WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

3) Этносоциальная структура Северного Кавказа имеет объективные социально-экономические, политические и культурные основания своего воспроизводства. Она рассматривается как результат и процесс взаимодействия отдельных этнических подсистем, которые могут различаться институциональными структурами и принадлежать к разным культурным традициям. Наиболее адекватным методологическим основанием к анализу трансформации этносоциально-дифференцированного общества является социокультурный подход. В полиэтничном обществе, наряду с общими социальными механизмами трансформации, важную роль играют специфические особенности культур взаимодействующих этносов. Важнейшими индикаторами этносоциальной структуры служат политический статус и социально-экономические характеристики этносов, их социальный потенциал и существующая между ними социальная дистанция.

4) В развитии этносоциальной структуры Северного Кавказа можно выделить три основных этапа: дореволюционный, советский и современный этапы. Дореволюционный этап основывался на традиционной институциональной структуре, которая соответствовала уровню развития северокавказского общества. Советский этап основывался на модернизированной институциональной структуре, за годы советской власти происходила ускоренная модернизация, выравнивание социальной структуры контактирующих этносов и постепенное стирание социокультурных различий. С началом перестройки новая государственная идеология практически во всех республиках бывшего Советского Союза и Северного Кавказа вместо идей межэтнической консолидации строилась на внедрении идей внутриэтнической солидарности, в результате чего этничность становится существенным элементом социальной дифференциации.

5) На современном этапе в условиях социокультурной трансформации происходит изменение системы этносоциальных взаимодействий. Анализ социально-экономических, политических и культурных характеристик контактирующих этносов показывает, что в результате постсоветских социокультурных трансформаций произошли изменения в положении этносов в республиках Северного Кавказа. Передача российским центром в регионы кардинального властного ресурса, кадровой политики, механизма исполнительной власти и ротации кадров вызвала утверждение региональных политических элит как реального субъекта социально-экономического управления. Монополизация политическими лидерами титульного этноса доминирующих позиций в сфере управления решает исход конкурентной оппозиции во многих других сферах. Индекс представленности титульных этносов в составе правительств и парламентов (народных собраний) республик Северного Кавказа значительно выше, чем у русских, к примеру, в правительстве Республики Адыгея в шесть раз выше – 2,96, по сравнению с 0,48 у русских. В парламенте Республики Адыгея 1,95 – у титульного этноса, 0,83 – у русских. В Северной Осетии в правительстве у титульного этноса индекс 1,54, у русских – 0,48, в парламенте 1,53 – у титульных, 0,35 – у русских.9 Среди представителей титульных этносов значительно выше представленность в органах власти и на руководящих должностях, они активнее включились в рыночные условия, заняты в престижных сферах экономики (торговля и обслуживание), отличаются более сильной этнической консолидацией, позитивным восприятием сложившейся ситуации. Русские же представлены преимущественно в производственных сферах, уменьшилась представленность русских в республиканских органах власти, что естественно отражается на их социальном самочувствии и динамике миграционного оттока.

6) Анализ восприятия населением социокультурной трансформации показывает, что в целом она воспринимается негативно. Так, по мнению большинства респондентов, произошедшие социальные изменения привели к значительному ухудшению уровня жизни, так считают 61% в Адыгее и 65% в Карачаево-Черкессии, причем эти оценки близки во всех этнических группах. Оценивая экономическое развитие республик, 69% населения Адыгеи считают ее развитие крайне слабым. В КЧР ситуация еще более удручающая, 83% населения оценивают ее крайне негативно. Большинство респондентов также негативно оценивают деятельность органов власти, при этом отмечая то, что она имеет этнический характер. В Адыгее 51% отрицательно относятся к работе органов власти, 23% считают, что существующая представленность в органах власти ущемляет права народов республики. В КЧР эти оценки еще более негативные, 84% отрицательно оценивают их деятельность, при этом 39% считают, что существующее этническое представительство в органах власти ущемляет права народов, проживающих в республике. Таким образом, необходимо отметить, что благоприятные изменения социально-политической структуры в пользу титульных этносов на самих этносах благоприятное влияние не оказывают. В меньшей степени, чем у русских, но также в большинстве своем титульные этносы республик негативно оценивают последствия произошедших социокультурных изменений. Данное противоречие может быть объяснено низкой социально-экономической эффективностью органов государственной власти республик Северного Кавказа.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Полученные результаты позволяют глубже понять процессы социокультурной трансформации в республиках Северного Кавказа. Теоретические положения, сформулированные в диссертации, могут использоваться в процессе преподавания этносоциологии и этно-психологии, стать основой разработки спецкурсов по этносоциальным проблемам Северного Кавказа.

Практическая значимость работы заключается в возможности использования результатов исследования для разработки научно-методического обеспечения программы этносоциальной интеграции региона. Материалы исследования могут быть использованы в практической работе специалистов в области управления этносоциальными процессами.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на кафедре социологии и культурологии Кубанского государственного аграрного университет и рекомендована к защите. Основные положения и выводы диссертации излагались на следующих научных мероприятиях: Всероссийском социологическом конгрессе «Глобализация и социальные изменения в современной России» (Москва 3 – 5 октября 2006 г.), Международной научной конференции «Русская культура, ее смыслы и ценности в свете современных российских реалий» (Краснодар, апрель 2008 г.). Основное содержание диссертационной работы отражено в 8 публикациях (1 публикация в изданиях перечня ВАК Минобрнауки России), общим объемом 7,4 п. л.

