WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Традиции групповой солидарности титульных этносов, закрепленные в этнокультуре, приводили к тому, что в сфере государственного управления республик происходила реанимация принципов кровнородственных, клановых отношений. В результате представителями филиалов различных кампаний, фирм, вузов, общественных организаций и др. в республиках оказываются представители титульных этносов, тесно связанные с различными кланами. Существование таких сетевых структур, не опосредованных гражданским обществом и правом, указывает на то, что реформы привели к противоположному результату – демодернизации и архаизации социальных отношений.

С утверждением новых имущественных интересов наиболее популярными становятся сфера торговли и обслуживания, число занятых в которых очень быстро растет. Менее востребованными оказываются рабочие специальности, даже квалифицированные. Это особенно сказалось на положении русской части населения в республиках. Наряду с этим появился достаточно влиятельный и престижный слой бизнесменов и предпринимателей, который, прежде всего, связан со сферой обслуживания, торговли и финансов. Процесс изменения статусных позиций этнических групп наглядно просматривается в индексе их представленности в органах власти и в престижных сферах занятости. Частым явлением экономики республик становится этнический протекционизм, который заключается в поощрении «этнического предпринимательства», в выдаче льготных кредитов, лицензий и других привилегий представителям этнической буржуазии.

По показателям соотношения среднего дохода и прожиточного минимума в конце 90-х гг. субъекты Федерации на Северном Кавказе попали либо в группу «малообеспеченные», либо в группу «бедные регионы». К «бедным» относятся субъекты РФ, в которых на среднедушевой доход нельзя приобрести даже одного набора продовольственной корзины, рассчитанного по методике Всероссийского центра уровня жизни: Ингушетия (доход равен 0,48 стоимости набора), Дагестан (0,57), Карачаево-Черкессия (0,79), Кабардино-Балкария (0,82) и Ставропольский край (0,96). В группу малообеспеченных регионов (коэффициент от 1 до 1,5) вошли: Адыгея (на средний доход можно приобрести 1,03 набора), Северная Осетия (1,05), Краснодарский край (1,06), Ростовская область (1,1). По методике Министерства труда РФ, «к группе «бедных» относятся Дагестан, Кабардино-Балкария, Северная Осетия. При этом все регионы, кроме Краснодарского края, отличаются худшим, чем среднероссийское, соотношением средней зарплаты и прожиточного минимума (8 регионов имеют показатель ниже 1,69). Во всех республиках уровень бедности в полтора-два раза выше, чем в среднем по России, а заработная плата почти вдвое ниже. В Дагестане она составляла 30%, в Кабардино-Балкарии и Осетии 50%, в Ингушетии 60% по отношению к средней заработной плате по России».19

Важным социальным индикатором является уровень покупательной способности и среднемесячной зарплаты, который в республиках Северного Кавказа также являлся одним из самых низких по России (см. таблицу 2)

Таблица 2

Рейтинг субъектов РФ по уровню покупательной способности и среднемесячной зарплаты в 1997 г.20

Рейтинговый номер по РФ

Наименование

субъектов РФ

Показатель рейтинга

№39

№58

№64

№70

№78

№80

№81

№84

№85

Краснодарский край

Ставропольский край

Ростовская область

Республика Адыгея

Карачаево Черкессия

Кабардино-Балкария

Республика Ингушетия

Северная Осетия-Алания

Республика Дагестан

2,21

1,93

1,87

1,74

1,62

1,46

1,45

1,37

1,0

Отраслевая занятость и образовательный потенциал народов существенно влияли на социальную и экономическую ситуацию в условиях трансформации. Накануне кардинальных социально-экономических трансформаций в России титульные этносы в республиках продолжали в той или иной мере различаться по своему социально-профессиональному составу, в том числе по представительности высококвалифицированных кадров, людей, занимающих высокие социальные позиции (см. таблицу 3).

Таблица 3

Сравнительные показатели социально-экономического развития народов Северного Кавказа на 1999 г.

