WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Потребность человека в социальных масках объясняется не только желанием установить с обществом определенные отношения, но и желанием оградить свою внутреннюю жизнь от чужого взгляда, сохранить неприкосновенность личного пространства, защититься от чрезмерного вторжения других. Маска заслоняет, защищая посредством изображения. Человек, не имеющий в арсенале определенного набора социальных масок, испытывает затруднения в социализации. Быть полностью открытым, свободным, искренним в пространстве социальных связей невозможно. Люди держаться за свои маски-оболочки, так как слишком уязвимы без них. Роскошь жить без масок могут позволить себе только дети (так как только входят в социум, существуют до сковывающих рамок и правил), сумасшедшие (стоящие вне социума, норм), святые и гении (возвышающиеся над социальным). Их честность, открытость и умение видеть сквозь все маски требует ответной открытости со стороны окружающих, что малоосуществимо в социальном мире компромиссов и правил.

Социальная система задает не только продуктивные, но и деструктивные способы существования человека. В пространстве общественных связей человек может утратить свое подлинное лицо, полностью заменить его социальной маской, которая и будет восприниматься им как истинное существование. Индивид должен сохранять «ролевую дистанцию», быть способным к рефлексии по поводу собственной социальной роли. Свобода личности проявляется в критическом отношении к своим социальным функциям, умении дистанцироваться от социальной роли, осознать, что социальная маска не равна личности, а является лишь пусть и необходимым, но атрибутом. Срастание с маской, потеря лица происходит в том случае, если не осуществляется возвращения от социального к индивидуальному, если человек довольствуется заемным «Я». Лицо застывает в маску, когда не происходит внутреннего процесса творчества жизни.

Во втором параграфе «Сущность игровой маски» раскрывается специфика игровой маски как способа реализации индивидуального, творческого начала человека.

Наряду с потребностями в устойчивости, самосохранении личность стремится к развитию, самовозрастанию, индивидуализации. Данные потребности человек реализует в творчестве и игре. Указывается принципиальное различие игры в пространстве социального (социальные игры по необходимости, в которые заставляет играть сама жизнь) и игры в пространстве культуры и искусства (игры ради самой игры, в которой происходит преображение и обретение свободы). На этом основании прослеживается отличие социальной маски, выступающей репрезентантом наших социальных ролей, и маски, существующей в пространстве игры, карнавала, искусства – игровой маски. Маска в игре обретает противоположные функции, она не типизирует и закрепляет общезначимое, а индивидуализирует, наделяет уникальностью. Игровая маска – инструмент свободы самовыражения, динамический образ, формируемый изнутри. Игровая маска способствует обретению индивидуально-уникальной идентичности. С помощью игровой маски человек создает новые миры, в том числе и нового самого себя, преодолевает ограниченность своего существования. Игровая маска несет в себе признаки самой игры: необыденность, неутилитарность, временность, удовольствие, разрядку, свободную деятельность. Именно по этим признакам она противостоит социальной маске:

– во-первых, социальная маска применяется в обыденной, серьезной, официальной жизни, игровая же маска неотделима от атмосферы праздника, она существует как противоположность реальному миру;

– во-вторых, в отличие от незаинтересованного, бескорыстного характера игровой маски, действия социальной маски личности имеют ярко выраженный прагматический интерес, так как она является эффективным средством выгодной «самопродажи» или стратегией завоевания признания;

– в-третьих, игровая маска доставляет удовольствие, социальная же маска либо эмоционально нейтральна, либо зачастую становится тяготящей обязанностью, приносит страдания, так как указывает на неподлинное, ограниченное существование человека;

– в-четвертых, игровая маска всегда временна, человек волен в любой момент отказаться от нее, выйти из игры; социальная маска может «прирасти» к лицу на всю жизнь, сменить ее бывает крайне трудно, и это может стать одной из причин фрустрации, личностного кризиса.

С помощью социальной маски человек интериоризирует внешние по отношению к нему смыслы, которые формируют внутреннюю установку «я должен». Игровая же маска реализует установку «я могу». Социальная маска ограничивает, устанавливает рамки, игровая – размыкает границы, освобождает. Игровая маска позволяет уйти от стандарта, от любых стереотипов, она выявляет то, что есть подлинного в человеке.

