WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Наиболее многочисленную группу в исследованной нами выборке больных составили 148 пациентов, гомозиготных по мутации F508del (32% от общего числа больных МВ, обследованных в научно-клиническом отделе муковисцидоза МГНЦ РАМН с 1991 по 2006 год). Для этой группы характерно преобладание смешанной формы заболевания (98%), а также быстрое прогрессирование заболевания (ранняя манифестация кишечного синдрома - 0,27 ± 0,08 года (0,00 - 6 лет) и ранняя манифестация легочного синдрома - 0,66 ±0,11 года (0,00 - 10 лет)). Высев P.aeruginosa отмечен у 77% больных, из них хроническая синегнойная инфекция - у 57,6%. Высев S.aureus присутствовал в анамнезе у 73% пациентов. Мекониальным илеусом заболевание дебютировало у 7,5% больных. Синдром дистальной интестинальной обструкции отмечен у 7,6%. Патология печени выявлена у 31% больных, в том числе цирроз у 17,6%, фиброз у 11,5%, холестатический гепатит у 1,4%, вирусное поражение печени у 2% пациентов. Средний возраст больных с поражением печени составил 9,26 ±0,61 лет.

В настоящей работе исследовано влияние генов еNOS (эндотелиальной синтазы оксида азота), TNFA (фактора некроза опухоли ), LTA (лимфотоксина ), GSTM1 (глутатион-S-трансферазы М1), MBL2 (манозо-связывающего лектина), HFE (гемохроматоза типа I), как наиболее вероятно вовлеченных в патогенез клинических проявлений МВ. В исследованных генах были проанализированы полиморфизмы, ассоциированные с функцией генов и имеющие относительно высокую популяционную частоту (не менее 10%).

Анализ ассоциации полиморфизма VNTR 27 п.н. в 4 интроне гена еNOS с клиническими проявлениями муковисцидоза.

Принимая во внимание то, что оксид азота, синтезируемый eNOS (эндотелиальной синтазой оксида азота), стимулирует бронходилятацию, задействован в иммунной защите и участвует в регуляции сосудистого тонуса, отчасти компенсируя индуцированную гипоксией вазоконстрикцию в легких больных МВ, нами проведен анализ полиморфизма VNTR 27 п.н. в 4 интроне гена еNOS у больных МВ и в контрольной группе.

Частота аллеля А еNOS4 составила в выборке больных муковисцидозом, гомозиготных по мутации F508del, 0,208, а в контрольной выборке 0,111, различие частот достоверно: 12=10,13, p<0,01.

Группы обследуемых больных МВ с различными генотипами по VNTR еNOS4 не отличались по полу, получаемой терапии, месту проживания. Различий по тяжести течения и форме заболевания между группами не наблюдалось.

В группе больных с генотипами А/А и А/В выявлены достоверно более низкие показатели ФЖЕЛ (69,37±4,09% от должного) по сравнению с группой больных с генотипом В/В (80,57±3,31% от д.) (Z=2,14, p=0,03). Показатели ОФВ1 у больных, имеющих аллель А, также ниже (64,48±5,50% от д.), чем у больных с генотипом В/В (77,62±4,14% от д.) (Z=1,85, p=0,06) (рис.1).

Подавляющее большинство литературных источников свидетельствует о снижении синтеза NO у обладателей А аллеля [Пай Г.В. и др., 2006; Tsukada T. et al., 1998; Hoffmann I.S. et al., 2005; Song J. et al., 2003]. Полученные нами результаты согласуются с этими данными, т.к. недостаточная выработка NO должна неблагоприятно отражаться на ФВД из-за способности оксида азота вызывать бронходилятацию и улучшать мукоцилиарный транспорт.

Достоверных различий в высеве P.aeruginosa, St.aureus, MRSA, Al.xylosoxidans, B.сepacia, St.maltophilia между группами не наблюдалось.

Рисунок 1. Ассоциация полиморфизма VNTR eNOS4 с показателями ФВД (ФЖЕЛ и ОФВ1) у больных МВ.

