WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

На этом основании можно сказать, что, во-первых, бюрократизация в царской России проходила не столько в экономике, сколько в культуре, которая сформировалась в результате взаимодействия двух стилей жизни русского высшего сословия, во-вторых, бюрократия в плане развития экономики в России была исходно неэффективна как хозяйственный механизм, но она могла использовать ресурсы, по сути, натурального хозяйствования. Ключевой момент бюрократии в царское время, - ее неспособность перестроиться, паразитическое существование и неспособность организовать эффективную экономику, а также экспансия во все сферы жизнедеятельности, которая ограничивалась только неспособностью действительного контроля. Это привело к стагнации общества после того, как практически все высшее сословие было включено в систему бюрократии, а в результате уничтожение бюрократии автоматически означало смену строя. Бюрократизация в царской России охватывала только высшие слои общества, не меняя существенно ни образ жизни, ни духовность народа. Существенное изменение ситуации произошло только после внедрения капиталистических методов хозяйствования и проведения реформы 1861.

В советское время, после уничтожения царизма проблема бюрократизации не снялась. Она возродилась, и все более определяла развитие советского общества, в котором на место народной власти встала общегосударственная бюрократическая система управления, точнее, регулирования. Бюрократия, прикрываясь планированием и эффективностью, «продвигала» свои, корпоративные интересы, подменяя ими провозглашаемые интересы человека. Бюрократия играла положительную роль в процессе индустриализации, но по мере построения «развитого социализма» нарастала бюрократическая, по сути, стагнация общественного развития. Бюрократия, в отношении к народу и традициям страны, как разрушительная сила сознательно поставила задачу, с одной стороны, использования антропного ресурса России для индустриализации, а, с другой, - преобразования народа в рабочий класс. Таким образом, бюрократия охватывает все сферы общества.

В постсоветское время проблема бюрократизации не исчезла, а усугубилась, благодаря чему бюрократия приобретает особенную власть. Она стремится регламентировать и проникать во все сферы деятельности человека в российском обществе. Более того, в настоящее время возможности для контроля жизнедеятельности выросли благодаря новым технологиям, и бюрократия имеет интенцию охватить не только высшее сословие, как в царское время, но все общество в целом. Такая экспансия бюрократии на все общество при растрате антропного потенциала неизбежно ведет к кризису существования самого государства. Если в советское время изменения были подкреплены ориентацией на высшие ценности, то в настоящее время бюрократия использует распыление высших ценностей в постмодернистском образе жизни европейца.

Итак, бюрократизация в России имеет ярко выраженные отрицательные последствия, что и заставляет искать альтернативные модели развития.

Во втором параграфе «Правда как витальная тенденция реализации антропного потенциала в России» выясняется специфика понятия «правда», на основе концепции С.Ф. Денисова. Правда – это открытый тип истины, которая очевидна и имеет общественное значение, а также правда поддерживает традиционную иерархию ценностей, когда высшие ценности важнее мимолетных удовольствий. Навязываемый России, посредством массовой культуры, через масс-медиа, новый тип морали, основанный на постмодернистской философии современного западного общества, негативен к традиционному отношению к миру и людям. На Западе это связывают с проблемой «восстания масс», децентрации личности, сменой морального поведения, эстетизмом, доминированием в сознании человека симулякров, моды и сиюминутных увлечений по шаблону рекламы, в противовес базовым витальным ценностям личности и мира, ее окружающего. На этой базе в России, по словам С.Ф. Денисова, появляется человек нового типа: человек существования, который забывает сущность ради существования, пренебрегает ради удовольствия высшими ценностями, это навязывается российскому обществу современной массовой культурой. В противовес этому правда полагает человека сущности, который существование стремится сделать полем реализации человеческой сущности с ее высокими духовными устремлениями.