Игра является ресурсом саморазвития личности, но может стать и источником дезориентации, разрушением сущности человека. Увлечение игрой, наблюдаемое в современной культуре постмодерна, приводит к ситуации, когда маски занимают место людей, образы вытесняют реальность, а между подлинным и имитацией уже нельзя провести четкую грань. Человек подвергается манипуляции со стороны и манипулирует сам собой. Индивид предстает как совокупность масок, перемещаясь от одного образа к другому, постоянно играя своими масками в поисках идентичности.

Характерная для современного человека «плавающая» идентичность приводит к рождению в разных сферах социальной реальности – в политике, искусстве, бизнесе – индустрии производства образов, имиджей, призванных оперативно откликаться на непрестанно меняющиеся запросы общества. Имидж предстает как инструмент самопрезентации и манипуляции (в первую очередь, манипуляции массовым сознанием). С понятием имиджа связана ярко выраженная коммерциализация самовыражения человека, нацеленного на «продаваемость» и социальный заказ. Утверждается мода на смену имиджа, игру имиджами как поиск новой личности.

Отмечается, что обретение человеком подлинной сущности возможно на границе социальных и игровых масок, при сохранении равновесия, баланса между игрой и реальностью, свободой и необходимостью, общезначимым и индивидуальным.

В третьем параграфе «Роль маски в строении социального тела» описываются возможности маски в формирования и трансформации социального тела.

Сосредоточенность современного человека на культивировании тела, интенсивный процесс его преобразования вызван кризисом самоидентификации, напряженным поиском новых идентичностей. Так как индивид идентифицирует себя в первую очередь со своей внешностью, его визуальная воплощенность является единственно зримым эффектом непрерывных усилий самоконструирования. Человек способен создавать свою телесную маску – намеренные изменения своего тела, ориентированные на модели совершенного или нормированного тела, закрепленные в определенные культурно-исторические эпохи, либо сознательно полемизирующие с этими моделями. Если тело-организм с трудом поддается управлению, мы не имеем над ним полной власти (хотя последние достижения медицины позволяют активно вмешиваться и в эту область), то тело-внешность всегда было открыто для некоторой коррекции, преобразования и экспериментов.
Интенсивный процесс преобразования естественного человеческого тела усиливается в современной культуре под влиянием масс-медиа и рекламы. Визуальная и массовая культура, играющая доминирующую роль в современном мире, делает тело культурным символом современности, целью и самоценностью.

С одной стороны, с помощью телесной маски человек объективирует свое тело, придает ему некие границы и завершенность, оформляет себя в бесконечном потоке становления жизни. С другой стороны, телесная маска – это то, каким я хочу быть и стараюсь творчески воплотить себя во внешних формах репрезентации. Социализирующие и индивидуализирующие возможности маски, ее способность как скрывать, так и открывать сущность человека, проиллюстрированы через многообразие телесных модификаций.

Предложена классификация основных направлений трансформации тела как носителя определенной информации:

1. Использование экспрессивных выразительных возможностей тела и лица (мимики и пластики).

Экспрессивная пластика является одним из значительных средств формирования визуального образа. Многоликость человека ограничивается двумя крайними модусами выражения – спокойное, статичное умиротворенное лицо, и лицо, измененное гримасой. В повседневной жизни вместе с непосредственными мимическими проявлениями, каждый цивилизованный человек должен держать в арсенале запас мимических масок от дежурной улыбки до напускной задумчивости. При этом маской, скорее всего, можно назвать «сделанные» лица, контролируемые человеком лица-гримасы. Контроль этот зачастую не осознается, доходя до автоматизма. Лицо превращается в маску при подчинении общепринятым, социализированным формам эмоционального выражения. Человеку свойственно «примерять лицо», выбирая варианты мимической коммуникации, одобренные и закрепленные культурой;

2. Механическое изменение параметров тела и органов, деформация тела – шрамирование, обрезание, прокалывание, фитнес, бодибилдинг, диета, пластическая хирургия и др.

В культурах с мифологическим мышлением ориентиром для преобразования телесности был космос, природа, так как человек сам выступал как часть космоса. В дальнейшем человек как часть государства, империи выстраивал свой телесный образ в соответствии с требованиями социума. В новое время ориентиром стала техника. Достижения науки, медицины, трансплантологии позволяют абсолютно свободно распоряжаться собственным телом, вплоть до смены пола. Тело уподобляется механизму, машине, способной подвергаться различным трансформациям. В контексте теории искусственной жизни происходит семиотизация и девитализация тела. Формируется отношение к телу как к информационной машине, способной симулировать любые биологические функции и превосходить в этом природу.

