WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Из всех факторов, оказавших влияние на выработку и реализацию стратегии Белого Дома к решению проблем Прикаспия наиболее важным оказался энергетический фактор - добыча углеводородов и их транспортировка на мировые рынки. Энергетика явилась лейтмотивом принятия большинства решений во внешнеполитической сфере в отношении зоны Прикаспия.

В отличие от прикаспийских государств, ищущих в первую очередь экономические и политические выгоды, США пришли на берега Каспия, как из геополитических, так и с геоэкономических соображений. Политика США нацелена на то, чтобы обеспечить лидирующие позиции по ключевым вопросам развития региона. К ним относятся проблемы добычи и транспортировки углеводородного сырья на внешние рынки, транспортные коммуникации – коридоры, создание новой структуры экономических отношений, обеспечение диверсификации транспортировки углеводородов (под диверсификацией понимался вывод транспортных мощностей из под контроля России – соответственно постановка их под контроль американских союзников в регионе).

С помощью американского частного капитала и своих нефтяных транснациональных корпораций США начали укреплять свое влияние в регионе, тем самым, создавая барьер для российских нефтяных компаний в разведке и добыче углеводородов Каспия и транспортировке их на внешние рынки.

Если в начале 90-х гг. США еще принимали в расчет национальные интересы РФ и исходили из принципов равного партнерства с Россией, то по мере укрепления позиций США в регионе их политика в отношении прикаспийских стран начала приобретать всё более наступательный характер. При этом пассивность России на каспийском направлении привела к тому, что с ее позицией стали считаться в меньшей степени.

Позиция США, объявивших Каспий зоной их жизненно важных интересов, ввела регион в глобальные отношения и в глобальную политику в качестве объекта, но не субъекта. Официальные лица в администрации Клинтона определили свои задачи не больше и не меньше как «преобразование всего региона и международной системы вокруг него»18. Кроме того, в том же году Вашингтон признал, не без подсказки нефтяных компаний, что Каспийское море является бесценным источником энергии.

Стратегическая важность для США Каспийского региона заставила Вашингтон расширить спектр механизмов проникновения и влияния на позиции стран Закавказья и Центральной Азии и не замыкаться только на вопросе энергетических ресурсов. Весьма показателен процесс тесного сотрудничества политической элиты, разрабатывающей долгосрочную стратегию в области энергетического обеспечения страны, и транснациональных корпораций, реализующих ее на практике.

Одним из центральных вопросов, который стоял во внешнеполитической повестке Вашингтона, являлось укрепление современных политических и экономических механизмов и продвижение вперед рыночной демократии. Этот достаточно общий постулат в то же время давал США широчайшее поле для маневра, позволяя использовать различные инструменты и средства при реализации своих целей, тем самым, создавая устойчивую зависимость от американской политики.

Стратегия администрации Билла Клинтона в Каспийском регионе была направлена, прежде всего, на создание новой архитектуры трубопроводов, которая является частью энергетического коридора Восток-Запад. Остальные факторы, такие как этноконфессиональный, экологический, правозащитный – являлись лишь инструментами политического влияния, используемыми для оказания давления на правительства прикаспийских стран. Цель - экономически отделить регион от России, закрепив политическую зависимость экономической, сложившуюся на тот момент, стран Центральной Азии и Кавказа от Запада.

Администрация США ставила перед собой задачу изменить существующие нефтяные потоки, тем самым, получив возможность управления регионом. Одно из главных и принципиальных условий, которого администрация США придерживалась с самого начала, - новые маршруты не должны проходить через Россию или Иран. По этой причине появился проект Баку-Джейхан, рассматриваемый как основной экспортный трубопровод. В Вашингтоне не без оснований полагали, что этот проект позволит укрепить позиции Запада и особенно США в стратегическом Кавказском регионе, а с другой стороны, уменьшит зависимость бывших республик от Москвы и от маршрута Баку-Новороссийск, что, в конечном счете, ослабит позиции России в этом регионе19

.

Трубопроводы стали одним из главных направлений борьбы за доминирование в регионе, прежде всего, со стороны США, которые пытаются ускорить процесс политического и экономического обособления бывших советских республик от России. С этих позиций Вашингтон подходит к преобразованиям в регионе, стремясь сформировать прозападную ориентацию кавказских и центральноазиатских стран.