В России альтернативные бюрократизации тенденции, традиционно состоят в «правдоискательстве». Общество теперь разделено на множество групп, в таком многообразии все труднее увидеть и проповедовать правду, которая одна для любого человека. «Промывание мозгов россиян» по словам А.С. Панарина, пагубно для самого основания русской культурной традиции, которая по сути своей соборна и общественна. Среди высших ценностей, которые уничтожаются такой массовой культурой, оказывается уважение к власти и любовь к родине, что отрицательно сказывается на уровне требовательности чиновников самим к себе и отношению к власти и государству народа.

Для анализа соотношения европейского и российского антропного потенциала берется ключевое сопоставление права и правды. Право – это поле культурного диалога между люди внутри европейского общества, в России оно монополизировано и используется бюрократией в своих целях, что вынуждает россиянина искать не права, а правды.

В качестве основания такого сопоставления берется концепция И. Канта о типах моральных и юридических законов. Кант создавал свое учение в эпоху, когда бюрократия в Европе пыталась охватить все стороны жизни народа законами, которые, хотя и были предназначены для достижения народом максимального счастья, но при этом счастье не достигалось, а навязывалось сверху. И. Кант, анализируя это состояние, утверждает, что есть граждане и подданные. Гражданин живет по моральному закону, так как он свободен, в то время как подданный должен подчиняться. В последней ситуации свободным является только монарх. Подданный в принципе не может быть моральным, потому что должен выполнять приказ, закон, даже если считает свой поступок неверным. В системе бюрократии человек превращается в механизм, и законы поведения становятся механическими, а не моральными.

Этническая специфика русской культуры состоит в том, что на место права человек полагает правду, как одну из программ реализации своего мира и свободы. Правда решает аналогичные праву проблемы: она имеет общественный характер, несет в себе моральную оценку и содержит знание о должном.

В параграфе анализируется правда как проект развития антропного качества человека витального типа. Выясняются характерные черты правды как зародыша антропного проекта: она выступает как идеальное, то есть одновременно мечта и умственное образование; вторая черта: правда – это стремление к поступку, и вполне может стать для личности категорическим императивом; третья: правда – это стремление к коллективному счастью. В лице правды российское правовое пространство распадается на два уровня, в каждом из которых действуют свои принципы, и пока это распадение сохраняется, антропный потенциал развития в российском обществе остается.

В правде сфокусирован витальный потенциал российского общества, людей, которые не подчинены еще бюрократии и представляют истинное богатство общества и государства, в плане антропного ресурса и возможности альтернативного бюрократизации принципа развития страны.

В третьем параграфе «Три волны бюрократизации и Россия» осуществляется попытка сопоставления истории бюрократизации в России, на Западе и Востоке.

Исследование мегамашин раннего капитализма показывает, что антропный принцип развития является исходным для бюрократизации. Ранние мегамашины представляли собой первую волну бюрократизации, суть которой состояла в использовании антропного потенциала определенного для конкретной страны сословия, и его всемерного развития. В результате сословие развивалось по антропному пути, что порождало своеобразный вариант цивилизации. Эти варианты конкурировали друг с другом, пока не победил английский. По мере охвата мегамашиной всех сторон жизни общества, появляется второй аспект бюрократизации, усиливающийся тем, что страны Европы захватывают колонии, которые эксплуатируют как центральное периферию. Когда на мировую арену выходят новые капиталистические державы, опоздавшие к разделу мира, и, прежде всего, Германия, возникает вторая волна бюрократизации. Идет централизованная сверхиндустриализация. по заимствованным технологиям, для которой антропный потенциал становится ресурсом индустриализации. В этом развитии происходит отрыв от антропологического аспекта внедрения нового, вследствие чего меняется характер бюрократизации, она становится в большей степени выразителем инерционных и танатальных тенденций. В ходе развертывания второй волны бюрократизации, ей подчиняется антропный ресурс страны. К этой волне может быть отнесена и современная Россия, но ее специфика в ее размерах, благодаря чему бюрократия не сразу добивается полного контроля над страной. В ходе второй волны бюрократизации происходит необратимое истощение традиционного антропного потенциала страны, что имеет безусловный танатальный смысл. В третьей волне бюрократизации, пример которой дает послевоенная Япония, выявляется новое качество самой бюрократизации, когда в качестве центра развития полагается человек страны, ее антропный потенциал, который укрепляется, воспроизводится и развивается.

