WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

Ваша Сайнбаяр

ИНОЯЗЫЧНАЯ ЛЕКСИКА И ОСОБЕННОСТИ ЕЁ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В ПУТЕВЫХ ЗАПИСКАХ ПЕТРОВСКОГО ВРЕМЕНИ

Специальность 10.02.01 – русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва 2007

Работа выполнена на кафедрах общего и русского языкознания и мировой литературы Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина

Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент

Ольшевская Лидия Альфонсовна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Аннушкин Владимир Иванович

кандидат филологических наук, доцент

Шаповал Виктор Васильевич

Ведущая организация: Московский педагогический государственный университет

Защита состоится «06» июня 2007 г. в «10» ч. в зале

Ученого совета на заседании диссертационного совета Д 212.047.01 Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина по адресу: 117485, Москва, ул. Академика Волгина, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного

института русского языка им. А.С. Пушкина.

Автореферат разослан «04» мая 2007г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор педагогических наук,

профессор В.В. Молчановский

Общая характеристика работы

Международный обмен языковыми ценностями – одна из важнейших черт развития языка, особенно его литературной страты. Процесс заимствования распространяется на различные уровни языковой структуры, при этом самой проницаемой является лексическая система, ибо слово – подвижный, способный к свободной миграции элемент языка.

Актуальность работы определяется отсутствием в современной филологии комплексного исследования произведений путевой литературы конца XVII – первой четверти XVIII в. с точки зрения использования писателями иноязычной лексики.

Научная новизна диссертации обусловлена тем, что некоторые из привлекаемых источников не являлись предметом специального лингвистического исследования («хождения» А. Игнатьева, М. Нечаева). Новизна работы заключается и в самом подходе к изучению материала, где совмещаются элементы историко-лексикологического и историко-литературного, культурологического и текстологического анализа, ибо на процесс и результат заимствования иноязычной лексики влияют как собственно лингвистические, так и экстралингвистические факторы.

Объект исследования - лексические заимствования Петровской эпохи; источники - «хождения» и «путешествия», которые в это время входили в число самых востребованных литературных форм, и, следовательно, не только отражали изменения в лексическом составе русского языка, но и влияли на процесс его развития. Жанр путевых записок находился на «пограничье» книжного и разговорного языка, языка художественной и документальной прозы, а именно за счет разговорно-бытовой и светско-деловой речи, по мнению академика В.В. Виноградова, шло формирование русского литературного языка нового времени.

Для обоснованности и достоверности результатов исследования сопоставление иноязычной лексики в памятниках путевой литературы велось с учетом их жанровых разновидностей, цели, времени и маршрута путешествия, личности писателя и истории текста произведения. Это позволило выявить в процессе заимствования частное (индивидуально-авторское) и общее (характерное для данного жанра и для русского литературного языка Петровской эпохи).

Цель работы – доказать, что заимствование иноязычной лексики – черта, сближающая путевые записки разных типов, паломнических и светских, другое дело, какие языки являлись для них донорами, с какой интенсивностью протекал этот процесс, какие лексические пласты охватывал. Цель обусловила необходимость решения следующих задач:

1) исследовать причины и специфику заимствования иноязычных слов в путевой литературе конца XVII – первой четверти XVIII в.;

2) выделить и проанализировать различные типы заимствований в записках русских путешественников Петровского времени;

3) сравнить лексические поля заимствований в памятниках светского и паломнического характера;

4) изучить способы введения иноязычных слов в русский текст;

5) определить функции заимствований в путевой литературе;

6) выявить индивидуально-авторское начало в использовании иноязычных слов писателями-путешественниками.

