WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Очень важные для нас данные были получены в исследовании Sandstrom и Coie, в котором изучалась связь между социометрическим статусом и агрессивностью. Авторы первоначально выбрали детей с низким социометрическим статусом. Они проводили наблюдения за ними в течение двух лет. Оказалось, что дети, которые в начале первого года оценивались сверстниками как агрессивные, к концу второго года значительно повысили свой социометрический статус. Для нас важно то обстоятельство, что эти данные указывают на зависимость социометрического статуса не от мнения взрослых, а от характера детского взаимодействия. Другими словами, в дошкольном возрасте одним из факторов, определяющих социометрический статус ребенка, выступает специфика взаимоотношений детей друг с другом. В работе Fukada и соавторов исследовалась взаимосвязь социометрического статуса и лидерских качеств детей шести лет. Как показали эти исследования, социометрический статус положительно связан с проявлениями лидерских качеств у старших дошкольников. На основании этого мы можем сказать, что к концу дошкольного возраста наблюдается отход детей от оценки взрослых и переход к оценке сверстников. Мы могли бы предположить, что при переходе из детского сада в школу будет наблюдаться изменение социометрического статуса детей.

Данные, полученные Sandstrom и Coie соотносятся с результатами, полученными Ladd и его коллегами. Они изучали влияние успешности ребенка в игровой деятельности на социометрический статус. Для эксперимента были отобраны дети 3,5-4,5 лет. В ходе эксперимента проводилось наблюдение за типом поведения детей в процессе игры. Оказалось, что у детей, которые успешно играли со сверстникам, социометрической статус повысился (измерение статуса проводились трижды в течение учебного года); социометрический статус детей, которые своим поведением мешали сверстникам, понизился. Вместе с тем, у детей, которые не принимали участие в совместной игровой деятельности, социометрический статус также повысился. Эти данные позволяют утверждать, что не только успешность или неуспешность в игровой деятельности влияют на социометрический статус детей дошкольного возраста. Также на него влияет и оценка взрослым, прежде всего, воспитателем.

Осуществленный анализ специальной литературы, посвященной проблемам возрастной периодизации развития психики и личности формирующегося человека, специфике межличностных отношений старших дошкольников и младших школьников с ближайшим и, в первую очередь, референтным окружением, отношениям аттракционного характера в системах взаимодействия и общения «дошкольник – значимый сверстник» и «младший школьник – значимый сверстник», а также результаты целенаправленного наблюдения за жизнедеятельностью детсадовских групп и первых классов обычных общеобразовательных школ, данные, полученные с помощью анализа документов и консультаций с компетентными лицами, позволили оценить степень проработанности интересующей нас проблемы – каким образом выглядит динамика интрагруппового статуса на этапе социализации, когда ребенок «выпускается» из детского сада и начинает учиться в первом классе. Приведем оценку имеющего места положения дел для обоснования выбора темы данного конкретного экспериментального исследования и для аргументации предлагаемого блока гипотез.

Во-первых, социально-психологическая проблематика, прежде всего, применительно к межличностным отношениям в группе сверстников, если речь идет о младших школьниках, а тем более о дошкольниках, никак не может быть оценена как приоритетная в психологической исследовательской практике. На наш взгляд тому есть целый ряд причин, одна из которых является, по-видимому, решающей в содержательном плане – многократно показано, что не отношения «ребенок – значимый сверстник», а отношения «ребенок – значимый взрослый» выступают в качестве определяющих характер и психического, и собственно личностного развития на протяжении всей эпохи детства.

Во-вторых, как смогли однозначно показать и в теоретическом, и в экспериментальном плане наши предшественники, для понимания психологической сущности личностного становления ребенка было бы принципиально неверным сбрасывать со счетов, рассматривая социализационные процессы в этом возрасте, такой фактор, как характер межличностных отношений в группе сверстников, в том числе и положение развивающейся личности в интрагрупповой статусной структуре, то есть, по сути дела, положение конкретного дошкольника или младшего школьника в системе отношений межличностной значимости со сверстниками.

