WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Полоса исторических перемен, установившихся в странах Центральной Европы с конца 80-х – начала 90-х годов, а затем и в бывших республиках распавшегося СССР, выражается понятием социальная трансформация, которую можно определить как системную, затрагивающую весь спектр общественной жизни, политику, экономику, социальную и культурную сферы. Из государства с высокоразвитой экономикой Россия за несколько лет превратилась в страну, которая по уровню доходов на душу населения вошла в круг бедных стран. К началу XXI в. свыше половины жителей РФ оказались за чертой бедности, более 30% имеют доход ниже весьма скромного по западным меркам прожиточного минимума. По официальным данным, доходы 10% самых богатых превышают доходы 10% самых бедных в 20-30 раз, а на самом деле во много раз больше. Была разрушена государственная система здравоохранения. За годы «реформ» уровень смертности стал значительно превышать уровень рождаемости.13В этот период отмечается глубокое ухудшение социального самочувствия россиян. По данным Российского независимого института социальных и национальных проблем измерявших динамику социального самочувствия населения с 1990-1993 гг., отмечается, что около 90-94% населения отрицательно оценивали сложившуюся социальную ситуацию.14

Трансформация социально-экономических институтов сопровождается резким повышением вертикальной мобильности, увеличением социальной конкуренции, социальной поляризацией, значительным ухудшением уровня жизни, маргинализацией большинства населения. Трансформация политико-идеологических институтов приводит к актуализации этничности и активизации процессов этнической мобилизации. «Экстремистские националистические требования поддерживало в среднем 10-15% титульного населения республик».15

Социальные позиции, которые занимают люди разных национальностей, приобретают в этих условиях совсем иное звучание. Вокруг принципов и границ социальной дифференциации идут научные и политические дискуссии, применительно к этносам они приобретают дополнительную остроту. Если границы между социальными слоями оказываются особенно подвижными и неустойчивыми в переходном обществе, то этнические границы в этот период, напротив, становятся более рельефными, обращающими на себя внимание. С началом перестройки этничность еще более актуализируется. Новая государственная идеология практически во всех республиках бывшего Советского Союза и многих национально-территориальных образований России строилась на внедрении идеи внутриэтнической солидарности, а не на идее межэтнической консолидации. В этой ситуации этничность в форме этнического статуса становится существенным элементом социальной дифференциации. Все это определяет изменения фокуса исследования этносоциальных процессов. Главным становится изучение неравенства этнических групп. Таким образом, прогрессирующее социальное расслоение, неизбежное в период системной трансформации, в полиэтничном обществе сопровождается и этносоциальной дифференциацией.

В третьем параграфе «Социокультурный подход к изучению трансформации этносоциальной структуры Северного Кавказа» определяются методологические подходы к изучению трансформации северокавказского общества.

Сложность изучения полиэтничных обществ заключается в том, что структура таких обществ рассматривается как процесс взаимодействия его отдельных этнических систем, которые, в свою очередь, могут значительно различаться своими внутренними институциональными структурами и могут принадлежать к разным культурным традициям. В этом случае наиболее адекватным является социокультурный подход.

Тот или иной путь социально-исторического развития этноса в рамках большого полиэтничного государства зависит от характера культурного и политического взаимодействия народов. В целом, можно выделить два основных типа общества, различающихся институциональными структурами: традиционное и современное общество. В современном обществе этнос либо переходит к ассимиляции и утрачивает саму возможность к самоорганизации и сохранению культурной самобытности, либо в силу ряда причин консервирует свою этнокультурную специфику. Формирование национально-государственной идентичности предполагает политику, нацеленную на блокирование механизмов этнической солидарности. Специфические этнические особенности могут сохраняться и транслироваться как культурные признаки, но не как основа организации социальных групп. Ситуация, когда культурные отличия начинают осознаваться в аспекте социальной дифференциации (как основа для привилегий или дискриминации), дает толчок процессу этномобилизации. Именно в этом случае этнос формируется в субъект политического процесса. Сжатый по времени и высокий по темпам процесс социально-экономической интеграции России в экономику западного мира приводит к быстрому разрушению ее собственной культурной традиции и дает толчок этой тенденции и в этнических регионах. Сочетание модернистских черт и традиционализма во многих этнических группах приобретает оригинальный и очень разнообразный характер. Зачастую бывает трудно прогнозировать, станет ли такое разнообразие только спецификой этнокультурных черт социальных слоев, или оно будет симптомом нового социального неравенства.

Основные принципы социокультурного подхода, выделяющие базовыми сферами, регулирующими социальную жизнь, экономику, политику и идеологию, позволяют нам акцентировать внимание на различиях в социально-экономических, социально-политических и социокультурных особенностях контактирующих этносов.

Важной характеристикой социально-экономической составляющей этнического статуса является профессионально-отраслевая структура этноса. Она определяется представленностью этноса в различных отраслях и профессиональных группах и соответствию удельному весу этноса в социуме. Профессиональный статус может отличаться престижностью, т.е. занятостью в прибыльных отраслях деятельности или во властных структурах. Позиции, занимаемые этносом в поле духовного производства и потребления, развитие национальной культуры, искусства, национального образования, науки и т.д., формируют социокультурный статус этноса. Особую роль играет определение политического статуса этноса. Он выступает в качестве интегрального индикатора, поскольку «социальная культура и организация российского общества много веков носит рецидивирующее-редистрибутивный характер, а управление, подчинение и контроль играют большую роль в поддержании стабильности социальной системы».16 Политический статус определяется наличием формы государственности: является ли этнос субъектообразующим и титульным. Он также проявляется в представительстве в различных структурах власти: законодательных, исполнительных и пр., что существенно влияет на направление политики.