Структура и объем работы. Поставленная цель и задачи исследования определили структуру работы. Диссертация состоит из введения, двух глав (включающих 6 параграфов), заключения, списка используемых источников и литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность темы исследования, определяется степень разработанности проблемы, сформулированы цели и задачи исследования, показаны теоретические и методологические основания исследования, научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, а также теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

Глава 1 «Теоретико-методологические основы изучения трансформации этносоциальной структуры Северного Кавказа» рассматривает основные теоретические и методологические подходы к изучению трансформации этносоциальных процессов, обосновывая необходимость использования при изучении этносоциальной трансформации на Северном Кавказе социокультурного подхода. Она состоит из трех параграфов.

Первый параграф «Теоретические основы изучения этносоциальной структуры» анализирует этнические аспекты социальной дифференциации современного общества, определяет и концептуализирует понятие этносоциальной структуры.

Для понимания развития этнонациональных проблем одно из первостепенных значений имеет изучение места и роли этнических групп в социальной структуре общества. Социальная структура обуславливает многообразие и динамику этносоциальных процессов, что позволяет понять их повседневность и перспективы развития.

Основываясь на рассмотрении множества теоретических подходов к социальной структуре, сформировавшихся в мировой социологии, мы пришли к следующему определению. Социальная структура определяется диалектической связью объективного и субъективного, охватывает размещение всех социальных отношений, в том числе и иерархию элементов социальной системы. Но если в целом тема социальной (социально-классовой) структуры, социальной стратификации и мобильности является одной из наиболее изученных в социологии, то изученность этнических групп, как элементов социальной структуры, их места и роли в социальной структуре современных обществ нам представляется недостаточной.

На сегодняшний день в западной и отечественной науке при изучении этничности выделяют два разных аспекта: феноменологический и структурный. В феноменологическом плане проблема этничности – это проблема значений этнической идентичности для индивидов. В структурном плане проблема этничности – это проблема функции этничности в организации социальной реальности. Современная социальная наука стремится к преодолению этой дихотомии. В частности, в теории символического конструктивизма П. Бурдье, «когда мы говорим о социальном пространстве, то имеем в виду, прежде всего, то, что нельзя объединять любого с любым, невзирая на глубинные различия, в особенности, на экономические и культурные различия. Однако все это полностью не исключает того, что можно организовать агентов по другим признакам деления: этническим, национальным и т.п., которые всегда связаны с более глубинными принципами, т.к. этнические объединения сами находятся в иерархизированном социальном пространстве».10 П. Бурдье вводит понятие символического капитала. Место группы в социальном пространстве зависит от того, какими она обладает экономическими (капитал в марксистском смысле) и культурно-идеологическими ресурсами (символический капитал). Различия между группами проистекают из различий в обладании тем или иным видом капитала. Экономические и культурные различия между группами, будучи концептуализированы, освоены социальной теорией в «этнических» категориях, выступают в качестве объективных разграничителей социального пространства. Возникает потребность в более глубоком, всестороннем исследовании этнических аспектов социальной структуры.

Таким образом, представляется оправданным введение понятия «этносоциальной структуры» для изучения полиэтничных обществ. Большинство государств остаётся полиэтничными, моноэтнические общества встречаются редко, поэтому в соответствии с мировой практикой «полиэтничным мы называем общество, где число представителей других национальностей превышает 5% от общей численности населения».11 Социальная структура приобретает в таких обществах вид этносоциальной структуры. В целом понятие «социальной структуры» предполагает выделение этнических групп в качестве элементов структуры, но только логически. В случае же действительного выделения этнических групп в качестве составляющей такой структуры в полиэтничном обществе употребление понятия «этносоциальной структуры» получает практическое обоснование. Совокупность всех этнических групп, этнический состав и межэтнические отношения составляют этническую структуру. Вместе с тем ее пронизывает множество социальных отношений экономического, политического, культурного характера, которые придают структуре дополнительный социальный (рассматривающийся под углом зрения равенства и неравенства) характер. Этносоциальная структура определяет положение и социальную дистанцию этнических групп в социальной структуре полиэтничного общества, таким образом, основными элементами являются этнические группы (этническая структура), их роль и место в социальной структуре общества. Определяется она объективными показателями социально-экономического статуса и субъективным восприятием положения этнических групп в социальной структуре.

Второй параграф «Этнические аспекты трансформации российского общества» рассматривает трансформацию современного российского общества и определяет ее взаимосвязь с этносоциальными процессами.

В работах отечественных и зарубежных ученых последних лет для характеристики социально-экономических, политических и культурных процессов в постсоциалистических странах часто используется понятие «трансформации». Это понятие обладает рядом преимуществ перед такими, как «модернизация», «демократизация» и другими. Во-первых, оно носит наиболее комплексный характер, охватывает различные стороны происходящих изменений, во-вторых, предполагает рассмотрение вариативности изменений, проблематизирует вопрос о целях происходящих изменений и об их направленности. Так, для В. Ядова понятие «трансформации» альтернативно понятию «модернизации». При этом главное отличие он видит в ценностно-ориентированном характере понятия трансформации, которое учитывает цикличный, многовекторный характер модернизационных преобразований, цивилизационную специфику: «Категории модернизации и переходного периода, переходного общества явно не выражают существа происходящих в России изменений просто потому, что исторический вектор этих преобразований объективно не задан, не предопределен. Наиболее общее адекватное понятие, которое свободно от «векторной нагрузки» это понятие трансформации».12 Таким образом, под «трансформацией» мы будем понимать качественное изменение состояния общественной системы, переход последней на принципиально новый уровень развития.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»