WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Осуществлена классификация основных направлений трансформации тела как носителя определенной информации – использование экспрессивных выразительных возможностей тела и лица (мимики и пластики); механическое изменение параметров тела и органов, деформация тела; украшение тела с помощью различных природных материалов. Социализирующие и индивидуализирующие возможности маски, ее способность как скрывать, так и открывать сущность человека, проиллюстрированы через многообразие телесных модификаций, ограниченных крайними модусами трансформации – уродование тела ради экспрессивной выразительности как претензия на супериндивидуальность, максимальное отличие и униформизация тела как максимальная типизация, супервсеобщность.

Теоретическая и практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что его результаты могут быть использованы:

во-первых, для раскрытия проблем самоидентификации человека, а также для более углубленного изучения особенностей межличностного взаимодействия субъектов в социокультурном пространстве;

во-вторых, для решения практических задач управления невербальными коммуникационными процессами и для выработки эффективной политики в области визуально-телесной культуры;

в-третьих, для разработки учебных курсов и спецкурсов по философской антропологии, философии культуры, социокультурной антропологии, культурологии.

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования обсуждались на межвузовском аспирантском семинаре кафедры философии ОмГПУ, были изложены в ряде публикаций и выступлений на следующих конференциях: межвузовской научной конференции «Реальность. Человек. Культура. Константы и универсалии» (ОмГПУ, г. Омск, 2003); II межвузовской научно-практической конференции студентов и аспирантов «Молодежь, наука, творчество» (ОмГИС, г. Омск, 2004); XLII международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (НГУ, г. Новосибирск, 2004); всероссийской научной конференции «Семантическое поле культуры: генетические связи, типологические параллели, творческие диалоги» (ОмГПУ, г. Омск, 2004); IV Российском философском конгрессе «Философия и будущее цивилизации» (МГУ, г. Москва, 2005); юбилейной научной сессии, посвященной 85-летию ОмГМА (г. Омск, ОмГМА, 2006)

Структура и объем исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы, включающего 190 наименований. Работа изложена на 147 страницах компьютерной верстки.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень теоретической разработанности проблемы, описываются методологические основания и теоретические источники диссертации, формулируются цели и задачи, определяются научная новизна, теоретическая и практическая значимости исследования.

В первой главе «Генезис маски» выявляются истоки феномена, описываются функции и смыслы маски в традиционной культуре.

В первом параграфе «Биологические корни маски» исследуются генетические основания маски в животном мире. Маска рассматривается в широком смысле как средство невербальной коммуникации, механизм социального взаимодействия, знаковое выражение стереотипных, типических черт в коммуникативно-демонстрационном поведении.

Рассматриваются основные формы активности животных, в которых обнаруживают себя зачатки социальности и культуры человека. Поведение животных представляет собой совокупность разных форм приспособительной активности. Именно адаптивный, приспособительный характер является важной особенностью поведения животных. Устойчивость наиболее значимых функций и квинтэссенцию видового опыта обеспечивают врожденные, генетически фиксированные программы действий или инстинктивные компоненты поведения. Эффективное же приспособление к быстро меняющимся условиям окружающей среды обеспечивает пластичность ненаследственных, индивидуально приобретаемых в процессе научения форм поведения. Передача приобретенных поведенческих признаков у высших животных осуществляется негенетическим путем, с помощью культурной преемственности – взаимообучения, подражания, импритинга и других культурных каналов. Большую роль при этом играют видовые особенности системы коммуникации животных. Сигнальный уровень коммуникации образуют особые черты морфологии и поведения животных, сформировавшиеся в процессе эволюции именно как специализированные средства передачи информации. Процесс обмена подобными сигналами лежит в основе демонстрационного поведения. Особенности морфологии животного (яркая окраска, особые органы) и стереотипные поведенческие церемонии могут выступать как предупреждающая система защиты, угрожающая демонстрация при конфликтах с особями своего вида, привлечение партнера в брачный период, в целом обеспечивая и регулируя социальные взаимодействия особей. В коммуникации животных присутствует элемент «театральности» в виде игры, ритуализации, подражания и даже непроизвольного или намеренного обмана. Такое поведение оправдано с биологической точки зрения, оно закреплено генетически и выполняет приспособительную функцию.

