WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

В 1801 г. городовые казачьи команды Саратова, Камышина и Царицына передали в ведение командира Астраханского казачьего полка. В 1804 г. та же участь постигла казаков Дубовской команды.

Особое место в структуре Вооружённых сил Российской империи занимали специальные воинские формирования. В течение XVIII в. борьбу с речным разбоем на Нижней Волге вели военнослужащие Астраханского гарнизона и Волжские казаки. В 1797 г. император Павел отправил сюда с этой целью полк уральских казаков и издал именной указ Адмиралтейской коллегии о боевом патрулировании по Волге экипажами легких гребных военных судов, вооружённых пушками.

В начале правления Александра I местные воинские формирования приняли в свои ряды новое пополнение, в лице прибывшей в Саратов 9 июня 1804 г. Межевой команды. Следом за межевой в пределах губернии появилась ещё одна воинская команда, предназначавшаяся для охраны Эльтонского соляного промысла.

Во втором параграфе «Проходящие части» приводятся выявленные факты прохождения через территорию региона воинских частей русской армии.

Через Саратов пролегал тракт, соединявший Верхнее и Среднее Поволжье с Кавказом. Это обстоятельство обуславливало частое появление в регионе проходящих воинских частей.

В 1767–1799 гг. в Саратовское Поволжье посещали подразделения не менее двух десятков проходящих воинских частей, не считая небольших формирований и рекрутских партий. Регулярно через территорию края проходили казачьи полки Яицкого (Уральского) и Оренбургского войск. В рассматриваемых хронологических рамках наиболее крупномасштабная передислокация войск в пределах Саратовского Поволжья имела место в первые дни только начавшегося XIX в. 12 января 1801 г. Павел предписал атаману Донского войска генералу от кавалерии графу В. П. Орлову готовиться к дальнему походу в азиатские страны. Орлов должен был освободить местные племена от британской зависимости, «ласкою» привести их в подданство и обратить торговлю к России. Начавшийся в последних числах февраля и проходивший в тяжёлых условиях поход был отменён после гибели императора Павла от рук заговорщиков, когда основная часть казаков ещё не покинули пределы Саратовского Поволжья.

Участие России в войнах начала XIX столетия немедленно отражалось на потоке проходящих по губернии воинских формирований. Изменение внешнеполитического вектора России в начале XIX в. резко уменьшили количество проходящих воинских подразделений и частоту их посещения региона. Некоторое оживление наблюдается лишь накануне Отечественной войны 1812 года, что наглядно подтверждает интенсивную работу военного ведомства по подготовке к началу боевых действий на европейском театре.

В третьем параграфе «Временно-квартирующие части» даётся хронологический обзор наиболее значимых фактов длительного квартирования воинских частей и рассматривается порядок их размещения на постой.

Начиная со времени правления Петра I в регионе на постоянной основе размещались полки русской армии и казачьи части. В их задачи входили оборона края от набегов с юга и востока, борьба с разбоями, поиск и поимка беглых, помощь властям в сборе подушной подати. Основная масса войск в этот период сосредотачивалась вдоль Волги и вблизи Царицынской укреплённой линии. По мере удаления от Саратовского Поволжья границ государства, «умиротворения» опасных соседей, устройства гарнизонов и колонизации региона снижалась и необходимость в постоянном квартировании в его пределах воинских формирований. В то же время край стал рассматриваться военными властями как место отдыха частей, составлявших резерв войск Кавказского направления. Кроме этого, во второй половине XVIII в. правительство ставит для размещаемых на постой в регионе воинских формирований новые задачи, главная из которых – обеспечение безопасности колонизации Заволжья.

В 1766 г. в Саратове начала свою деятельность Контора опекунства иностранных. Ожидание конфликтов с местным населением и опасения за безопасность колонистов от нападений кочевников и разбойников делали очевидной необходимость придать конторе военную команду. В том же году в распоряжение конторы была передана двухротная команда 1-го Артиллерийского фузелёрного полка, приданы команды волжских и донских казаков. Во время штурма города Пугачёвым в 1774 г. подчинённые Конторе опекунства военнослужащие приняли участие в обороне Саратова. Оставшиеся без защиты заволжские колонии подверглись нападению киргиз-кайсаков. Это происшествие и печальный опыт Пугачёвщины заставили власти задуматься о более действенных мерах для обеспечения безопасности местного населения и борьбы с разбоями.