В контексте динамики «центр – периферия» можно сопоставить внешний и внутренний статус бюрократии. Если человек внутри общества становится центром для бюрократии, то и государство на мировой арене становится лидером и центром, а не периферией.

Затем выявляется связь трех волн развития бюрократии с антропологическими аспектами бюрократизации. В ходе первой, в начале Нового времени бюрократия вырастала из антропного качества типа человека, который составляет основной слой бюрократии, как ее кадровый потенциал. На этом этапе не существовало противоречия между бюрократизацией и антропным принципом развития, так как человек из основного для бюрократии слоя развивался, а остальные слои общества существенно не изменялись. Такая ситуация связывает первую волну развития бюрократии преимущественно с первым аспектом бюрократизации. В итоге бюрократия создает своеобразный социально-технический базис. Затем в процессе второй волны развития бюрократии меняется ее отношение к антропному потенциалу страны, который превращается в используемый для индустриализации ресурс, и тратится на конкретные цели, в основном в направлении создания и роста военно-промышленного потенциала страны.

В ходе второй волны, в период Мировых войн появляется мегамашина, которая эксплуатирует человеческий ресурс страны, для сверхиндустриализации, к этому типу относится и российская мегамашина (мегамашина России царского времени относится к первой волне, мегамашина постсоветского – ко второй). Третья волна представлена странами Востока, и, прежде всего, Японией, в которой бюрократизация соединяется с антропным качеством и использует его через взаимное развитие человека и бюрократии. В этом контексте российская бюрократия устарела и не в состоянии конкурировать на мировой арене.

Опыт бюрократизации третьей волны следует учитывать при развитии российского общества и государства. Если бюрократия в России сохранит принцип второй волны и отвергнет антропный принцип развития, это приведет к деградации и распаду страны.

В Заключении фиксируются основные выводы и результаты проведенного исследования, выносимые на защиту.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Статьи, опубликованные в научных изданиях, входящих в перечень

для опубликования научных результатов диссертаций на

соискание ученой степени кандидата наук:

1. Крикунова Л.П. Диалектика центр-центральное и бюрократия // Омский научный вестник. Омск: Изд-во ОмГТУ, 2006. № 4 (38). С. 39-42.

2. Крикунова Л.П. Витальность правды в процессе становления личности // Омский научный вестник. Приложение, посвященое 85-летию ОмГМА. – Омск: Изд-во ОмГТУ, 2006. – С. 43-45.

Статьи, доклады, тезисы в других научных сборниках и журналах:

3. Крикунова Л.П. Место права в системе Гегеля // Гуманитарные исследования: ежегодник. Выпуск 10. Межвузовский сборник научных трудов. – Омск: ОмГПУ, 2005. – С. 52-56. – 0.5 п.л.

4. Крикунова Л.П. О двух типах терроризма с точки зрения их перспективы // Экстремизм как социальный феномен: Материалы Международной научно-практической конференции. Курган: Курганский государственный университет, 2005. – С. 101-102. – 0,1 п.л.

5. Крикунова Л.П. Проблема полноты языковой картины мира в условиях рационального типа власти // Антропологическая парадигма лингвистики и проблемы лингвокультурологии: Материалы Всероссийской научной конференции с международным участием. 14 октября 2005 г. Стерлитамакская государственная педагогическая Академия (Республика Башкортостан). В 2 т. Т.1. Стерлитамак: СГПА, 2006. - С. 203-204. – 0.2 п.л.

6. Крикунова Л.П. Этническая специфика правовой реальности в России // Альфа: Межвузовский сб. науч. статей. Выпуск 2. Омск: Вариант-Омск, 2006. – 68 с. С.47- 51. – 0.5 п.л.

7. Крикунова Л.П. Бюрократизация как танатальная тенденция // Вестник Омского университета. Омск: Изд-во ОМГУ, 2006. № 1 (39). С. 40-43.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»