WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Впервые к исследованию вопросов христианизации и, шире, влиянию мировых религий на традиционную культуру народов Сибири и Дальнего Востока подошли авторы известного сборника «Христианство и ламаизм у коренного населения Сибири» [1979]. А ответственный редактор сборника И.С. Вдовин несколько раньше выделил типы религиозного синкретизма [1976], отталкиваясь от этнокультурного развития народов с учетом стадиальной теории: 1) первобытный (характеризующийся целостностью/нерасчленённостью первобытного разума), 2) центрально-азиатские влияния (буддизм и ламаизм), 3) христианские влияния. Эта схема разделяется учёными и до сих пор [Владыкин 1990: 35; Тульцева 1993: 193; Религиоведение 2006: 984 и др.]. Учитывая современные этнические процессы, было предложено включение четвёртого и пятого типов синкретизма – влияние атеизма и новых религиозных течений [Полосин 2002: 473].

Продолжателем этого направления стал А.М. Сагалаев. Создавая крупномасштабное исследование традиционного мировоззрения тюрков Южной Сибири, он пишет серию статей, на тему этнографического анализа христианизации [1984b, 1986, 1987]. В основу его работ был положен системный подход к исследованию культуры, высказанный Ю.И. Мкртумяном и С.А. Арутюновым. В рамках данного подхода А.М. Сагалаев рассматривал христианизацию как процесс, приведший к изменению всех подсистем культуры, что, как следствие, привело к внутренней перестройке этнических организмов. Такой подход, стал новаторским и позволил найти «ключ» к некоторым вопросам этнокультурного взаимодействия аборигенов и русских в Сибири. Интересными стали и исследования Т.В. Жеребиной о «якутском православии», в которых был сделан анализ феномена христианизации якутского мировоззрения [1989, 2000]. В её работах православные новации даны как часть системы мировоззрения, находящейся в постоянной динамике.

Вместе с тем появился ряд работ по истории христианизации коренного населения Сибири [Кононенко 1972; Бородавкин Храпова 1992; Кислицын 1992; Ерошов Кимеев 1995; Кацюба 1998; Главацкая 1999a, 1999b; 2005a, b и др.; Мавлютова 2001; Асочакова 2006; Колоткин 2006; Софронов 2006, 2007 и многие др.]. Эти исследования затрагивали такие стороны христианизации как история распространения православия, методика христианизации и земельная политика. Исходя, из этого огромного исследовательского опыта автор настоящего диссертационного исследования положил в основу анализа истории христианизации методологический подход Е.М. Главацкой [2005a], которая провела анализ религиозных изменений хантов. Ею был разработан подход, учитывающий взаимосвязь колонизации и христианизации, отталкиваясь от роли государства, церкви и этнокультурных стереотипов контактирующих этносов. Дополнением к такому подходу стал исследовательский опыт В.В. Ерошова и В.М. Кимеева [1995], определивших необходимость анализа локальных вариантов христианизации как многоуровневого этнокультурного взаимодействия.

Тема мировоззрения давалась в большинстве этих работ не развернуто, а очень конкретно. Так, например, некоторые универсальные мифологические сюжеты, присутствующие у многих народов мира, в том числе и в Библии (в книге Бытия) приписывались влиянию православия. Исходя из этого, становилось понятно, что необходим анализ именно мировоззрения, выявления причин и механизмов заимствования из русской культуры. К сожалению, до настоящего времени это направление так и осталось не достаточно разработанным, хотя материал по многим вопросам в той или иной степени «лежит на поверхности». Так, требует анализа погребальный обряд, именно с позиций влияния православия. Причина в том, что, будучи наиболее полно представленным в источниках, погребальный обряд даёт возможность детального анализа. Предварительно можно сказать, что на примере погребальной обрядности христианские мотивы выявляются у значительного числа сибирских народов. Многие исследователи [Дьяконова 1980; Кимеев 1981 и др.] уделили своё внимание анализу именно погребальных комплексов, что позволяет считать погребальный обряд наиболее доказательной сферой для анализа влияния православия, в отличие от всех прочих обрядов жизненного цикла.

На рубеже веков среди исследователей пробудился особый интерес к проблемам этнической психологии, и тема этноконфессиональных взаимодействий на Алтае получила новое развитие через эту призму в работах Н.А. Тадиной, которая, описывая собирательный образ «крещёного алтайца», приходит к мысли, что степень христианизации явилась одним из важнейших факторов в разделении на северных и южных алтайцев [1994, 2006b и др.].

