WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Итак, на базе данных, полученных с помощью социометрии, мы смогли продемонстрировать справедливость выдвинутых нами предположений о том, что среднестатусные воспитанники детского сада, оказавшись в условиях первого класса общеобразовательной начальной школы, как правило, сохраняют свое достаточно благоприятное положение в группе сверстников, а порой и поднимаются на высокую ступень межличностной иерархии отношений в ученическом сообществе, в то время как высокостатусные и низкостатусные «детсадовцы», оказавшись в первом классе, либо сохраняют свою статусную позицию, либо достаточно часто «меняются местами», при этом крайне важным видится тот факт, что позицию среднестатусного эти две полярные в детском саду категории детей в начальной школе практически никогда не занимают. Таким образом, первая частная гипотеза оказалась доказанной.

Особое внимание мы уделили анализу мотивировок детских выборов. Т.А.Репина отмечает, что старшие дошкольники практически все осознают основания сделанных ими выборов. Ею были выделены четыре группы мотивировок: 1)мотивировка, основанная на общем отношении или глобальной характеристике выбираемого ребенка; 2)мотивировка, основанная на том или ином положительном качестве ребенка; 3)мотивировка, основанная на интересе к совместной деятельности; 4)мотивировка, основанная на дружеских отношениях. Вслед за ней мы полагали, что обоснование сделанного ребенком выбора может свидетельствовать об особенностях детских ориентаций при оценивании сверстников. Однако для нас было важно установить, в какой мере выбор ребенка отражает детские ценности, а в какой он репрезентирует установки взрослых: педагогов и родителей. Мы стремились выявить собственно детские мотивировки и установки, опосредствованные влиянием взрослого, что косвенно могло выступить в качестве дополнительного критерия развития детских межличностных отношений. Процедура анализа предполагала необходимость учета прежде всего двух факторов: собственной активности ребенка и активности педагога. Так, если ребенок отмечал, что ему интересно играть со своим сверстником, то за этим ответом, как мы полагали, лежала его собственная активность и удовлетворение его собственной потребности в общении. Если же ребенок объяснял свой выбор тем, что дошкольник, которого он выбирал, «хорошо кушает», или «он хороший», то такое обоснование мы интерпретировали как ответ, ориентированный на ценности взрослого. При этом мы допускали, что в первом случае ребенок будет часто контактировать с выбираемым сверстником, а во втором случае контактов может вообще не быть. Поэтому социометрическая процедура дополнялась реальным наблюдением за поведением детей в ситуации свободной игровой деятельности на прогулке и в группе.

В обосновании выборов детей мы предложили другую группировку детских мотивировок: 1) на основе сходных или других обстоятельств (вместе живем, рядом; у него есть брат; нас вместе забирают из сада; вместе играем дома и т.п.); 2) на основе личных качеств, значимых для ребенка (с ним интересно, делится игрушками, вместе интересно играем, не дерется, помогает, не ябедничает и т.п.); 3) на основе оценок педагога (аккуратный, хорошо ест, хороший, слушается, убирает игрушки, дежурит, хорошо занимается, не балуется и т.п.).

Наличие ответов, ориентированных на мнение педагога, позволяет говорить о том, что социометрический статус дошкольников обусловлен не только личностными качествами детей, но и отношением к ним педагогов. Особенно это характерно для выборов, которые сверстники отдали высокостатусным детям. Данная особенность подтверждается в наблюдениях за взаимодействием дошкольников в свободной, нерегламентированной деятельности. Так, Миша К. отдал первый выбор Саше В. При этом он отметил, что Саша В. «хороший, хорошо занимается». Понятно, что такой ответ основан на мнениях педагога. Действительно, на занятиях по математике мы обратили внимание на высказывание педагога: «Ребятки, посмотрите, как Саша В. все хорошо сделал!» Однако наблюдения показали, что контакты Миши К. и Саши В. носят эпизодический характер. Другой ребенок, Денис Г., также выбрал Сашу В. Но когда ему было предложено ответить на вопрос, «почему ты выбрал Сашу В.», он сказал, что они вместе играют в «полицейских». Из ответа ребенка следует, что обоснование выбора было основано на его собственной активности и на интересе к игре «в полицейских». Наблюдения за свободной деятельностью детей показали, что Денис Г. и Саша В. образовали устойчивую группировку, в которую входил еще один ребенок Андрей П. Каждый из дошкольников данной группировки получил выбор от одного из ее членов, Саша В. получил два выбора. Таким образом, у Дениса Г., Андрея П. оказалось по одному взаимному выбору, а у Саши В. – два. Другие же дети иногда присоединялись к этой группировке в зависимости от того, находились ли для них соответствующие роли или нет. Присоединявшиеся дошкольники отмечали в своих выборах, что с ними «интересно играть». Таким образом, данное наблюдение подтвердило наше предположение о том, что мотивировки детей могут свидетельствовать о характере сделанного выбора и о влиянии на этот выбор взрослого в лице педагога.