Этносы

Сел. население, %

Трудоспособ. население

Всего занятых

Занятые %

Физическим трудом,

%

Умственным трудом,

%


Осетины

36,2

188058

162593

86,5

63,7

36,3

Лакцы

37,7

49687

43018

86,6

62,0

38,0

Балкарцы

41,3

41201

32528

78,9

68,8

31,2

Кумыки

52,7

121636

99158

81,5

68,9

30,1

Кабардинцы

56,9

207142

161552

78,0

69,8

30,2

Лезгины

62,0

105316

83749

79,5

71,2

28,8

Ингуши

64,6

86988

54826

63,0

71,7

28,3

Адыгейцы

66,6

53518

44401

83,0

61,4

38,6

Табасараны

66,9

36087

28263

78,3

76,6

23,4

Черкесы

69,9

22520

20028

89,0

68,8

31,2

Даргинцы

68,5

140569

113698

80,1

78,2

21,8

Аварцы

69,2

255353

208077

81,5

75,7

24,3

Карачаевцы

70,0

71852

59014

82,1

73,1

26,9

Чеченцы

75,0

385420

274651

71,3

78,2

21,8

Так, у адыгейцев, осетин и лакцев национальная интеллигенция составляла более 35% от занятого населения, это больше, чем в среднем по России (28%), на Северном Кавказе этот показатель у русских еще меньше. У аварцев, кабардинцев, балкарцев, ингушей, кумыков, лезгин, карачаевцев, черкесов этот процент колебался в пределах среднероссийского от 25 до 35%.

Подобное неравенство сказывалось не только на неодинаковых возможностях представителей тех или иных этнических групп пользоваться потенциалом своей национальной интеллигенции, делегируя ей право отстаивать свои интересы, развивать национальную культуру и самосознание и т.п., но и на шансах дальнейшего социального роста людей. Ведь, как известно, выходцам из семей интеллигенции гораздо проще приобрести высокий социальный статус, чем, например, детям из рабочих семей. Все это создавало и далеко не равные условия для вхождения представителей этих национальных общностей в рыночную экономику, для их участия в процессах приватизации, в формировании новых социальных слоев и групп, в возможностях повышения своего материального уровня, приобретения собственности.21

Специфика этнодемографических процессов в республиках региона заключается в том, что с 1989 по 2000 гг. удельный вес русского населения в республиках Северного Кавказа сократился с 26% (1989 г.) до 18%. Удельный вес титульного населения, напротив, вырос с 64% до 75%, от 23% в Адыгее, до 92,9% в Ингушетии.22 Прослеживается заметная тенденция уменьшения численности русских в республиках с запада (РА, КЧР) на восток (Ингушетия, Чечня, Дагестан). Русское население все еще количественно преобладает в Адыгее и Карачаево-Черкессии. Численность русского населения сокращалась, как за счет выезда, так и за счет естественной убыли. В 1990-е гг. отрицательный естественный прирост русских сложился во всех республиках. Тем не менее, основную роль в сокращении численности русского населения (91,2%) сыграла все-таки миграция. Это объяснялось тем, что на протяжении ряда лет из региона выезжала молодая часть русского населения, что привело к стремительному нарастанию тенденции старения остающейся части русских. Параллельно ухудшался и профессионально-квалификационный состав русского населения в регионе, поскольку выезжала не только молодая, но и наиболее профессионально мобильная, образованная и квалифицированная рабочая сила.

Таким образом, на современном этапе процесс трансформации этносоциальной структуры Северного Кавказа приводит к ухудшению социально-экономического положения населения и значительной миграции русского населения из республик Северного Кавказа, что негативно отражается на системе межэтнических отношений и в целом развитии региона.

В третьем параграфе «Восприятие населением социокультурной трансформации в республиках Северного Кавказа (на примере Республики Адыгея и Карачаево-Черкесской Республики)» на основе эмпирического исследования анализируются восприятие населением социокультурной трансформации и межэтнических отношений в рассматриваемых республиках.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»