция – это не что-либо такое, о чем можно было бы сказать, что оно есть, напротив, оно означает то, что может и должно быть. Поэтому прояснение экзистенции не имеет собственного объекта, к которому оно могло бы обратиться для изучения, оно имеет дело с экзистирующим человеком лишь в его становлении. На сущностном уровне любая человеческая жизнь характеризуется неповторимостью, уникальностью. Каждый человек старается прожить свою жизнь именно как свою собственную. Такого рода жизнь называется подлинной. Подлинная жизнь – это жизнь настоящая, истинная, индивидуально неповторимая, не являющаяся копией жизни других. Но такого рода жизнь – вотчина сущности. Человеческая сущность в рамках экзистенциального подхода к человеку определяется сущностью (эссенция) человеческой жизни в ее подлинности. Следуя логике определений, экзистенцию можно считать существованием человека без подлинности, т.е. лишенной подлинной, индивидуальной, неповторимой жизни. Таким образом, экзистенция – это неподлинное, ненастоящее существование человека.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»