Цирроз печени выявлен у 6,6% больных с генотипами А/А и А/В, что достоверно реже, чем у больных с генотипом В/В (22,06%) (12=4,06, p<0,05). Однако фиброз печени, напротив, достоверно чаще отмечнен у больных с генотипами А/А и А/В (21,21%), чем у больных с генотипом В/В (5,88%) (1,0652=5,67, p<0,05). Тогда как различие суммарных частот поражений печени в группах незначимо (27,27% и 32,35%, соответственно, p>0,05) (рис.2). Различий по среднему возрасту больных с заболеванием печени, а также по наличию вирусного поражения печени у больных с разными VNTR eNOS4 генотипами не выявлено.

Рисунок 2. Ассоциация полиморфизма VNTR eNOS4 с поражением печени у больных МВ.

Для подтверждения диагноза билиарного цирроза, развивающегося при МВ, необходимо гистологическое заключение, однако больным МВ пункция печени не показана и у этого контингента больных диагноз ставится косвенно, по совокупности клинических, лабораторных показателей и данных УЗИ. Определяющим в постановке диагноза цирроза является наличие у больного портальной гипертензии (ПГ), в развитии которой вовлечена eNOS, увеличивающая синтез NO у больных с циррозами печени, что рассматривается как адаптация эндотелиальных клеток к стойкому повышению давления в системе портальной вены [Goh B.J. et al., 2006]. Повышенная продукция NO этим ферментом способствует дилятации портальной вены и ее притоков, реваскуляризации сосудистых коллатералей и развитию, т.о., ПГ [Mohammed N.A. et al., 2003]. Низкая регистрация цирроза печени среди больных, несущих аллель А, соответствует данным о низкой активности eNOS у больных с генотипами А/А и А/В.

Итак, у больных МВ аллель eNOS4*A ассоциирован со снижением показателей ФВД и более редким диагнозом цирроза печени.

Анализ ассоциации полиморфизмов -308G>A гена TNFA и +252 A>G гена LTA с клиническими проявлениями муковисцидоза.

TNFA (фактор некроза опухоли ) является мощным провоспалительным цитокином и хемоатрактантом для нейтрофилов. Учитывая его значительную роль в развитии лейкоцитарного повреждения легких, нами был проведен анализ полиморфизмов -308 G-A в гене TNFA и +252 A-G в гене LTA, ассоциированных с изменением уровня TNFA в плазме, у больных муковисцидозом и у здоровых индивидов.

Различий частот аллелей и генотипов полиморфизмов -308G-A гена TNFA и +252 A-G гена LTA, а также комбинаций генотипов по данным полиморфизмам между выборками здоровых и больных муковисцидозом не выявлено.

Группы обследуемых больных с различными генотипами по полиморфизмам -308G-A в гене TNFA и +252 A-G гена LTA не отличались по полу, получаемой терапии, месту проживания.

В группе больных с генотипами А1—А2 и А2—А2 выявлена более поздняя постановка диагноза по сравнению с группой больных с генотипом А1-А1 по гену TNFA (3,21±0,6 года против 1,89±0,25 года; Z=-2,23; p=0,025) (рис. 3). Более поздняя постановка диагноза наблюдалась также в группе пациентов, гетерозиготных по обоим полиморфизмам генов TNFA и LTA (А1—А2; В1—В2), по сравнению с группой больных, гомозиготных по более частым аллелям изучаемых полиморфизмов (А1—А1; В2—В2) (3,31±0,89 года против 1,69±0,29 года; Z=-2,12; p=0,034). Достоверных различий в возрасте начала заболевания и времени появления симптомов, как при совместном рассмотрении полиморфизмов, так и при анализе каждого из них в отдельности не выявлено.

Рисунок 3. Ассоциация полиморфизмов -308 G-A гена TNFA и +252 A-G гена LTA с возрастом постановки диагноза.

Различий по другим изучаемым параметрам между группами больных с разными генотипами по исследуемым полиморфизмам в генах TNFA и LTA не выявлено.

