WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Структура работы обусловлена характером поставленных задач и основывается на методе дедуктивного изложения материала. В первой главе рассматриваются базовые теоретические положения семантики синтаксиса и производного слова, основным аспектом которой является пропозиционально-фреймовая организация их глубинного уровня. Вторая глава посвящена описанию особенностей пропозиционально-фреймовой организации фрагментов гнезд однокоренных слов русского языка, описывающих сферу торговли, и разработке классификации фреймов, основанной на семантико-синтаксических ролях актантов.

В заключении содержатся общие выводы и предлагаются перспективы дальнейших научных исследований. В приложении содержатся результаты описания торговой лексики, структурированной на основе пропозиционально-фреймовой модели, которые могут быть использованы в дальнейших научных изысканиях и лексикографической практике.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «ПРОПОЗИЦИЯ И ФРЕЙМ КАК ОСНОВНЫЕ ЕДИНИЦЫ СЕМАНТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА» отражена эволюция взглядов на функционирование сознания человека и основные способы восприятия, хранения и воспроизведения знаний, релевантные для нашего исследования, а также представлен анализ работ по семантике синтаксиса и производного слова. Первая глава обращает внимание на истоки формирования структуры пропозиции и фрейма в рамках теории семантического синтаксиса и теории валентности, а также указывает на сущностную сторону гнезда однокоренных слов – описывать фрагмент языковой картины мира через совокупность связанных ситуаций, объективированных словами, объединенными на основе общности корня и семантики.

Развитие понятий пропозиции и фрейма прошли длительный путь в истории лингвистической мысли, начиная от логической основы высказывания и глубинного смысла предложения до составляющей всех ментальных процессов и формы репрезентации знаний и смысловой основы единицы любого уровня языка.

Высказанная Н. Хомским идея использовать языковой материал как эмпирическую основу для реконструкции когнитивных процессов особенно актуальна сегодня, ставя перед исследователем увлекательную задачу воссоздания образа думающего и говорящего человека на основе языковых данных, и обретает новое звучание в недрах современной когнитивной лингвистики. Одним из важных результатов более чем десятилетнего развития когнитивных наук является идея о неразрывной взаимосвязи процессов, происходящих в человеческой памяти и определяющих построение и понимание языковых сообщений.

Интеграция существующих взглядов на проблему единицы сознания позволяет определить пропозицию как организующую структуру ментальной ситуации с ее объектами, характеристиками и отношениями, и фрейм – как совокупность последовательных действий (ситуаций) определенной предметно-практической и познавательной деятельности или ее отдельных аспектов, позволяющих увидеть деятельность с разных сторон и точек зрения.

Структуры взаимодействия материальных объектов мира действительного определяют мыслительные структуры (концепты), которые особым образом, специфичным для каждого национального языка, определяют языковые структуры, как материальную форму существования мышления. Наивная картина мира извлекается путем анализа из значений слов. Обобщая результаты анализа, исследователь делает выводы о том, какие фрагменты действительности (объекты и ситуации) трактуются языком как существенные, а какие им игнорируются. Совокупность однокоренных слов сохраняет отношение ситуативной связи предметов и явлений действительности и представляет собой фрагмент оязыковленной картины мира. Маркированность единым корнем подчеркивает соотнесенность лексических единиц с единой ситуацией, представляя результат категоризующей деятельности познающего субъекта.

Современная лингвистическая мысль, изучающая значение предложения, постулирует, что денотатом предложения является ситуация, глубинную структуру ситуации составляет пропозиция (Н.Д. Арутюнова, В.Г. Гак, В.Н. Ерхов, И.М. Кобозева, М. Минский, М.В. Никитин, Ч. Филлмор). Виденье ситуации по тому, кто делает что-то с чем-то посредством какого-либо инструмента или средства в конкретном месте и в определенное время, детерминировало введение понятия ролей, исполняемых референтами имен в прототипической ситуации, как семантики аргументов.

Развитие теории валентности как лингвистической концепции о центральной роли глагола в языке внесло свой вклад в описание актантов ситуации, которые рассматриваются как объективация семантических валентностей предиката (Ю.Д. Апресян, С.М. Кибардина, М.В. Никитин, О.М. Соколов). Акцентируя внимание на центральности понимания глагола для формирования высказывания и системы языка в целом, исследователи, тем не менее, указывают на значимость актантов в формировании семантики самого глагольного слова (Ю.Д. Апресян, С.Д. Кацнельсон, С.М. Кибардина, Е.В. Разова, Л. Теньер).

