WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

Паутов Алексей Дмитриевич

ИНСТИТУТ ФИСКАЛОВ В РОССИИ

В ПЕРВОЙ ТРЕТИ XVIII В.

Специальность 07.00.02.- Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Омск – 2007

Работа выполнена на кафедре дореволюционной отечественной истории и документоведения ГОУ ВПО «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского».

Научный руководитель: доктор исторических наук

Ю.А. Сорокин

Официальные оппоненты: доктор исторических наук

Е.И. Тимонин

кандидат исторических наук

Т.А. Белова

Ведущая организация: Курганский государственный

университет

Защита состоится 13 апреля 2007 г. в 10-00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.177.04. по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Омском государственном педагогическом университете (644043, г. Омск, ул. Партизанская, 4).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета (644099, г. Омск, ул. Тухачевского, 14, библиографический отдел).

Автореферат разослан «___» марта 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук,

профессор Г.А. Порхунов

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. В первой четверти XVIII в. в России утвердилась новая форма государственного устройства – абсолютная монархия. Последнюю в литературе, находя некоторые различия в содержании дефиниций, обозначают еще как «регулярное» государство. Регулятором отношений в государстве и обществе должен был стать прежде всего закон, поэтому появление государственного контроля, надзирающего в том числе за исполнением законов, стало возможно только в условиях формирования «регулярного» государства. Однако все более расширяющийся бюрократический аппарат, погрязший во взяточничестве и казнокрадстве, не способствовал ни финансовой стабильности, ни четкой работе всего государственного механизма. Поставить административный аппарат под действенный контроль, т.е. обеспечить его дееспособность в решении общенациональных задач, был призван институт фискалов.

Изучение фискалитета позволит тоньше понять весь механизм реализации петровских преобразований, более глубоко осознать особенности общественной жизни той эпохи, поставить вопрос о цене реформ, в том числе и об их нравственной составляющей. Фискалитет явился наиболее ярким воплощением внедряемой в жизнь идеи служения государству, хотя и сопровождался доносительством и тотальной слежкой.

Заявленная тема представляет немалый интерес в общественно-политическом плане. Современная политическая ситуация в стране вызвала к жизни новую волну исследовательского внимания к предшествующему реформаторскому опыту. Рассматривая историческую ретроспективу вечных проблем российской государственности – взяточничества и казнокрадства – вновь необходимо обратиться к эпохе Петра I, ибо он возвел осознанную борьбу с коррупцией в ранг общегосударственных приоритетов. До настоящего времени государственная практика не выработала приемлемого механизма борьбы с коррупцией, постоянные дискуссии по данной проблеме не дают реальных результатов, а методы противодействия не изменились с эпохи Петра.

Степень изученности проблемы. Переходя к истории изучения вопроса, отметим, что созданный Петром I институт фискалов органично вписался в контекст общей реформаторской деятельности государя, однако не оказал столь значительного влияния на сам ход преобразований и их последствия, как, например, податная или областная реформы. Вследствие этого институт фискалов не получил широкого освещения в историографии, несмотря на обширный массив литературы по реформам первой четверти XVIII в. Фискалитет в основном упоминается в связи с созданием Сената как одно из его ведомств.

Одним из первых, кто попытался поставить изучение института фискалов на научную основу, был известный специалист в области государства и права А.Д. Градовский.1 По мнению исследователя, фискалы явились первым установлением России, «оставшемся свободным от запутанности и смешения понятий старого времени». Институт негласного контроля был тесно связан с потребностями страны, в нем «лучше всего высказывается мысль нового государства».2 Фискалы, по мнению исследователя, должны были устранить два существенных недостатка системы старого московского управления, когда соблюдение законов базировалось на добросовестности служилого сословия, а интересы народа находили опору в деятельности самого народа. Автор утверждал, что в системе законодательства того времени учреждение фискалов выделялось как некое «самобытное» явление, для поддержания целостности которого требовался весь административный аппарат, начиная от высшей инстанции, подчиненной непосредственно государю, и заканчивая самыми низшими звеньями. Таким образом, по А.Д. Градовскому, охрана закона, личная безопасность и общественное спокойствие стали основными обязанностями нового ведомства.