4.4. Анализ ассоциации делеционного полиморфизма GSTM1 с клиническими проявлениями МВ.

GSTM1 (глутатион-S-трансфераза М1) участвует в детоксикации ксенобиотиков и нейтрализации продуктов перекисного окисления липидов, снижая степень оксидативного стресса, выраженного при МВ. Учитывая вышесказанное, а также данные литературы о наличии экспрессии гена GSTM1 и в тканях легких и в печени [Cantlay AM. et al.,1994; Henrion-Caude A. et al., 2002], нами проведен анализ делеционного полиморфизма GSTM1 у больных муковисцидозом, а также у здоровых индивидов.

Частота гомозигот по нулевому аллелю GSTM1 достоверно не различалась в выборке больных МВ и в контрольной выборке.

Группы больных с различными генотипами GSTM1 не отличались по полу, получаемой терапии, месту проживания.

Параметры, характеризующие тяжесть течения бронхолегочного процесса, в группах с различными генотипами по делеционному полиморфизму гена GSTM1 у обследованных больных значимо не различались.

Было выявлено достоверное увеличение частоты фиброза печени у гомозигот по нулевому аллелю GSTM1 (14,04%) по сравнению с больными, имеющими функциональные аллели (1,79%) (1,1062=6,34, p<0,05) (рис. 4). Общая частота заболеваний печени в этих группах больных различалась недостоверно (33,33% против 25,0% соответственно, 12=0,95, p>0,05). Различия в частоте цирроза, холестатического гепатита и вирусных поражений печени между группами больных с разными генотипами GSTM1 не отмечены. Т.к. GSTM1 имеет антиоксидантные и детоксикационные свойства, возможно, постоянное использование лекарств и воздействие системного оксидативного стресса обладают более сильным повреждающим действием на печень среди больных МВ, гомозиготных по нулевому аллелю GSTM1, чем у носителей функциональных аллелей. В литературе имеются сведения об увеличении риска гепатопатий среди индивидов, гомозиготных по нулевому аллелю [Engracia V. Et al., 2003; Mohammadzadeh Ghobadloo S.et al., 2006].

Рисунок 4. Ассоциация делеционного генотипа GSTM1 с фиброзом печени.

Таким образом, выявлена ассоциация генотипа 0/0 GSTM1 с увеличением частоты фиброза печени у больных МВ. Однако, учитывая отсутствие достоверных различий между группами в частоте других заболеваний печени, имеющих сходный патогенез, полученные результаты требуют подтверждения.

Анализ ассоциации аллелей гена MBL2 с клиническими проявлениями МВ.

MBL (маннозо-связывающий лектин) является важным компонентом системы врожденного иммунитета, действующим как опсонин и активатор комплемента, и его уровень может оказывать влияние на течение МВ. Нами был проведен анализ промоторного полиморфизма и трех мутаций первого экзона гена MBL2 (R52C, G54D и G57E) в выборках здоровых индивидов и больных МВ. Достоверных различий частот мутантных аллелей в выборках больных МВ и контроля не выявлено. В дальнейшем все мутантные аллели были объединены и обозначены как O, поскольку каждая из мутаций приводит к практически полному отсутствию белка MBL в сыворотке; аллель дикого типа обозначен как A.

Различия в частотах генотипов и аллелей полиморфизма -221G-C гена MBL2 между группами здоровых индивидов и больных МВ не достоверны. В дальнейшем аллель G обозначен как Y, а аллель C – как X.

Существует отчетливая связь между уровнем MBL в сыворотке и генотипом по гену MBL2 [Steffensen R., et al., 2000; Lee S.G., et al., 2005]. У индивидов с генотипом YA/YA уровень сывороточного MBL максимален, тогда как индивиды, имеющие аллель X полиморфизма (-221G>C) на одной хромосоме и аллель O на другой (генотип XA/O) или гомозиготные по аллелю O, имеют низкий уровень MBL в сыворотке. В соответствии с этим обследуемые больные МВ были разделены на три группы: 1). 39 человек – с генотипом YA/YA; 2). 57 пациентов, имеющих средние уровни MBL и следующие генотипы YA/XA, YA/O или XA/XA и 3). 8 больных - с генотипом XA/O или O/O.