Понятие пропозиции, применяемое первоначально для анализа единицы синтаксического уровня – предложения, было применено и для описания единиц словообразовательного уровня (Л.А. Араева, Е.В. Белогородцева, О.А. Булгакова, М.В. Вяткина, Е.Л. Гинзбург, Е.А. Евдокимова, И.В. Евсеева, Т.В. Жукова, П.А. Катышев, Е.С. Кубрякова, Ю.Г. Панкрац, З.И. Резанова, З.А. Харитончик, М.Н. Янценецкая и др.).

Выделение словообразования в отдельную область лингвистического знания и определение комплексных единиц словообразовательного уровня языка позволило рассмотреть пропозициональную структуру каждого словообразовательного типа (Л.А. Араева, Е.В. Белогородцева, М.В. Вяткина, Е.А. Евдокимова, И.В. Евсеева, Т.В. Жукова, Т.В. Ковалева).

Рассмотрение пропозициональной организации как основы семантической структуры гнездового единства (Л.А. Араева, Т.В. Ковалева, М.А. Осадчий) является закономерным продолжением развития лингвистической мысли в направлении исследования пропозициональной составляющей семантики единиц различных языковых уровней, начиная от предложения до производного слова и словообразовательного типа.

Современная лингвистика полагает, что пропозиция является общеязыковой универсалией, смысловой основой языковых единиц всех уровней (М.Н. Янценецкая, Ю.Г. Панкрац, Н.Б. Лебедева и др.), что позволяет выдвинуть предположение о пропозициональной основе комплексной единицы словообразования – гнезда однокоренных слов (Л.А. Араева, Т.В. Ковалева, М.А. Осадчий).

Предлагаемая исследователями когнитивная модель деятельности (В.Г. Гак, Е.Л. Григорян, Е.С. Кубрякова, Е.М. Позднякова) применяется для рассмотрения глагола и его производных. Мы полагаем, что любая группа однокоренных слов может быть представлена в виде подобной восьмичленной ситуации: субъекта, характеризующегося активным началом (S), предиката, обозначающего действие (P), объекта, на который направлено действие (O), инструмента, при помощи которого осуществляется действие (I), процесса протекания действия (R0), результата или цели действия (R), локатива или места, где происходит действие (L) и времени протекания действия (T).

Моделирование является логическим инструментом познания языка и средством объяснения существующих языковых фактов. Как и любое идеальное логическое построение, пропозиционально-фреймовая модель представляет собой теоретическое обобщение, абстрагированное от конкретного и частного. Ценность презентируемой модели заключается в том, что она объединяет факты, внешне не схожие, но по существу единые: участники ситуации определяются по синтактико-семантической роли, исполняемой референтами имен в прототипической ситуации.

Подобно скрытым элементам значения слова, пропозиция обозначает «скрытые отношения», существующие между однокоренными словами, и определяет тот вид ментальной связи, которая позволяет хранить и воспроизводить родственные по корню и семантике слова в языке и речи в соответствии с теми семантическими функциями, которые им присущи на глубинном уровне. Пропозициональная организация гнезда однокоренных слов является специфическим отражением некоторой ситуации обыденной действительности. При этом потенциалом подвергнуться номинации на поверхностном языковом уровне обладают все актанты пропозиции (что подтверждается наличием лексических единиц с определенными семантическими ролями в одном языке и их отсутствием – в другом), однако данный потенциал реализуется не всеми участниками ситуации, а только теми, которые являются значимыми для определенного языкового коллектива.

Вслед за Т.В. Ковалевой и М.А. Осадчим мы отходим от идеи центральности предиката для формирования пропозиции. Мы придерживаемся точки зрения, что ядром пропозиции является субъектно-предикатная структура (В.Н. Ерхов, Т.В. Ковалева, М.В. Никитин, М.А. Осадчий, Т.В. Попова, З.И. Резанова, А.А. Уфимцева), которые, однако, не всегда могут быть объективированы однокоренными словами, в этом случае позиция субъекта заполняется условными метаязыковыми некорневыми единицами: некто/ нечто, позиция предиката – некорневыми лексемами продает, покупает, торгует, владеет, которые имплицируются семантикой ситуации.

Рассмотрим фрейм КОММЕРЦИЯ, в котором актант предиката не объективирован однокоренным словом, однако семантика ситуации позволяет восстановить тот тип отношений, который связывает эксплицированных участников, а именно субъект, инструмент и процесс протекания действия:

коммерсант/ коммерсантка (S) – продает (P) – товары (O) – по коммерческим (ценам) (повышенным) (I) – в процессе коммерции (торговли)/ коммерческой (деятельности) (R0).