Теоретической и историко-филологической основой диссертации являлись работы по теории и истории заимствований (И.И. Огиенко, Ю.С. Сорокина, Л.П. Крысина, Е.Э. Биржаковой и др.), исследования общих языковых процессов XVIII в. (В.В. Виноградова, Е.Г. Ковалевской, Б.А. Успенского, А.М. Камчатнова), языка путевых записок (И.М. Мальцевой) и отдельных произведений этой формы (Л.А. Богатуровой, Д.П. Вальковой, М.Б. Ясинской), а также труды литературоведов о генезисе, поэтике и эволюции жанра «хождений» (Д.С. Лихачева, В.В. Данилова, Н.И. Прокофьева, С.Н. Травникова).

Методология и методика. Диссертация выполнена в русле историко-лексикологических исследований, в ней использовались методы историко-этимологического и историко-функционального анализа иноязычной лексики. Заимствования изучались с учетом особенностей развития России, так как с течением времени менялся круг контактирующих с русским языков, пласты воспринимаемой им лексики.

На защиту выносятся следующие положения:

1) Петровская эпоха является переходной от конфессиональной культуры средневековья к секулярной культуре нового времени, что обусловило существование и взаимодействие паломнических «хождений», дороживших в плане лексических заимствований греческо-славянской традицией, и светских «путешествий», ориентированных на латинскую традицию европейских языков.

2) жанр путевых записок, имевший многовековую историю и изначально предполагавший рассказ об «иных землях» с помощью «иных речений», находился на пересечении языковых потоков, идущих с Востока и Запада, поэтому для его лексического состава характерно наличие ориентализмов и европеизмов, вступавших в соревновательные отношения не только с русизмами и славянизмами, но и между собой за право стать органической частью русского литературного языка.

3) язык путевых записок отразил основные тенденции развития русской лексики в Петровскую эпоху: отсутствие некоторых терминов и обилие слов, выражающих одно и то же понятие, многоканальность процесса заимствования и «специализацию» языков-доноров, развитие многозначности у «новых вокабул» и стремление к терминологизации.

4) авторы путевых записок, дилетанты в литературном деле, свободно и ярко проявляли свою индивидуальность в выборе как объекта изображения, так и лексических средств. Процесс и результат заимствования зависел от социального статуса автора, его профессиональных интересов, уровня образования, знания языков, степени литературной одаренности.

5) общими пластами заимствований в паломнических и светских записках стала лексика, характеризующая, с одной стороны, то, что связано со средствами передвижения, пересечением границ и иноземным бытом, с другой – то, что связано с религиозной сферой жизни, научным и художественным творчеством. Однако языки-доноры и языки-посредники, участвующие в пополнении «бытовой» и «бытийной» сфер языка, в «хождениях» и «путешествиях» могли быть разными.

6) заимствования выполняли различные функции: они называли реалии, отсутствовавшие в русской действительности, помогали придать описаниям национальный колорит, документировали повествование, участвовали в формировании новой картины мира у читателя.

7) ввод иноязычия в русский текст обычно сопровождался глоссой или авторским комментарием. Отсутствие перевода связано с рядом причин: длительным пребыванием путешественника в иноязычной среде, с тем, что записки были адресованы европейски образованному читателю, и др.

Теоретическое значение исследования заключается в дальнейшей разработке теории лингвистического анализа литературных текстов определенного жанра в аспекте функционирования иноязычной лексики. Материал работы существенно раздвигает границы источниковедческой базы исторической лексикологии, что позволяет проверить на объективность существующие в науке теории и точки зрения.

Практическая ценность диссертации состоит в том, что результаты исследования могут найти применение в системе вузовского преподавания курса истории русского литературного языка, при разработке спецкурсов и спецсеминаров по лингвистическому анализу произведений путевой литературы для студентов-филологов, в создании словаря писателей-путешественников Петровского времени.

Апробация работы. По проблематике исследования опубликовано 8 статей. Основные положения диссертации апробированы в форме докладов и сообщений на научных конференциях: «Пушкинские чтения» (М., 2005) и «Кирилло-Мефодиевские чтения» (М., 2006) в Государственном институте русского языка имени А.С. Пушкина, «Вопросы теории и практики преподавания иностранных языков» (Улан-Батор, 2006) в Монгольском государственном университете науки и технологий, «Язык и общество» (М., 2006) в Российском государственном социальном университете. Работа обсуждалась на совместном заседании кафедр мировой литературы, общего и русского языкознания филологического факультета Государственного института русского языка имени А.С. Пушкина.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического приложения.