Практически одновременно с А.Д. Градовским издал специальную статью историк А.О. Степанов.3 Причину появления института фискалов автор увидел в порочности административной системы того времени, совершенствование которой было возможно только посредством частных мер взыскания и предупреждения зла, происходящего от непрочности законодательной базы. Отсюда возникает потребность в учреждении, способном контролировать подчиненные правительству государственные установления. Таким учреждением становится фискалитет. Историк пришел к выводу, что институт фискалов оказался далек от предполагаемой роли хранителя законности, которая могла бы придать ему высокое и благородное значение. Наоборот, олицетворяя собой тайное доносительство и шпионаж, фискалы вызывали ненависть у всех слоев населения. Нетрудно заметить, что А.О. Степанов иначе, чем авторитетный А.Д. Градовский, расставлял акценты при изучении фискалитета. Он ориентировался на государственную практику, а А.Д. Градовского интересовали законодательные аспекты и намерения реформатора.

Наиболее подробная характеристика института фискалов в дореволюционной историографии принадлежит перу профессора С.А. Петровского.4 По его мнению, «взяточничество, презрение к законам, указам, подкуп, плохое уважение человеческой личности были явлением очень и очень обыкновенным», что вызвало к жизни подобное учреждение.5 Автор пришел к выводу о том, что фискалы действительно были необходимы и приносили пользу, устрашая нарушителей закона, чем в немалой степени способствовали повышению уровня административной и судебной нравственности, однако сами они стояли ниже принятых в обществе моральных норм. Таким образом, С.А. Петровский фактически объединил оценки фискалитета, предложенные А.Д. Градовским и А.О. Степановым.

Позднее в историографии многие положения А.Д. Градовского были уточнены. Так, исследователь Т.В. Барсов отметил, что учрежденный в спешке фискалитет не получил в законодательных актах полной организации и завершенности. Постоянные отсылки дел из одних присутственных мест в другие наглядно демонстрировали отсутствие заинтересованности в их решении со стороны административного аппарата и вызывали немалые трудности в функционировании ведомства. По мнению исследователя, фискалы не оправдали надежд Петра. Причину подобного исхода следует искать в организационных недостатках фискалитета. Фискалам было предоставлено слишком много свободы, требовавшей «известной высоты нравственных понятий и убеждений», которой штатные доносчики не обладали6- в этом Т.В. Барсов соглашался с С.А. Петровским.

Обширная работа исследователя Н.В. Муравьева, посвященная прокурорскому надзору, затрагивает и фискалитет.7 Как отмечал автор, контроль в России основывался на личном досмотре государя, а охватить весь административный аппарат тот был не в состоянии. Отсюда и возникла потребность в специальном надзорном институте, который вскоре обрел реальные черты в лице фискалитета. По мнению Н.В. Муравьева, «проведывание» и донос как основные средства действия фискалов, изначально способствовали их неудачи. Не лучшим образом влиял на ситуацию и состав фискалов. В итоге фискалитет уступил свое место более сбалансированному и стабильному институту прокуратуры. Н.В. Муравьев подчеркнул таким образом, что власти в России отказались не от выстраивания системы государственного контроля, а лишь от «негласного» надзора, связанного прежде всего с фискалитетом.

Известный специалист по истории XVIII в. профессор М.М. Богословский рассматривал институт фискалов в контексте областной реформы Петра I.8 Автор едва ли не первым в исторической литературе обратился к изучению структуры фискалитета в губерниях, принципов назначения агентов тайного надзора на местах. Исследователь отметил двойственность положения фискалов: с одной стороны, ревностное исполнение ими своих обязанностей приводило их к столкновению с «сильными» людьми, зачастую имеющими связи на всех уровнях административного аппарата, а с другой - фискал получал взыскание от начальства, если сквозь пальцы смотрел на противозаконные действия чиновников в высших эшелонах власти, и дело здесь не только в личных качествах фискалов или их составе, как полагал Н.В. Муравьев, но именно в объективной сложности статуса фискала на местах и в центре. В целом, как заключает М.М. Богословский, представители тайного надзора раскрыли немало дел, но сами совершили едва ли не больше преступлений, тем самым вынудив правительство признать неудачей сам факт создания этого административного института.