Одним из инструментов внешней политики американской администрации и одновременно рычагом давления на руководителей прикаспийских стран в последние годы являлась такая область, как права человека и уровень развития демократии. В период 1997-1999 годов американская администрация не увязывала оказание экономической помощи прикаспийским странам с правами человека. Однако, несмотря на существующие проблемы в этой сфере в таких странах, как Казахстан, Туркменистан и Азербайджан, они не подвергались критике за нарушения в области прав человека и свободы слова. Вне критики была коррупция и неразвитость политических институтов.

Одним из центральных элементов американской стратегии на Каспии являлась поддержка прикаспийских стран в создании новой экономической инфраструктуры, поскольку прежняя структура экономики бывших советских республик была не приспособлена для поддержки быстро развивающегося сотрудничества стран региона, которые расположены вокруг Каспийского моря.

Если обобщить усилия США в этом направлении, то они сводятся к тому, чтобы, используя заинтересованность стран Центральной Азии и Кавказа в привлечении иностранных инвесторов, взять под контроль их экономику и политику, одновременно готовя почву для встраивания этих государств в свою систему безопасности.

В качестве элементов стратегии администрация Клинтона активно использовала следующие компоненты: изменение существующей архитектуры трубопроводов, правозащитную тематику, оказание влияния на пересмотр правового статуса Каспийского моря, поддержка усилий Турции по созданию «Великого Турана», противодействие Ирану. Также, начали формироваться юридические основы для военного закрепления в регионе.

Второй параграф первой главы называется «Военно-политический фактор в каспийской политике Вашингтона».

Наряду с дипломатическими усилиями США в конце 90-х гг. стали разрабатывать планы по военной составляющей стратегии в Каспийском регионе. В феврале 1998 года президент США Б.Клинтон подписал «План объединённых командований американских войск». Впервые в него были включены бывшие республики СССР. В октябре 1999 г. пять бывших советских центрально-азиатских республик - Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан - были включены в зону ответственности американского Центрального командования (USCENTCOM).

Если 90-е годы были потрачены США на создание позиций в Каспийском регионе, то события конца 2001 - начала 2002 года, заложили основы тенденций американской политики текущего десятилетия. Были по-новому расставлены акценты американской внешней политики в Каспийском регионе, задействован военно-политический фактор, который ранее рассматривался лишь теоретически.

Приход Дж. Буша-младшего и заявления представителей его администрации показали, что США намерены более жестко отстаивать и проводить в жизнь свои интересы в мире, при этом использование военно-политического фактора для решения мировых проблем в арсенале республиканцев традиционно занимает первое место.

События 11 сентября 2001 г. можно считать началом нового этапа внешней политики США на Каспии, поскольку в мире и регионе сложилась принципиально иная геополитическая ситуация.

После террористических актов в сентябре 2001 г. значение стран Центральной Азии для США, в первую очередь Узбекистана, сильно возросло. Если администрация Клинтона в основном была заинтересована в сохранении и укреплении их государственного суверенитета, как способе противодействия возможному усилению России на центральноазиатском направлении, а также в обеспечении широкого доступа к их нефтяным ресурсам, то администрация Буша в дополнение к этому рассматривает центральноазиатские страны в качестве удобных плацдармов для ведения «глобальной войны с терроризмом».

Следующие нормативные акты определили стратегию США в отношении Центральной Азии: Акт в поддержку свободы в Афганистане (в котором, среди прочего, подчеркивается намерение США способствовать становлению демократии и гражданского общества «не только в Афганистане, но и во всей Центральной Азии») и новая стратегия национальной безопасности, подтверждающая геополитические интересы США в каспийском и центрально-азиатском регионах, а также готовность их решительно отстаивать20.

Для обоснования своих действий Вашингтоном и его союзниками активно использовался миф о воинствующем исламе как источнике угроз интересам западных стран, в частности в Каспийском регионе.

Во внешнеполитическом плане случившееся 11 сентября предоставило США беспрецедентные возможности по активизации своей роли, фактически позволив им взять на себя «дирижирование» основными международными событиями. В короткие сроки они сумели укрепить свои позиции в различных регионах мира, в том числе и в Каспийском регионе, который неоднократно объявлялся ими зоной стратегических интересов. Вашингтон приступил к формированию в странах Центральной Азии новой геополитической ситуации в выгодном для себя направлении.