На Северном Кавказе существует большое разнообразие этносоциальной и этнокультурной фрагментации общества. Северный Кавказ демонстрирует исключительное разнообразие групп этнического типа: собственно этнических, этнолингвистических, этноконфессиональных, этнорегиональных, клановых и т.д. Это русский этнос, составляющий большинство в стране, этносы, дающие название российским республикам (титульные), этнические группы, не имеющие административных образований, диаспорные группы и т.д. На его территории живут народы, говорящие на языках нескольких крупных семей: индоевропейской, тюркской, картвельской, северокавказской. Распространены крупнейшие мировые конфессии ислама и христианства. Даже поверхностный анализ ситуации в республиках Северного Кавказа дает нам основание считать, что здесь сохраняются объективные предпосылки для этносоциальной дифференциации.

Во второй главе «Социокультурная трансформация этносоциальной структуры республик Северного Кавказа» рассматриваются основные факторы и тенденции изменения положения этносов в республиках Северного Кавказа. Она состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Основные этапы становления этносоциальной структуры Северного Кавказа» рассматривается исторический процесс формирования этносоциальной структуры Северного Кавказа.

В развитии этносоциальной структуры Северного Кавказа можно выделить три основных этапа: дореволюционный, советский и современный этапы. В дореволюционный период на Северном Кавказе господствовала традиционная аграрная институциональная структура. К периоду присоединения Северного Кавказа к России населяющие его народы представляли собой достаточно обособленные и территориально локализованные общества. Базовым основанием взаимодействия выступали поземельные отношения, которые связывали между собой различные народы и социальные слои внутри них. В силу дефицита пригодной для сельскохозяйственной деятельности земли обладание ею выступало главным основанием для формирования социальной иерархии народов. Присоединение региона к России определило доминирующую позицию здесь русского населения, через производственную и управленческую деятельность которого российское государство стремилось интегрировать народы Северного Кавказа в общероссийское политическое и социально-экономическое пространство. Доминирующая позиция русского сегмента осуществлялась путем инвестирования средств в развитие индустрии и городов, средствами кадровой политики, манипулирования административно-территориальными ресурсами, а также жестким государственным контролем.

В советский период русский сегмент был соизмерим по численности с титульными этносами автономий Северного Кавказа. В целом политика Советской власти стремилась к достижению социального равенства и межнациональной солидарности. Индустриализация и урбанизация привела к относительному выравниванию образовательного уровня, формированию национальной, большей частью получившей гуманитарное образование, интеллигенции. Однако происходившая институционализация этничности привела к ее осмыслению в качестве базовой ценности у народов региона и закреплению в общественном сознании в качестве важного критерия дифференциации на социальные группы. Социальная дифференциация проявлялась в разных сферах занятости, уровнях профессионального образования, типах поселения и т.д. В республиках происходило формирование преимущественно русского промышленного сектора, который естественно был связан с городом. На селе доминирующие позиции сохранились за коренными этническими группами. Формирование кадров национальной интеллигенции, а также появление партийно-советской номенклатуры из числа представителей коренных этносов определило изменение баланса сил в политической и духовно-идеологической сферах.

Во втором параграфе «Институциональная трансформация и изменение положения этносов в республиках Северного Кавказа на современном этапе» анализируется трансформация северокавказского общества и изменение положения этносов в республиках в 90-е годы ХХ и начале ХХI века.

Социальная трансформация привела к активизации множества этносоциальных процессов на Северном Кавказе. В республиках Северного Кавказа происходит процесс этномобилизации. Представители гуманитарной интеллигенции, писатели, журналисты, историки, филологи и т.д. выступили активными борцами за сохранение традиционной культуры своих народов, выступив в качестве идеологов этого процесса, придав мощный импульс развитию культуры автохтонных народов.

Республиканские органы власти повсеместно формировали правовую базу для этого процесса: были приняты законы, утверждающие государственный статус национальных языков титульных народов, закон об образовании в каждой из республик. Согласно этим законам образовательная система рассматривалась как направленная на «защиту национальных культур и культурных традиций народов», а также на обеспечение «национального возрождения и развития коренных народов» республик. В 90-е годы, когда в большинстве республик Российской Федерации официально существовало два государственных языка, и знание языка титульной национальности служило обязательным условием для занятия ряда должностей и работы по определенным профессиям, в том числе связанным с доступом к власти, для русских язык имел социально дистанцирующее значение.

Монополизация политическими лидерами титульного этноса доминирующих позиций в сфере управления решает исход конкурентной оппозиции во многих других сферах. Процесс изменения статусных позиций этнических групп наглядно просматривается в индексе их представленности в органах власти и в престижных сферах занятости (см. таблицу 1).

Таблица 1

Индекс представленности (ИП)17 титульных национальностей и русских в составе правительств и парламентов (народных собраний) республик Северного Кавказа на 1 июля 1999 г.18

Республика

Правительство

Парламент (народное собрание)

Титульные

Русские

Титульные

Русские

Адыгея

2,96

0,48

1,95

0,83

Дагестан

1,04

1,69

1,00

1,53

Кабардино-Балкария

1,07/2,18

0,77

1,07/1,98

0,73

Карачаево-Черкесия

0,70/1,80

1,00

1,25/0,86

0,93

Северная Осетия

1,48

0,54

1,53

0,35

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»