Наиболее крупной работой по теме христианизации народов Алтая стала работа А. Знаменского [Znamenski 1999]. Автор провёл блестящий анализ источников, обобщив огромный корпус миссионерских отчетов и записок, привлекая помимо этого и архивные источники. Справедливым представляется сравнительный анализ двух моделей христианизации: Аляски и Алтая. Но вместе с тем, предлагаемая тема исследования далеко не исчерпана. Хотя автор и выстроил канву исторического процесса христианизации алтайцев, к сожалению, он не включил в него такие важные аспекты как первые попытки христианизации населения в XVII – XVIII вв., выявление локальных зон взаимодействия, и что самое важное, анализ изменений мировоззрения.

Несколько поодаль от научных изысканий и скорее, представляя источниковую группу, стоят публикации современных миссионеров. Это работы о.Бориса (Пивоварова) [1997, 1999] и о.Игоря (Кропочева) [2004], в которых авторы рассматривают вопросы методики христианизации и нравственного (в христианском смысле) состояния традиционного сообщества Шории и Горного Алтая.

Проблемы современных трансформаций мировоззрения у шорцев и северных алтайцев специально не исследовались. Основной корпус работ затрагивает историю возникновения религиозных организаций, не принадлежащих Русской Православно Церкви (далее – РПЦ). При этом авторами делался анализ этнической ситуации (половозрастной, социальный, образовательный состав общин) [Бурнаков 2004; Шиллер 2004a]. В целом общий анализ современной конфессиональной ситуации по многим народам Сибири сделала В.И. Харитонова, которая выявила закономерности развития этноконфессиональных процессов [2002, 2003, 2006], отдавая, однако предпочтение теме «возрождения» шаманизма.

Таким образом, можно заключить, что состояние современной научной мысли в отношении вопросов взаимодействия традиционных верований и христианства на территории Сибири находится на начальной стадии своего развития. Причем, это касается не только тем христианизации сибирских народов, но и их исламизации [Селезнев Селезнева 2004: 4-5], т.е. фактически взаимодействия мировых религий и традиционных верований на сибирском этнокультурном пространстве. Научные исследования затрагивают, главным образом только сферу истории распространения христианства. Нет крупных работ по проблеме трансформации традиционных верований, которые, без сомнения, происходили почти за четырехсотлетний период общения с русскими. Именно поэтому необходим комплексный анализ взаимоотношения на конфессиональном уровне русского и местного населения.

По этой причине, для анализа этнокультурных изменений автор использовал работы по русскому народному православию. Это в первую очередь работы Т.А. Бернштам [1989, 1990; 1993], которая четко сформулировала ключевые вопросы взаимодействия христианства и «языческих» верований. Ею была предложена классификация религиозных изменений и пути их проникновения, отталкиваясь от роли церкви и государства, с одной стороны, и народных масс, с другой.

Источники исследования. Источники настоящего исследования сгруппированы в несколько блоков, исходя из происхождения и хронологии документов.

Ранние русские исторические документы. Первым серьёзным источником являются сибирские летописи [Бузуновский летописец 1991; Румянцевский летописец 1991; Хронографическая повесть 1991], которые помимо истории продвижения русского населения вглубь Сибири дают еще и ценную информацию о строительстве церквей и собственно христианизации. Летописи как ранние исторические документы рассматривали колонизационный процесс как продолжение идеи распространения «веры Христовой», возложенной на плечи русских. Эта письменная традиция во многом определила первые шаги отечественной историографии покорения Сибири (Г.Ф. Миллер, И.Э. Фишер и др.).

Фольклорные и лингвистические (словари) материалы используются для характеристики трансформации традиционного мировоззрения. Эта группа источников [Дыренкова 1940; Чудояков 1995; Функ 1999, 2002, 2004; Кандаракова 2005; Баскаков Тощакова 2005 и др.] позволяет выявить «традиционный» пласт дохристианских верований, что крайне важно для анализа, например, погребального ритуала, который претерпел изменения за период с момента начала русской колонизации, восприняв многие православные элементы.

Археологические материалы представлены опубликованными материалами Ю.В. Ширина по раскопкам поселения Ильинка-5 и Кузнецкого острога (XVII в.) [Ширин 1992 и др.].

Эта группа источников, к сожалению, пока слишком мала, однако, отдельные моменты межкультурного диалога на основе, пусть даже отрывочных, археологических материалов можно проследить довольно отчетливо. Во-первых, археологический материал, нам необходим для анализа погребального обряда в ранний период проникновения русских в Сибирь. Во-вторых, на основе археологического материала мы можем проследить некоторые «трудноуловимые» черты этнокультурного взаимодействия коренного населения и русских: брачные связи (увеличение европеоидного компонента в антропологических признаках коренного населения), комплекс материальной культуры и др.