3. Украшение тела с помощью различных природных материалов – татуировка, раскраска тела, косметика, изменение цвета волос, бижутерия, одежда.

Одежда и аксессуары функционируют как замена и одновременно маска тела. Смысловое значение одежды как телесной маски человека подтверждается лексическим значением слова «костюм», переводимом как «обыкновение», «обычай», «привычка», а во множественном числе – «нравы». Маска в древнегреческом театре, в итальянской комедии дель-арте изображала наиболее типичные нравы, концентрированный характер человека. Одежда получает такую же стабильную семантику, как маска.

Функцией одежды с одной стороны является защита тела, сокрытие (одежда – одеяло – покров), с другой стороны – демонстрация тела как некой знаковой системы, явление внутреннего во внешнем. Обнаженное человеческое тело невыразительно, семантически не проявлено. Человек видим только тогда, когда к его телу прилегают вещи. Одежда является символическим знаком рода занятия, личностных особенностей, она информирует об индивиде, выступая социальным и культурным кодом. Одежда указывает на национальную принадлежность, возраст, пол, социальный статус, профессиональную принадлежность, вероисповедание и т.д.

Внешняя атрибутика в некоторые исторические эпохи настолько значима, что перемена одежды представляется переменой самих сущностей людей. Если раньше одежда была закрыта для имитации и игры, которая позволялась только в рамках карнавального пространства, строго закреплена за определенной социальной ролью, профессией, то с возникновением феномена моды, знаковые возможности одежды стали использоваться повсеместно. Происходит инфляция символической ценности одежды. Переодевание перестает быть радикальной сменой сущности, становится игрой, или даже всего лишь знаком игры. Современный человек несколько раз может менять свою идентичность через смену гардероба, но эта перемена поверхностна, не затрагивает его глубинной сущности.

В современной культуре маской становится предельная откровенность, все телесные модификации направлены на создание двух типов телесных масок – сексуальность и юность. Варианты телесных масок ограничены двумя крайними модусами трансформации – уродование тела ради экспрессивной выразительности как претензия на супериндивидуальность, максимальное отличие и униформизация тела как максимальное растворение и типизация, супервсеобщность.

В заключении диссертации подводятся итоги, фиксируются выводы и результаты проведенного исследования.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в научных изданиях, входящих в перечень для опубликования научных результатов диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук:

  1. Гребенникова О.М. Соотношение индивидуального и общезначимого в маске // Омский научный вестник. – Омск: Изд-во ОмГТУ, 2006. – № 3 (37), май-июнь. – Ч. II. – С. 22–24.

Статьи, доклады, тезисы в других научных сборниках и журналах:

  1. Гребенникова О.М. Три варианта развития архаичной маски // Реальность. Человек. Культура. Константы и универсалии: Материалы межвузовской научной конференции. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2004. – С. 102–104.
  2. Гребенникова О.М. Метафизика маски в философии П.А. Флоренского // Молодежь. Наука. Творчество-2004: Сборник статей II межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов. – Омск: Изд-во ОмГИС, 2004. – С. 241–243.
  3. Гребенникова О.М. Маска как социокультурное явление в структурной антропологии К. Леви-Строса // Материалы XLII Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс»: Философия. – Новосибирск: Изд-во НГУ, 2004. – С. 21.
  4. Гребенникова О.М. Личность и маска // Гуманитарные исследования. Ежегодник. Вып. 9: Межвузовский сборник научных трудов. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2004. – С. 146–150.
  5. Гребенникова О.М. Концепция «маски» в рассказе Х.Л. Борхеса «Хаким из Мерва, красильщик в маске» // Семантическое поле культуры: генетические связи, типологические параллели, творческие диалоги: Материалы всероссийской научной конференции. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2005. – С. 104–109.
  6. Гребенникова О.М. Социокультурная природа маски // Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса: В 5 т. – М.: Современные тетради, 2005. – Т. 4. – С. 274–275.
  7. Гребенникова О.М. Телесная маска человека // Гуманитарные исследования. Ежегодник. Вып. 10: Межвузовский сборник научных трудов. – Омск: Изд-во ОмГПУ, 2005. – С. 126–131.

Лицензия ЛР № 020074

Подписано в печать 02.11.06 Формат 6084/16

Бумага офсетная Ризография

Усл. печ. л. 1,2 Уч. изд. л. 1,0

Тираж 100 экз. Заказ Вs-002-06

______________________________________________

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»