Основное содержание работы

В вводной части обосновывается актуальность и новизна исследования, определяются объект и источники лингвистического анализа, формулируются цель, задачи, основные принципы и методы работы, раскрывается ее теоретическая и практическая значимость, излагаются положения, выносимые на защиту, и способы их апробации, дается описание структуры диссертации.

Первая глава является теоретическим фундаментом работы. В ней приводится общая характеристика процесса лексического заимствования и определяется его специфика применительно к путевым запискам Петровского времени. Глава включает три раздела. В первом рассматриваются причины и пути заимствования иноязычной лексики в конце XVII – первой четверти XVIII в. Знаковым явлением эпохи перехода от средневековья к новому времени стало резкое расширение словарного состава русского литературного языка за счет заимствований, что во многом было связано с политикой Петра I, направленной на европеизацию России.

Среди экстралингвистических причин лексического заимствования доминирует потребность в наименовании новых предметов и явлений, которые вошли в русский обиход вместе с петровскими преобразованиями («ассамблея», «сенат», «флот»). К важнейшим внутрилингвистическим факторам относится необходимость в разграничении содержательно близких, но все же различающихся понятий («процессия»-«шествование»). Другим мощным внутренним стимулом обращения к иностранной лексике является тенденция к экономии языковых средств и замене описания заимствованием («бюст» вместо «подобие человека по пояс»).

Иноязычная лексика входила в состав принимающего языка по разным каналам (через устную речь иноземцев, переводы иностранных книг и др.), но в основном через письменные источники, среди которых важное место занимали описания путешествий за границу.

Во втором разделе первой главы решается проблема типологии заимствований. К числу основных относится деление иноязычных слов на три группы в зависимости от уровня освоения их принимающей языковой системой (варваризмы, экзотизмы, заимствованные слова), а также самая распространенная в науке классификация заимствований по тематическому признаку, или сфере употребления: лексика, относящаяся к государственно-административному устройству, дипломатии и политике, экономике и торговле; военно-морская терминология; иноязычия из сферы образования и просвещения, науки и искусства, и др. Границы между группами достаточно условны; в каждом конкретном случае состав и расположение материала в систематике корректировались, исходя из содержания текста.

В диссертации учитывался и принцип классификации иноязычной лексики в зависимости от языка-источника. Исследование показало, что среди языков-доноров существовала своеобразная «специализация»: например, влияние галлицизмов сильнее всего сказалось в области военной терминологии («атака», «бастион», «гарнизон», «десант», «лафет»); заимствования из голландского и английского языков существенно пополнили словарь, связанный с морским делом («бриг», «верфь», «киль», «лоцман», «мичман», «рейд», «шхуна»); итализмы доминировали среди лексики искусствоведческого характера («галерея», «картина», «опера»).

То что заимствования могли попадать в русский язык из разных источников и разным путем (книжным и устным), приводило к возникновению вариантности форм. В диссертации регистрируются колебания в орфографии и фонетическом облике иноязычий («матроз» – «матрос»), варьирование русских и иноязычных финалей («театр» – «театрум»), отсутствие стабильности в плане морфологии («мечет» –«мечеть») и словообразования («диспутировать» - «диспутовать»).

Классификация заимствований велась и в зависимости от того, как сложилась их судьба в новых языковых условиях. Некоторые иноязычия не укоренились в русском языке и вышли из употребления («аттенция», «инвенция», «маркандия»); другие уступили лидерство русским словам, сузив сферу употребления и утратив стилистическую нейтральность («баталия» – «сражение»); третьи пополнили пассивный словарь для обозначения реалий прошлого («драбант», «камзол», «мушкет»).

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»