В-третьих, отношения межличностной значимости между детьми в психологическом плане как полноценно насыщенные могут рассматриваться лишь тогда, когда речь идет об аттракционной сфере, так как именно эта интрагрупповая структура может рассматриваться здесь как универсально значимая и по существу в решающей степени опосредствующая в детских сообществах такие базовые для всех других малых групп структуры, как референтометрическая структура и структура институционализированной власти.

В-четвертых, и в реальной педагогической, и в психологической исследовательской практике основное внимание и педагогов, и психологов привлекали представители полярных статусных слоев детских сообществ. И это понятно, так как информация об этих категориях членов группы, что называется, на виду, на поверхности, а кроме того, система отношений педагога с ними наиболее эмоционально насыщенна, а значит и запрос психологу-практику чаще всего поступает по ситуациям, связанным с ними. В то же время подавляющее большинство членов детской группы – среднестатусные и о том, каково в социально-психологическом плане конкретное контактное сообщество, можно судить, прежде всего, именно по специфике межличностной и социальной ситуациям развития этого большинства, по характеру их взаимодействия и общения как друг с другом, так и с представителями остальных статусных слоев. Справедливость подобного вывода подтверждается экспериментальными данными целого ряда отечественных социальных психологов (М.Ю.Кондратьев, Ю.М.Кондратьев, О.Б.Крушельницкая, М.Е.Сачкова и др.).

Вторая глава диссертации посвящена описанию и анализу результатов эмпирических исследований аттракционных отношений детей на рубеже детского сада и начальной школы. Сформулированный нами гипотетический блок диктовал необходимость подбора соответствующего методического инструментария, который позволил бы проверить выдвинутые предположения.

Помимо целенаправленного наблюдения за жизнедеятельностью реально функционирующих групп детского сада и первых классов общеобразовательных школ, анализа документального материала и консультаций с компетентными лицами (воспитатели детского сада, учителя – классные руководители, психологи в детских садах и общеобразовательных школах), нами были использованы социометрическая и аутосоциометрическая процедуры, методический прием определения адекватности видения педагогом характера межличностных отношений в детской группе, социально-психологическая модификация техники «репертуарных решеток» Дж.Келли.

В рамках данной диссертационной работы социометрия проводилась в самой классической форме – параметрической, а количество выборов было инструктивно ограничено тремя. Критерием выбора был вопрос о том, с кем из членов группы испытуемый хотел бы оказаться в новой общности, если настоящая группа будет переформирована. Таким образом, по сути дела, работа проводилась по так называемому «смешанному» критерию, который, как показывает целый ряд исследований, оказывается наиболее эвристичным по сравнению с критериями эмоциональным и «деловым». Как это продемонстрировано в ряде исследований, прежде всего, в рамках теории деятельностного опосредствования межличностных отношений в группах, применение эмоционального или «делового» критерия все равно не позволяет жестко интерпретировать мотивы выборов как чисто аттракционные или чисто деятельностные. Для определения подобной мотивации необходимо использовать специальные методические средства, как, например, методику определения мотивационного ядра межличностных выборов (В.А.Петровский), которые достаточно и во временном плане ресурснозатратны и применительно к интересующему нас возрасту требуют дополнительной существенной адаптации. Именно в связи с этим мы и использовали отчетливо действенный, реально работающий на любом возрасте критерий – «смешанный». Что касается аутосоциометрии, то естественно для возможности сопоставления данных с результатами прямой социометрии, эта процедура осуществлялась также в параметрической форме и также с ограничением в три выбора. Вопрос ставился в той же логике, то есть каждому испытуемому предлагалось назвать в приоритетном порядке тех товарищей по группе или соучеников в классе, которые, как он думает, указали на него как на желаемого партнера в рамках прямого социометрического опроса.