Распределение ответов детей подготовительной группы по типам мотивировки показало, что педагогу принадлежит большая роль в определении статуса высокостатусных детей и меньшая в определении статуса среднестатусных детей. Как оказалось, большинство среднестатусных детей распределяло выборы между собой. И хотя в мотивировках этих выборов присутствовало все три категории, но 46% связано с личными качествами дошкольников (Р<0,05). Данное обстоятельство свидетельствует в пользу того, что среднестатусные дошкольники в большей мере организуют свои межличностные контакты по собственной инициативе, что подтверждается также и материалами наблюдения. Так, Таня В. устойчиво взаимодействует с Машей К. и с Ирой Т. Девочки хотя и имеют средний социометрический статус, однако в мотивировках выбора указывают на то, что они играют вместе «в Барби и Кена». Такой ответ говорит о ведущей роли игровой деятельности в определении статуса ребенка и ориентировке на личные качества сверстников.

Отмеченные результаты говорят в пользу справедливости полученных нами данных, отражающих динамику социометрического статуса бывших среднестатусных дошкольников при переходе в начальную общеобразовательную школу. Действительно, их мотивировки социометрических выборов, сделанных, когда они посещали ДОУ, указывают на опыт ориентировки на личностные качества сверстников, т.е. не только на мнение взрослого, но и на отношения аттракции, устанавливаемые самими детьми. Этот опыт дает им преимущество впоследствии для получения в системе межличностных отношений учеников первого класса среднего или высокого статуса.

Нужно отметить, что там, где у детей существуют взаимные выборы, были обнаружены и другие мотивировки: «я ему подарю, потому что он подарит мне», «он мне тоже подарит».

Особый интерес представляет характеристика ожидаемых выборов детей. Если в выборах, которые делает сам ребенок, могут встречаться ответы, основанные как на особенностях взаимоотношений детей, так и на позиции взрослого по отношению к ребенку, то при характеристике ожидаемых выборов акцент смещается на межличностные отношения детей. При описании ожидаемых выборов дети говорили: «он мне подарит, потому что мы друзья», «мы с ней часто играем», «она моя подруга», «мы вместе ходим в детский сад», «мы живем в одном доме», «он меня защищает» и т.д.

Оценивая наличие взаимных выборов, мы можем отметить, что среди среднестатусных дошкольников существуют взаимные выборы, но число их, в сравнении с высокостатусными детьми, невелико. Если у высокостатусных дошкольников количество взаимных выборов равно, как правило, трем, то у среднестатусных дошкольников оно равно одному. При этом мотивировка взаимных выборов детей основывается на их межличностных отношениях. Среднестатусные дошкольники говорили: «он мой друг», «мы с ней играем» и т.п.

Учитывая особенности мотивировок детей, мы можем сказать, что в подготовительной группе уже начинает происходить переориентация детей с оценок педагога на оценки сверстников, основанные на особенностях межличностного взаимодействия. В то же время, если мы проанализируем мотивировки взаимных выборов лидеров, то мы можем увидеть там существование ответов двух типов. Первый тип связан с межличностными отношениями детей («она моя подруга», «мы вместе играем», «мы вместе ходим в сад» и т.д.), а второй тип носит оценочный характер («она хорошо занимается», «он всем помогает» и т.д.). В ответах второго типа присутствует мотивировка, которая совпадает с мотивировкой взрослых. Это позволяет говорить о том, что высокостатусные дети занимают высокое место в системе межличностных отношений в значительной степени благодаря влиянию взрослых, и, прежде всего, педагогов детского сада.

В ходе эксперимента было установлено, что если в начале проведения социометрии большинство детей попадало в группу среднестатусных первоклассников, то к концу первого класса часть из них оказывались высокостатусными, часть детей сохраняли свой статус, и небольшой процент детей попадал в категорию низкостатусных.