Мы полагаем, что глагол является достаточным актантным условием для порождения и существования ситуации, при отсутствии объективации других актантов однокоренными словами. Однако даже при таких условиях субъект обязательно имплицируется семантикой глагола как необходимое активное начало осуществляемого действия (А.В. Бондарко, Е.А. Евдокимова, А.А. Уфимцева, М.Н. Янценецкая). Исследованный материал предоставляет большое количество примеров предикатных фреймов, ситуация которых базируется только на одном актанте, объективированном однокоренным словом (42 из 140 фреймов торговой сферы):

ВЫБРАСЫВАТЬ (ТОВАР)

(X) некто (S) – выбрасывает (выпускает для продажи) (P) – товары (O).

ХВАТАТЬ (ТОВАР)

(Х) некто (S) – хватает (разг. берет, приобретает без разбора) (P) – товар (O).

ВЗВИНЧИВАТЬ (ЦЕНЫ)

(X) некто (S) – взвинчивает (искусственно поднимает, увеличивает) (P) – цены (O).

Подобно актанту субъекта, объект имплицируется логикой предметного ряда, ситуацией речи (Н.Д. Арутюнова, Е.А. Евдокимова, А.А. Уфимцева, М.Н. Янценецкая). Вне зависимости от того, объективирован однокоренным словом актант объекта пропозиции или нет, он всегда присутствует в глубинной структуре и имплицируется семантикой глагола. В приведенных выше примерах актант объекта подразумевается семантикой глагола и ситуации в целом: в первом и втором случае – товар, в последнем случае – цены. Подобным образом актуализуется фрейм СОРТ:

сортировщик/ сортировщица (работник, производящий сортировку) (S) – сортирует (распределяет товар по сортам) (P) – товар (O) – используя сортировочную (установку)/ сортировальную (машину) (I) – в процессе сортирования/ сортировки (R0) – в результате устанавливая сорт (категорию, разряд товара, продукции) (R) – в сортировочной (L).

Актант объекта (O) не объективирован однокоренным словом, но имплицируется семантикой глагола и всей ситуации в целом.

Приведем пример фрейма с объективированным актантом объекта (O):

РОЗНИЦА

(Х) некто (S) – торгует (P) – розницей (товаром, продаваемым поштучно или небольшими партиями) (O) – по розничным (ценам)/ в розницу (I).

В лингвистической литературе принято разделение актантов на инструмент и средство (Ю.Д. Апресян, М.В. Никитин), орудие и средство (Л.А. Араева, Е.А. Евдокимова, З.И. Резанова, М.Н. Янценецкая) в рамках одного участника ситуации – инструменталиса. Анализ словарных статей инструмент, орудие и средство позволяет нам увидеть близость семантики исследуемых категорий.

Исследованный материал (53 фрейма из 140 содержат актант инструмента) не всегда дает возможность четкого определения и разграничения предлагаемых в научной литературе понятий. Так, фрейм ДЕЛО содержит пропозицию, содержащую на месте актанта инструмента (I) именную группу, указывающую на то, при помощи чего осуществляется действие:

VI. отделочник/ отделочница (S) – отделывает (1. делая, производя что-л., придает соответствующий вид 2. украшает) (P) – используя отделку (2. то, чем отделывают)/ отделочные (материалы) (I) – в процессе отделки/ отделочных (работ) (R0).

Однако мы не можем утверждать ни то, что данный инструмент является каким-то техническим приспособлением, при помощи которого производится работа, ни то, что он расходуется и перестает существовать.

М. Минский полагает возможным совмещение средства и инструмента в едином терминале фрейма как отвечающих на один вопрос: С помощью чего осуществляется действие М.А. Осадчий также не проводит различия между инструментом и средством, объединяя их в едином актанте. Ю.Д. Апресян признает, что в отдельных случаях имеет место синкретичное выражение валентностей инструмента и средства. Мы полагаем возможным в применяемой модели совместить понятия инструмента, орудия и средства в одном актанте на основании того, что данный участник ситуации обозначает нечто вспомогательное, с помощью чего осуществляется действие, в отличие от других, четко определенных функций: объект – всегда то, что подвергается воздействию предиката, субъект – всегда то, что инициирует действие.

Важным и значимым для нашего исследования является то, что понятия инструмент и средство содержат сему способа действия, которая позволяет отвечать на вопрос как каким образом при каких условиях осуществляется действие Исследованные нами фреймы КОММЕРЦИЯ, КОМИССИЯ, ИМПОРТ, представленные ниже, в позиции инструмента (I) содержат указание на некое условие совершения действия, отвечая на вопрос при помощи чего возможна данная ситуация:

КОММЕРЦИЯ

коммерсант/ коммерсантка (S) – продает (P) – товары (O) – по коммерческим (ценам) (повышенным) (I) – в процессе коммерции (торговли)/ коммерческой (деятельности) (R0).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»