WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Мы допускаем, что некоторые из приведённых здесь ФЕ являются этнографизмами, которые находятся за пределами ФЕ литературного языка. Но тем не менее они зафиксированы в словарях литературного языка. Следует также отметить, что с каждым из обрядов, так или иначе зафиксированных в приведённых ФЕ, связан целый ряд устойчивых сочетаний, которые не приводятся в словаре турецкого языка. Например, устойчивые сочетания, связанные со свадебным, похоронным и другими обрядами, 40-дневным трауром по шиитским мученикам представляют собой, безусловно, одну из наиболее многочисленных и интересных в плане культуры пластов фразеологии турецкого языка ФЕ. Выявление и комплексное изучение подобных ФЕ - задача специального исследования.

В рамках описания проведена дифференциация переводных эквивалентов ФЕ.

При этом под полными межъязыковыми эквивалентами понимались те ФЕ, в которых единым является не только образ двух фразеологизмов, но и сопоставимый компонентный состав. ФЕ с разными образами (и несопоставимым компонентным составом) признавались межъязыковыми синонимами. В диссертации последние называются также субститутами.

Выделенные нами фразеосемантические поля охватывают только глагольные ФЕ русского языка со значением «человек, его качества и поведение» с позиции носителя турецкого языка, Вместе с тем некоторые ФЕ как того, так и другого языка остались вне классификации, так как не подводятся ни под одно из выделяемых полей и обозначают единичные явления. Кроме того, вне исследования остались устойчивые сочетания неконнотативного характера – коллокации, несмотря на их фиксацию в лексикографических источниках. Там, где семантическая дифференциация была возможна, она проводилась, даже если это и не находило последовательного выражения во фразеологических микрополях обоих языков.

В русском и турецком языках выделяются следующие поля ФЕ с типовым значением действия: ФЕ, обозначающие воздействие на предмет, ФЕ, обозначающие риск, успех или жизненную неудачу, поведение субъекта, его состояние, отношение предмету, ФЕ со значением стремления к определенной цели. В обоих языках обнаруживаются фразеосемантические микрополя, соответствующие указанным семантическим полям. При этом количество ФЕ в языке описания и в языке носителя турецкого языка оказалось различным.

В основном и все микрополя за очень небольшим исключением находят соответствие в турецком языке, что прежде всего связано с универсальностью исходных для фразеологизации ситуаций и общечеловеческим характером актуальных коннотаций.

Отсутствие же полного или частичного эквивалента ФЕ в другом языке совсем не означает, что соответствующее явление не находит фразеологического выражения в этом языке. Эквивалентность может отсутствовать в параллельном фразеосемантическом поле второго языка, само же явление при этом может находить фразеологическое выражение в другом поле, т.е. обладать признаками косвенной эквивалентности.

Как в русском, так и в турецком языке непосредственная связь ФЕ с историей культуры сужает возможности в плане эквивалентности. Тем не менее, основной фразеологический фонд, как показало исследование, несмотря на количественные различия, находит соответствие.

Вместе с тем можно, например, отметить качественные различия. В русском языке выше удельный вес ФЕ с конкретным значением. В турецком языке ФЕ с конкретным значением меньше, однако здесь выше уровень фразеологичности самого языка, что дает возможность фразеологическим моделям трансформироваться в речи и наполняться новыми компонентными содержанием, усиливая при этом экспрессию.

В четвертой главе «Состояние русской и турецкой фразеографии на настоящем этапе» рассматриваются способы описания фразеологических единиц русского и турецкого языка, приводится анализ статей толковых и фразеологических словарей, высказываются определенные рекомендации для составления русско-турецкого и турецко-русского словарей фразеологизмов. То, что основной фразеологический материал турецкого языка извлечен нами из «Словаря фразеологизмов и пословиц турецкого языка» под редакцией О.А. Аксой, «Словаря фразеологизмов, пословиц и синонимов турецкого языка» под редакцией Н. Муаллимоглу, «Словаря фразеологизмов и пословиц турецкого языка» под редакцией Э. Оздемир, «Словаря фразеологизмов и пословиц турецкого языка» под редакцией М. Уйгунер и «Словаря фразеологизмов и пословиц турецкого языка» под редакцией К. Юнг, позволяет нам судить о неудовлетворительном уровне турецкой фразеографии. Турецкая лексикография значительно отстает в области создания фразеологических словарей. У нас нет фразеологического словаря русского и турецкого языка. Что же касается описания русской фразеологии, то нами проанализированы соответствующие статьи академических словарей, большого и малого, ФСРЯ под редакцией А.И. Молоткова и «Фразеологический словарь русского литературного языка» под редакцией А.И. Федорова.

Проведенный анализ словарных статей, как русской, так и турецкой фразеографии, дали нам основание для формулирования следующих теоретических требований к словарному описанию ФЕ при создании русско-турецкого и турецко-русского фразеологических словарей.

Для корректного описания ФЕ необходимы:

а) учет коннотативного характера ее природы, причем здесь подразумевается не только ее экспрессивный характер, экспрессивная природа, но и элементы вертикального контекста, фоновых знаний, в том числе элементы национально-культурного своеобразия — системы специфических национальных коннотаций, связанных с национальной психологией, этническим мышлением и мировосприятием, бытом и т.д.;

б) учет характера устойчивости при разграничении фразеологических и нефразеологических сочетаний, понимание сущности процесса фразеологизации;

в) разграничение и отделение собственно фразеологизма и элементов его структурной связи, то есть отделение самого фразеологизма от тех элементов языковой системы, без которых невозможна реализация его значения, но которые не входят в структуру самого фразеологизма;

г) четкое понимание сущности вариантности во фразеологии и отделение вариантности от синонимии, и отделения последней от омонимии.

д) обязательным компонентом семантизации ФЕ является развернутое раскрытие коннотаций.

В Заключении обобщаются результаты проведенного исследования и намечаются перспективные линии дальнейшего изучения данной проблемы. Приложение содержит дословный перевод ФЕ турецкого языка.

Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях:

1. Бахар Гюнеш. Разграничение типов значений лексических фразеологических единиц // Вопросы филологических наук. – М., 2004. – №6. – С. 72-75.

2. Бахар Гюнеш. Стилистическое использование фразеологических оборотов // Вестник МАПРЯЛ. – М., 2005. – №45.

3. Бахар Гюнеш. Состояние русской фразеологии на данном этапе // Вопросы филологических наук. – М., 2006. – №3. – С. 72-75.

4. Бахар Гюнеш. Лексико-семантическая классификация русских фразеологических единиц с позиции носителя турецкого языка // Вестник РУДН. – М., 2007. – №3. – С. 45.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»