В 1775 г. Военная коллегия предписала генерал-поручику А. В. Суворову выбрать летние лагеря для находящихся в Нижнем Поволжье полков, с тем расчётом, чтобы они могли способствовать умиротворению края после пугачёвского бунта и использоваться «к закрытию и предохранению понадёжнее саратовских колоний … от вторжения нападения киргизов». По этим причинам правительство изменило состав воинских контингентов, размещаемых на постой во внутренних районах империи. Со времени Пугачёвского восстания в истории Саратовского Поволжья наступает длительный период, в течение которого в городе практически постоянно квартировали различные воинские части. В 17761779 гг. в нескольких заволжских колоний разместили военнослужащих Ладожского и Куринского пехотных, Санкт-Петербургского и Владимирского драгунских полков.

В конце февраля 1778 г. донская казачья команда опекунской конторы двухсотная донская команда в полном составе выступила на Дон. В ноябре того же года к своей части выступили и две роты 1-го Артиллерийского фузилёрного полка. Уход команд немедленно внёс сумятицу в работу конторы и её чиновников в колониях. С апреля того же года в распоряжение конторы стали командироваться драгуны из состава квартировавших в крае полевых полков армии.

В 1780–1781 г. в Саратовского Поволжье квартировали подразделения Астраханского драгунского и Каргопольского карабинерного полков. Последней в XVIII в. частью, квартировавшей в Саратовской губернии в 1792–1794 гг., стал Ростовский карабинерный полк.

Во второй главе «Значение Вооружённых сил в социально-экономической и общественной жизни Саратовского Поволжья», состоящей из двух параграфов, рассматриваются проблемы, связанные с пребывание Вооружённых сил на территории Саратовского Поволжья в указанных хронологических рамках.

Первый параграф «Постойная повинность и население Саратовского Поволжья», посвящён общим проблемам размещения на постой и обеспечения условий для квартирования воинских подразделений.

Среди многочисленных обязанностей жителей России постойная повинность занимала особое место, по своему влиянию на повседневную жизнь она едва ли имея себе равных. Наибольшее распространение она получила с начала XVIII столетия, когда в ходе реформ Петра I в России была создана многочисленная регулярная армия.

Ценнейшим источником по истории постойной повинности в России являются депутатские наказы городских жителей в Уложенную комиссию. В наказах, привезённых саратовскими депутатами и представителями крестьян, проблема военного постоя не была обойдена стороною. Ничтожная численность саратовских дворян не позволила им делегировать в Уложенную комиссию своего депутата. Между тем, в наказах их собратьев из других регионов вопросы взаимоотношений с военными занимали весьма значимое место. Зато многочисленные саратовские купцы не забыли упомянуть о постояльцах в погонах. В их «Наказе» высказывались жалобы на поведение квартирующих военных и высказывалась просьба облегчить купцов в несении постойной повинности.

В 1767 г. число военных постояльцев в Саратове значительно возросло с прибытием в город приданных конторе опекунства двух рот 1-го Артиллерийского фузелёрного полка и казачьей команды. Весьма умеренно поставленный в «Наказе» вопрос об облегчении саратовцев в несении постойной повинности уже в ближайшие годы приобрёл одно из первостепенных значений. Вопрос об облегчении военного постоя снова поднимался в 1772 и 1775 гг. Сложность проблемы ещё более усугубляли конфликты между различными органами власти и противоборствующими группами горожан.

В начале 1798 г. император Павел повелел составить «примерное разчисление» расходов на содержание расположенных в губерниях войск, которые должны были равномерно лечь на всех городских жителей соответствующих регионов. В дальнейшем эта мера позволила несколько смягчить тяжесть несения постойной повинности для городов с крупными гарнизонами.

В 1802–1805 гг. было издано несколько постановлений, уточнявших обязанности населения в исполнении различных повинностей. К военным повинностям были отнесены затраты жителей на устройство, отопление и освещение воинских помещений, снабжение их всеми необходимыми принадлежностями и удовлетворение возникавших потребностей армии, предоставление земель под лагерные места и пастбища, выделение подвод и проводников во время передвижений армейских формирований. Исполняться повинности могли натурою или деньгами.