Устанавливается, что особые морфологические признаки животных, несущие сигнальную функцию, поведенческие механизмы, характерные для ритуальных демонстраций, являются генетическими прообразами феномена маски. Также прообраз маски можно наблюдать в явлениях мимикрии и покровительственной окраски. Вокруг уязвимого организма выстраивается защитная оболочка, своеобразная маска. Маска в животном мире выполняет две главные функции – защитно-адаптационную и демонстративно-коммуникационную, в целом способствуя выживанию как отдельных особей, так и вида в целом. Если у низкоорганизованных организмов маска жестко привязана к телесности и выражается в развитии визуальных сигнальных морфологических структур, то дальнейшая эволюция приводит к созданию психологических защитных структур, приспособления с помощью поведенческой маски. Чем меньше у животных готовых от природы «мимикрических льгот», тем более усложняется поведенческая маскировка. Человек, совершенно лишенный мимикрических приспособлений, – наиболее «лицедействующее животное» (Н.Н. Евреинов).

Во втором параграфе «Маска в ранних формах культуры» описываются основные значения и функции маски в архаичной культуре, раскрывается роль маски в становлении человека и в формировании социокультурной реальности.

Становление человеческого общества есть качественная трансформация биологических форм жизни. Человек наследует выработанные в ходе эволюции поведенческие механизмы и стратегии, в том числе и принцип маски. Маска, которая в природе способствует выживанию, в человеческой культуре получает новый смысл. Она используется человеком не только для физического выживания, но и для личностного становления, формирования сознания и культуры.

Инстинкты уже не являются достаточными средствами регуляции, им на смену приходят культурные регулятивы. Развитие «искусственных» социальных и культурных структур, возникновение символической реальности компенсирует угасание биологических программ поведения. В зарождающемся человеческом сообществе важнейшими символическими формами, искусственно закрепляющими новый социокультурный способ бытия, становятся ритуал, миф, система табу и тотемических культов. Образование ритуалов в человеческих культурах генетически восходит к ритуальному поведению животных. Но возникает одно существенное качественное отличие культурно-историчес­ких ритуалов от естественно-биологических – с помощью ритуалов человек создает символическую реальность.

Маска является непременным атрибутом ключевых ритуальных практик, в которых идет самоопределение как коллектива в целом, так и каждого его члена в отдельности. В своем пластическом воплощении – как накладка на лицо из разных материалов в виде антропоморфного или зооморфного изображения, маска известна в человеческой культуре со времен неолита. Разнообразные типы масок, их функции в погребальных, тотемических и других раннерелигиозных культах привлекали внимание этнографов, антропологов, культурологов. В ритуальной маске как конкретном материальном объекте культуры обретает реально-психологический статус и проявляется зарождающееся человеческое мышление. В работе обосновывается неизбежность появления маски в качестве культурного регулятива и механизма эмоционального воздействия при становлении социальной реальности и культурного порядка. Маска является средством невербальной коммуникации, эффективно действующим на эмоционально-чувственном уровне. Маска помогает в познании мира, становится инструментом самоопределения человека, механизмом самоидентификации.

В архаичной культуре значение маски раскрывается в социальном, сакральном и игровом аспектах.

В социальном аспекте маска отражает потребность людей в типизации, упорядочивании, нахождении неких универсальных схем, выступает как сдерживающее, контролирующее начало, властно регулирующее социальные превращения. Первой формой идентичности становятся тотемные маски, не только обозначающие тотемического предка в ритуально-обрядовой деятельности, но и являющиеся символической формой осмысления отношений человека и его социальной роли. В ритуалах инициации маска выступает в виде записи социального кода на теле инициируемого, как культурная оболочка, вписывающая биологического индивида в сообщество. Маска необходимо возникает как одно из средств закрепления коренных понятий о нравственности и порядке. Ценностно-смысловые установки внушаются не только словесно через передачу сакральных знаний и мифов племени, но и «впечатываются» в тело, застывая во внешнем облике своеобразной маской. Маска также отражает потребность архаичного человека в непрерывных классификациях, непрерывном структурировании космоса из хаоса.