Относительная легкость проникновения США в страны Каспийского региона и получение Вашингтоном от центральноазиатских стран согласия на поддержку военных действий имеют под собой вполне определенное объяснение, истоки которого уходят в 90-е годы. Многочисленные заявления руководителей стран Центральной Азии и Кавказа об угрозе, исходящей от России, и необходимости вхождения в западные структуры безопасности по существу не оставили им поля для дипломатического маневра, в определенном смысле предопределив их согласие на поддержку Вашингтона. Кроме того, США имели в своих руках такое мощное оружие, как внешние долги стран региона, которые зачастую были сопоставимы с их бюджетами.

Одним из приоритетов США в регионе стало усиление контроля за нефтяными маршрутами, наращивание политико-военного давления на прикаспийские государства и прилегающие страны. Именно этот фактор становится доминирующим. Для осуществления такой линии американская администрация почти с первых шагов операции против террористов-мусульман стала прилагать усилия по созданию военных баз в Каспийском регионе. Этот курс получил стремительное развитие, особенно после заявлений лидеров стран Каспийского региона о поддержке действий США.

Весьма наступательную позицию заняло и американское военное руководство. В конце ноября 2001 года министр обороны США Дональд Рамсфельд предложил разместить в Узбекистане американские боевые самолеты, которые совершали бы налеты на соседний Афганистан.

Последовательно реализуя свои планы, США по договоренности с руководством центральноазиатских стран, развернули активную деятельность по переоборудованию и использованию некоторых военных баз, оставшихся с советских времен. В 2002 г. Госдепартамент США выпустил специальный информационный доклад, в котором содержались сведения о качественном изменении политики США по отношению к Кыргызстану и Узбекистану21.

В соответствии с этим документом две страны становились объектом первоочередного внимания Бюро по вопросам демократии, прав человека и труда госдепартамента США. Руководство Узбекистана согласилось на использование американцами военно-воздушной базы Ханабад, расположенной в Кашкадарьинской области в 200 км от границы с Афганистаном и в 500 км от столицы Узбекистана.

В декабре 2001 г. США открыли военно-воздушную базу Ганси, в Манасе вблизи столицы Кыргызстана. Таджикистан дал согласие на использование Соединенными Штатами своего воздушного пространства и аэродромов в Айни (близ Душанбе) и Кулябе. Казахстан в 2001 г. начал переговоры с США о военном сотрудничестве.

В декабре 2003 г. состоялся визит в Азербайджан Д. Рамсфельда, который отметил растущую стратегическую важность Азербайджана для США. После этого визита началась активная проработка варианта использования военных объектов Азербайджана американскими военными. Особое внимание в сотрудничестве с Азербайджаном американская сторона уделяла вопросу усиления военно-морского потенциала этой страны на Каспии.

Целью трансформации военного присутствия США на Каспии было установление контроля над регионом Прикаспия, для закрепления ранее достигнутых результатов в изменении архитектуры нефтепроводов, а также реализация новых транспортных проектов.

Активное американское военное проникновение и закрепление США в этом регионе, появление новых американских баз и опорных пунктов происходило именно там, где планировалось проведение стратегических нефте- и газопроводов. То есть, по факту свершившегося военного проникновения в регион Центральной Азии под эгидой борьбы с «международным терроризмом», дальнейшее военное присутствие начало оправдываться необходимостью поддержки экономических интересов американских компаний, прежде всего в нефтяном и газовом секторах. Анализируя сложившееся положение, некоторые авторитетные эксперты делают вывод, что администрация Буша-старшего разработала для себя и своих преемников политический курс в данном регионе, администрация Клинтона реализовала экономические и политические планы, а администрация Буша-младшего установила военно-политический контроль над регионом Прикаспия.

Таким образом, в течение первого президентского срока администрации Дж. Буша-младшего удалось установить прямой контроль над регионом Прикаспия, подкрепляя трансформацию прежней архитектуры трубопроводной системы Каспийского моря военно-политическим фактором.

Вторая глава диссертационного исследования «Политика России на Каспии в постсоветский период (1991 2003 гг.)» также как и первая состоит из двух параграфов.

Первый параграф второй главы называется «Переговорный процесс по статусу Каспия и динамика локальных конфликтов в регионе (1991 2003 гг.)».

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»