Исследование института фискалов историком А.Н. Филипповым повторяет в общих чертах предыдущие наработки и сводится к анализу ряда основных законодательных актов.9 Автор отметил, что становление нового ведомства происходило путем постоянных разъяснений и дополнений, адресованных чиновникам. Историк обратил внимание на плохую организацию всего фискальского дела, на постоянно чинимые препятствия со стороны административного аппарата, на недобросовестное исполнение своих обязанностей всеми ответственными лицами, зачастую действующими в корыстных целях. В целом А.Н. Филиппов попытался доказать, что в условиях тогдашней действительности одна прокуратура немногое могла сделать, и фискалитет являлся не столько ее конкурентом, сколько ее помощником, благодаря которому было возбуждено немало дел по должностным преступлениям. Соответственно, Петр вовсе не собирался уничтожать институт фискалов, а пытался дополнить его прокурорским контролем. В этой части положения А.Н. Филиппова претендуют на новацию.

Работа историка М.А. Полиевктова посвящена в основном неосуществленному проекту барона Гюйсена об учреждении Фискал-коллегии в России.10 Автор, отмечая некоторое сходство проекта с действующим законодательством, склоняется к мысли, что фискалитету не суждено было стать органом государственного надзора, несмотря на постоянно совершенствующуюся юридическую базу. Двойственное положение фискалов (в этой части М.А. Полиевктов соглашался с М.М. Богословским), когда их независимость и в то же время недостаток ведомственной самостоятельности вызывали практические неудобства и теоретические недоумения, отрицательно отразилось на положении ведомства. Фискалитет оказался не способен осуществлять действенный контроль над административным аппаратом, а законодатель не оставил мысли об учреждении подобного надзора. Таким образом, с появлением прокуратуры институт фискалов переходил в подчиненное ей положение, М.А. Полиевктов, по сути, повторил вывод А.Н. Филиппова.

В целом в дореволюционной отечественной историографии важность изучения фискалитета была вполне осознана. Историки попытались проанализировать некоторые основополагающие законодательные и нормативные акты, определившие порядок функционирования института фискалов. Были высказаны, иногда априори, положения и выводы, в истинности которых не усомнились и советские ученые; осознана неразрывная связь фискалитета с рядом высших и центральных органов управления, с государем Петром Алексеевичем. Вместе с тем, историки XIX – начала XX вв. никогда не изучали ведомство негласного контроля специально, на монографическом уровне, увязывая его исследование либо с изучением Сената и коллегиальной системы, либо со становлением прокуратуры. Ученых так и не привлек весь период существования фискалитета, начальные и конечные страницы его истории остались не изучены. Свои выводы дореволюционные исследователи выстраивали на сравнительно узкой источниковой базе, не привлекая ни всего массива законодательных и нормативных актов (он не был даже выявлен), ни, по большому счету, источники личного происхождения или делопроизводственные материалы. Наконец, историков этого периода не заинтересовали руководители института фискалов.

В советское время наблюдается снижение интереса исследователей к ведомству негласного контроля в России, вследствие чего история института фискалов заинтересовала незначительное число авторов. Практически до 1950-х гг. советская историография обходила стороной вопросы, связанные с функционированием фискалитета в России, хотя, скажем еще раз, о событиях петровской эпохи вообще и преобразованиях в государственном аппарате в частности, советские авторы писали очень много. Только в 1956 г. была издана статья историка Г.Н. Анпилогова, посвященная ведомству фискалов при Петре I.11 Кратко рассмотрев структуру органов фискалитета и их состав, автор в своей работе основное внимание уделил практической деятельности представителей негласного контроля, сопоставляя ее с предписаниями законодательства. Такой подход смотрелся весьма перспективно, однако развит не был ни самим Г.Н. Анпилоговым, ни его коллегами. К примеру, Л.А. Стешенко критиковал ученых XIX – начала ХХ вв. за отсутствие традиционного для советской исторической науки того времени классового подхода, пытаясь, в свою очередь, применить его к изучению института фискалов. По мнению историка, все более усложнявшийся в период абсолютизма государственный аппарат превращался в огромный бюрократический механизм, угрожая царской власти, которая определенно опасалась, что власть чиновников станет сильнее власти государя. Осуществлять контроль над бюрократией и был призван фискалитет.12

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»