В сакральном аспекте маска олицетворяет границу между естественным и сверхъестественным, сакральным и профанным, указывает на связь с потусторонним миром, связывает оба мира в ритуальном действии. В маске воплощается возможность оборотничества. Обладатель маски божества наделяется его силой и не просто изображает бога, но становится им самим. В погребальном культе маска раскрывает идеальную и духовную сущность человека, тем самым становясь не личиной, а ликом. Задача погребальной маски – оставить след, слепок или образ человека. Маска обеспечивает связь поколений, поддерживает сохранение культурной памяти.

В игровом аспекте смысл маски раскрывается в праздниках символического обновления мира, ритуалах перемены статусов, оргиастических культах и в фарсово-пародийном образе шута, трикстера, клоуна. Маска позволяет нарушить жесткие нормы социального устройства, она скрывает человека и сообщает ему определенную игровую роль, только через которую он и может реализовать свободу самораскрытия. Маска погружает человека в состояние неопределенности и стихийности, разрушительное в обычное время, но в кризисный момент обновления наделяющее витальными силами, энергетикой, ощущением могущества и свободы.

В итоге указывается, что в маске обнаруживают себя и соединяются следующие смыслы – образ иного мира, проекция социальной коммуникации, нормообразующий, структурирующий инструмент и освобождающее смеховое начало. В своем пластическом воплощении, затем и в символическом смысле маска необходима, чтобы общество эффективно функционировало, она участвует в создании образцовых моделей значимых видов человеческой деятельности. Через ритуал и обычай маска участвует в становлении традиции, нормативно-ценностного каркаса культуры и в реализации динамических творческих процессов, обеспечивающих постоянное обновление.

Определяются ключевые функции маски:

– знаково-коммуникативная;

– защитно-адаптивная;

– магическая;

– мнемоническая;

– социализирующая;

– индивидуализирующая.

Во второй главе «Социокультурная сущность маски» продолжается исследование амбивалентной сущности маски, раскрываются особенности функционирования маски в социальном и культурном пространстве, анализируется роль маски в формировании идентичности человека.

В первом параграфе «Сущность социальной маски» объясняется специфика социальной маски и ее роль в становлении устойчивой идентичности человека. Идентичность рассматривается как процесс отождествления человеком самого себя с другими людьми на основе установления общих ценностей и переживаний, а также способность сохранения человеком на протяжении всей жизни единства своего «Я», своей «самости». Идентичность предстает как результат совмещения объективных культурно-цивилизационных воздействий на индивида и субъективных усилий по самоидентификации.

Отмечается амбивалентная сущность маски, ее способность скрывать и открывать сущность человека, типизировать и индивидуализировать, ограничивать и освобождать человека. С одной стороны, маска выражает конечное состояние, состояние определенности, завершенности. Маска устанавливает пределы, позволяет оформить безграничную сущность человека. С другой стороны, маска выражает глубинную потребность человека в развитии, изменении, метаморфозах.

Маска – это знаково-символическая форма, устойчивый образ, через который проявляет себя личность. Маска необходимо входит в структуру личности, является инструментом самопознания, указывает на двойственность и пограничное существование человека.

Социальная маска функционирует в пространстве общественных связей и социального взаимодействия, способствует становлению социально-предписанной идентичности. Социальная маска – это стойкий, статичный, лишенный субъективности социальный образ, в соответствии с которым существует человек и который он получает извне. Это набор символов, намеренно или бессознательно проецируемых человеком в ролевом поведении и во внешности, который выставляется напоказ как знак принадлежности к определенной группе. Социальная роль отражает динамический аспект и функциональное проявление социальной маски. Роль – это ожидаемые от человека действия, модель поведения, реализуемая в конкретных условиях места и времени.

Социальная маска – необходимый первичный элемент самоидентификации личности. Личность может претендовать на свою независимость, уникальность лишь после усвоения общезначимых ценностей рода, которые становятся опорой и базой самоопределения человека. Социальная система неизбежно ограничивает свободу человека, но это продуктивное ограничение, так как обеспечивает стабильность и устойчивость общества. Социальная маска решает задачу такого ограничения, основная ее функция – адаптация к обществу.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»