Кроме этого, в основной экспериментальной серии исследования была использована социально-психологическая модификация «репертуарных решеток» Дж.Келли, позволяющая работать не с традиционным ролевым списком и не со стихийно подобранными триадами, а с целенаправленно выстроенными триадами, базирующимися на списке реально функционирующей контактной малой группы (М.Ю.Кондратьев). Испытуемым предлагается из трех выбранных экспериментатором людей, входящих в состав группы его членства, указать двоих, схожих по какому-либо качеству и при этом отличающихся от третьего. Затем фиксируется качество, по которому было определено сходство, и качество, по которому было осуществлено различение. Понятно, что триады могут быть сформированы по любому основанию. В нашей работе этим основанием выступил статус (высокий, средний, низкий) членов детской группы.

Следует специально остановиться на организации исследования. Его пилотажный этап, подбор и апробация методик, изначальное выдвижение гипотез, организация взаимодействия с общеобразовательными школами и детскими садами, педагоги и дети которых могли бы быть вовлечены в качестве испытуемых на этапе основной экспериментальной серии, происходили в г.Москва и г.Новоуральск в 2004-06 годах. При этом речь идет о следующих общеобразовательных школах и ДОУ - №3, №4 №5,№7 №8 №9 №11 №12, №14 (ДОУ, г.Новоуральск) №27, №26, №23 (школы, г.Новоуральск); №515, №1602 (ДОУ, г.Москва), №1716, №796 (школы, г.Москва) Всего в основных экспериментальных сериях участвовало 387 дошкольников, 298 первоклассников, 36 педагогов.

Прежде чем переходить к изложению собственно наработанной эмпирики, касающейся выдвинутых нами предположений, имеет смысл снять естественно возникающий вопрос о том, какую статусную позицию, как правило, в первом классе занимают «домашние дети», то есть те из первоклассников, которые не посещали дошкольные образовательные учреждения. Проведенный количественный анализ показал, что примерно 10-12% из них оказываются высокостатусными, 12-15% из них – низкостатусными и остальные в целом могут быть условно обозначены как среднестатусные члены ученической группы. Отметим сразу, что в целом подобное соотношение, во всяком случае, на уровне сколько-нибудь отчетливой статистической значимости, не противоречит той «процентной» интрагрупповой структуре, которая существует в большинстве первых классов обычных общеобразовательных школ. Другими словами, конечно, не опираясь на детальное самоценное исследование этого вопроса, можно констатировать, что распределение «домашних» детей по статусным слоям ученической группы на первом году обучения в начальной школе является естественным и достаточно равномерным, по сути дела, не разрушающим, а поддерживающим обычное соотношение интрагрупповых слоев в ученических сообществах подобного типа.

Перейдем к описанию результатов социометрического обследования детей подготовительных к школе групп и первых классов. Полученные данные представлены в таблице 1.

Таблица 1. Распределение детей дошкольного возраста и учащихся первых классов в зависимости от социометрического статуса в системе интеракционных групповых отношений (в%).

Статус

Дошкольни-ки

Школьники

Всего

Сохранили

Повысили

Понизили

Высокий

13

10

-

4

Средний

78

73

5

0,2

Низкий

9

7

0,8

-

Результаты, представленные в таблице, позволяют непосредственно проверить справедливость первой частной гипотезы. Действительно, как видно из таблицы 1, среди высокостатусных дошкольников большее число - 10% детей остались высокостатусными, чем стали среднестатусными - 0,8% детей (р0.01). При этом, среди бывших высокостатусных дошкольников низкостатусных стало больше, чем среднестатусных - 3,2% детей (р0.05).

Аналогичная картина наблюдалась и у бывших низкостатусных дошкольников. Среди низкостатусных осталось низкостатусными больше детей - 7%, чем стало среднестатусными: 0,2% детей (р0.05). Среди изначально низкостатусных больше стало высокостатусных, чем среднестатусных - 0,6% детей (р0.05).

Точно так же и среди бывших среднестатусных дошкольников большая часть сохранила свой средний статус – 73%, только 0,2% детей стали низкостатусными (р0.01). Кроме того, бывшие среднестатусные дошкольники становятся высокостатусными, но высокостатусных оказывается меньше, чем среднестатусных.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»