Одним из способов облегчения тяжести постойной повинности было строительство казарм. В России попытки разместить военных в особых зданиях и слободах имели давнюю историю, но были малоуспешны. Твёрдое намерение изменить сложившийся порядок постоя войск возымел Павел I. В 1796 г. он приказал перевести в города пехотные полки, а в июле следующего 1797 г. разрешил занимать постоем все дома, в том числе принадлежащие духовенству. В Саратове проблема «уравнения в постоях» обсуждалась уже в 1796 г. В 1800 г. несколько здешних купцов обратились с соответствующей инициативой в городской магистрат. В 1805 г. горожане Саратова постановили начать сбор средств на возведение казарм. Под председательством губернатора создавалась особая строительная экспедиция. Все жители города, вне зависимости от сословной принадлежности и имущественного положения, обязаны были внести на постройку казарм по 10 руб. с каждого покоя в принадлежащих им домах. От взноса освободили лишь «само беднейших обывателей, кои оплатить … будут не в силах». Горожане, заплатившие в двойном размере, освобождались от постоя немедленно, жилища остальных жертвователей после постройки казарм.

В 1807 г. гарнизонный батальон, для которого предназначались казармы, покинул Саратов, сделав проблему неактуальной. Положение также несколько облегчилось с учреждением в Саратове в 1808 г. Квартирной комиссии. В её функции входило справедливое распределение нарядов на постой среди жителей города. Здания были разделены по классам, а для отбывания повинности введена строгая очерёдность. Очень скоро в деятельности комиссии обнаружились вопиющие нарушения, но в момент своего появления её роль в решении проблемы постоя трудно переоценить.

Ещё острее проблема военного постоя стояла в перенасыщенном военными квартирантами и проходящими частями Царицыне. В «Наказе» горожан в Уложенную комиссию взаимоотношения с военными занимали абсолютно главенствующее место. В критические моменты поднимался даже вопрос о возможности размещения солдат и офицеров в домах самих военнослужащих гарнизона. В то время как Саратов сумел превратиться из военно-административного пункта в крупный экономический центр, Царицын до конца XIX в. фактически оставался на прежнем уровне. За это время его свободная от армии соседка посад Дубовка почти полностью монополизировала транспортные и торговые операции на древней Волго-Донской переволоке.

Особенностью Саратовского Поволжья являлось присутствие среди его жителей особой категории населения, официально, не нёсшей бремя постоя иностранных колонистов. В те короткие периоды, когда им доводилось терпеть соседство армейских подразделений, между ними и их постояльцами возникали такие же конфликты, как и в аналогичных ситуациях с участием русских крестьян. Военные, располагавшиеся на постой в селениях колонистов, не всегда осознавали принципиальное различие между постоем в русских сёлах и таким же, как им могло показаться, постоем в колониях иностранных поселенцев. Прибыв на новое место квартирования, военные привычно воспроизводили сложившийся порядок отношений к местным жителям, как низшей касте, обязанной всецело подчиняться их требованиям. Но в колониях притязания армии на главенствующую роль неожиданно встречали дружный и решительный отпор иностранцев, отлично знавших свои права и обладавших несравнимо более высоким, принесённым из Европы уровнем правосознания.

Зафиксированные в официальном делопроизводстве факты многочисленных конфликтов колонистов и их военных квартирантов позволяют рассмотреть проблему постоя на микроуровне, в контексте реалий повседневной жизни.

Во втором параграфе «Просветительская миссия Вооружённых сил в Саратовском Поволжье», рассматривается роль и место армии в культурной среде русской провинции.

В отечественной историографии, посвящённой истории народного образования в России, сложился своеобразный «заговор молчания» в отношении самого факта существования в государстве военно-учебных заведений. Их или вовсе не желают замечать, или, без всяких на то оснований, дают крайне низкую оценку качеству дававшихся в них знаний. Парадоксальность ситуации тем более очевидна, что именно армия стала пионером светского образования в России XVIII в.

В Саратове Главное народное училище – первое в городе и крае учебное заведение с гражданской программой, открылось лишь в 1786 г. Между тем, с 1764 г. в Саратове и Царицыне существовали гарнизонные школы для солдатских детей. Подростки обучались азбуке, Часослову, Псалтырю и Катехизису. Более старшие учились писать, приобщались к «певческой», «лекарской и цирульничьей» наукам.

В 1798 г. был учреждён Императорский военно-сиротский дом, региональными отделениями которого стали преобразованные гарнизонные школы. Для Саратовского и Царицынского отделений комплект воспитанников определили, соответственно, в 100 и 200 чел. Разница в численности учеников обуславливалась тем, что в Царицыне гарнизон состоял из двух батальонов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»