Нами также проводился модифицированный вариант «репертуарных решеток» Дж.Келли. Одна из главных задач, которая решалась с помощью этой методики, заключалась в том, чтобы выяснить, насколько первоклассники ориентируются на социометрический статус сверстника.

Оказалось, что бывшие среднестатусные дошкольники чаще, чем высокостатусные, решают триады в логике подсказки (число решений составило соответственно 68% и 39%, p0.01).

Аналогично, бывшие среднестатусные дошкольники чаще, чем низкостатусные, решают триады в логике подсказки (число решений составило соответственно 68% и 47%, p0.01).

Кроме того, было установлено, что бывшие высокостатусные дошкольники реже, чем низкостатусные, решают триады в логике подсказки (число решений составило соответственно 39% и 47%, p0.05). Данный результат относится только к части триад (где есть один среднестатусный и два низкостатусных или два низкостатусных и один среднестатусный первоклассник).

По модифицированной технике «репертуарных решеток» Дж.Келли оказалось, что если в начале учебного года среднестатусные первоклассники идентифицировали себя либо с лидерами, либо со среднестатусными учениками, то при повторном проведении этой методики в конце учебного года количество идентификаций с высокостатусными учениками увеличилось. Данные представлены в таблице 2.

Таблица 2. Идентификация среднестатусными первоклассниками своего статуса в начале и конце года (в %)

Обследование

Статус

Высокий

Средний

Низкий

Осеннее

26

74

Весеннее

47

52.5

0.5

Эти данные позволяют говорить о том, что среднестатусные первоклассники, выстраивая межличностные отношения, в большей мере, чем высокостатусные или низкостатусные школьники, ориентируются не на мнение педагога, а на социометрический статус сверстника в аттракционной структуре класса. Данное обстоятельство указывает на правомерность исследования изменения социометрического статуса ребенка при переходе из детского сада в школу.

В связи с проведенными исследованиями нужно остановиться еще на одном моменте. Для доказательства второй частной гипотезы мы проанализировали результаты аутосоциометрии. Оказалось, что «домашние» дети менее адекватны по аутосоциометрии, чем среднестатусные детсадовцы (число правильно названных предполагаемых выборов составило соответственно 41% и 4%, р0.01). Точно так же «домашние» дети менее адекватны по аутосоциометрии, чем высокостатусные детсадовцы (число правильно названных предполагаемых выборов составило соответственно 27% и 4%, р0.05). Более того, «домашние» дети менее адекватны по аутосоциометрии, чем низкостатусные детсадовцы (число правильно названных предполагаемых выборов составило соответственно 14% и 4%, р0.05).

Этих данных достаточно для того, чтобы продемонстрировать справедливость дополнительной «фоновой» гипотезы, но мы рассмотрели материал, полученный по модифицированной технике «репертуарных решеток» Дж.Келли. «Домашние» дети решают триады в логике подсказке реже, чем бывшие среднестатусые, низкостатусные и высокостатусные дошкольники. Число решений, выполненных в логике подсказки, составило 31%, р0.01

Представленный материал достаточно отчетливо демонстрирует справедливость выдвинутой нами как второй частной гипотезы, так и «фоновой» гипотезы нашего исследования.

Для проверки третьей частной гипотезы педагогам ДОУ и классным руководителям и педагогам продленного дня было предложено путем ранжирования определить статус детей своей группы или класса. Полученные результаты представлены в таблице №3.

Таблица №3. Совпадение социометрического статуса ребенка и результатов ранжирования педагогами ДОУ и школы (в %)

Педагоги

Статус ребенка

Высокий

Средний

Низкий

ДОУ

74

46

69

Школа

83

54

78

Данные, представленные в таблице 3, подтверждают третью частную гипотезу нашего исследования, согласно которой степень адекватности видения педагогами системы эмоциональных взаимосвязей в детской группе и принадлежности каждого ребенка к тому или иному статусному слою достаточно близка позициям высокостатусных и низкостатусных членов группы и качественно менее адекватна по сравнению с точкой зрения среднестатусных членов сообщества. Действительно, процент совпадений реального социометрического статуса ребенка и статуса, определяемого педагогом, значительно выше для высокостатусных и низкостатусных детей, и значимо меньше для среднестатусных дошкольников и школьников (р0.05).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»