Исторические акты. Для XVII в. единственными письменными источникам для характеристики взаимоотношений русского и аборигенного населения и начального этапа описания истории христианизации выступают документы (отписки, грамоты и т.д.), оставленные сибирскими воеводами и служилыми людьми [см. приложения в работах: Миллер 1999, 2000, 2005; а также: Кузнецкие акты 2000]. К сожалению, в актовых источниках сведений о межконфессиональных отношениях на территории Саяно-Алтайского нагорья очень немного. Это определяется сложным характером колонизации региона: военные столкновения, данническая зависимость коренного населения и др. Вместе с этим этот корпус источников проливает свет на проблему расселения аборигенов и особенности ранней колонизации региона.

Картографические источники. Эта группа источников очень небольшая и представлена она картами С.У. Ремезова [1882] и современными картографическими данными, а также отдельными картами, опубликованными исследователями XX – начала XXI в. (Б.О. Долгих [1960], Л.П. Потапов [1936, 1953], В.М. Кимеев [1989] и др.). Фактически, картографический материал (ареалы расселения, местоположения острогов и городов, сёл и деревень) позволяет выявить круги межэтнической активности, где происходили наиболее плотные этноконфессиональные отношения и складывание этнических образований.

Экспедиционные материалы XVIII в. Труды и полевые записи участников первых научных экспедиций в Сибирь: Г.Ф. Миллера [Миллер 1999; 2000; 2005; Элерт 1987 и др.], И.Г. Георги [1776], И.Г. Гмелина [Гмелин 1994; Белковец 1980] и др. позволили довольно широко взглянуть на быт и культуру местного населения, дав описания погребального обряда, шаманских практик, христианизации и отношения к христианству со стороны местного населения.

Отчёты и записки миссионеров XIX начала XX в. При изучении истории христианизации в XIX в. привлекались записки и обобщающие труды по этнографии алтайских миссионеров. Этот корпус источников оказался наиболее важен для настоящей работы, в силу своей «разноплановости». Здесь были как прямые свидетельства христианизации, так и её оценки, как самими миссионерами, так и аборигенами. Вместе с этим, большинство отчетов АДМ дают превосходный статистический материал по количеству обращённых в православие. В настоящей работе привлекались записки следующих миссионеров: М. Глухарева [1893a, b, c, d, e, f, g], В.И. Вербицкого [1861a, b; 1864, 1874, 1893], Д. Коновалова [1863, 1865, 1866, 1867], В. Постникова [1893, 1898a, b, c], Т. Каншина [1898a, b] и др., а также отчёты АДМ [1875, 1880a, b, c; 1888, 1890, 1894, 1915].

Экспедиционные материалы и публикации этнографов и путешественников XIX XXI вв. представляют огромный интерес для исследователя, поскольку в них зафиксирован пласт культуры, которая в настоящее время находится на грани исчезновения. Автором были использованы архивные полевые материалы А.В. Анохина [ПФА РАН, Ф.148, Оп.1; АМАЭ РАН, Ф.11], С.Е. Малова [ПФА РАН, Ф.1079], С.Д. Майнагашева [ПФА РАН, Ф.148, Оп.1], Н.П. Дыренковой [АМАЭ РАН, Ф.3], а также корпус опубликованных материалов, как перечисленных авторов, так и В.В. Радлова [1989], Г.Н. Потанина [1883, 1884], А.В. Адрианова [1883, 1888], Н.Ф. Катанова [1894, 1907], Л.П. Потапова [1934, 1935, 1936, 1946a, 1948, 1949, 1953 и др.], Л.Э. Каруновской [1927], А.Г. Данилина [1993], В.М. Кимеева [1981; 1989, Кимеев Функ 1989 и др.], Д.А. Функа [1996, 1999, 2000a, 2004 и др.] и др. Перечисленные источники фактически открыли мир культуры тюрков Шории и Северного Алтая и дали возможность всестороннего анализа, в том числе и выделения в мировоззрении «русского» следа.

Материалы Кемеровской и Новокузнецкой епархии РПЦ (начало XXI в.). Были привлечены годовые отчёты Кемеровской и Новокузнецкой епархии (хранятся в архиве епархии и опубликованы в Интернете) и решения Архиерейского собора РПЦ. Основное внимание автора было сосредоточено на отчётах приходов, которые содержат ценные сведения по развитию современной миссионерской деятельности, её направлениям и географической локализации.

Современные статистические данные и действующие законодательные акты. Эта группа источников включает в себя результаты Всероссийской переписи населения 2002 г. и статистические данные шорских и северо-алтайских поселков. Этот корпус источников позволил увидеть состояние социального развития на макро- (Алтай, Горная Шория) и микроуровне (конкретные поселки и семьи), что оказалось крайне важным для анализа тенденций этноконфессионального развития.

Небольшую по численности группу источников составили законодательные акты Кемеровской области по этническим и конфессиональным проблемам.

Современная периодическая печать. Современная периодическая печать представлена небольшим числом публикаций на тему этноконфессиональных процессов в Горной Шории и на Северном Алтае в областных, краевых и районных газетах.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»