Изучаемые группы больных МВ с разными генотипами по гену MBL2 достоверно не различались по возрасту на момент последнего обследования. Различия в возрасте постановки диагноза также не достоверны.

Примечание. Дошкольный возраст 4-6лет, младший школьный возраст 7-11лет, старший школьный возраст I 12-14 лет, старший школьный возраст II 15-17 лет

Рисунок 5. Ассоциация генотипов MBL2 с показателями ОФВ1 в различных возрастных группах.

В нашем исследовании при рассмотрении общей выборки без учета возраста различия в показателях ФВД у пациентов с разными генотипами MBL2 не выявлены. При разделении больных на возрастные группы оказывается, что у детей младшей возрастной группы (4-6 лет), имевших мутантные аллели по гену MBL2, показатели ФВД ниже (ФЖЕЛ -72,66±5,38% от д., ОФВ1 - 68,48±7,03% от д.), чем у пациентов с генотипом YA/YA (ФЖЕЛ - 83,74±5,27% от д., ОФВ1 - 89,91±6,57% от д.) (для показателя ОФВ1 это различие достоверно: Z=2,08, p=0,038). У детей средних возрастных групп (6-11 лет и 11-14 лет) различия показателей ФВД между пациентами с разными генотипами по гену MBL2 не достоверны. А в старшей возрастной группе (15-17 лет) наблюдалась обратная тенденция, т.е. у больных с генотипом YA/YA показатели ФВД снижены сильнее (ФЖЕЛ- 69,81±10,87% от д., ОФВ1- 59,88±13,72% от д.), чем у больных с мутантными аллелями гена MBL2 (ФЖЕЛ 92,36±9,45% от д., ОФВ1 83,74±5,27% от д.) (хотя различия и не достигли уровня значимости: для ФЖЕЛ – Z=-1,29, p=0,11; для ОФВ1 Z=-1,21, p=0,22). Это можно объяснить тем, что функция иммуномодулятора, которую выполняет MBL, наиболее важна в раннем детском возрасте, когда система специфического иммунитета сформирована неполно. В более взрослом возрасте высокий уровень MBL может уже не иметь протективного значения и, напротив, усугублять развитие заболевания, что соответствует наблюдениям H.V.Olesen с соавторами [2006].

Значимых различий в частоте высева P.aeruginosa между группами с различными генотипами MBL2 не выявлено. Однако обнаружено достоверное различие возраста первого высева P.aeruginosa в исследуемых группах больных МВ. Более раннее начало поражения бронхолегочной системы P.aeruginosa отмечено у больных второй и третьей групп по сравнению с пациентами, имеющими генотипы YA/YA по гену MBL2 (Z=2,39; p=0,017).

Рисунок 6. Ассоциация генотипов MBL2 с возрастом первого высева P.aeruginosa.

Рисунок 7. Ассоциация мутации G54D гена MBL2 с высевом Al. xylosoxidans и St. maltophilia.

Была также изучена частота поражения бронхолегочной системы другими видами инфекции. Al. xylosoxidans выявлен у 5,2%, а St.maltophilia – у 15,5% пациентов. Различий в частоте поражения этими видами инфекции в группах больных с генотипом YA/YA и другими генотипами по гену MBL2 не выявлено. Но при рассмотрении каждого аллельного варианта гена MBL2 отдельно оказалось, что среди гомо- и гетерозигот по аллелю В частота поражения Al.xylosoxidans и St.maltophilia достоверно выше, чем у больных, не имеющих такового (14,0% против 3,0%; 20,972 = 4,20; p=0,037 и 30% против 12,5%; 21,018 = 3,90; p=0,049, соответственно).

МИ и СДИО чаще наблюдали у больных, имевших генотипы, ассоциированные с пониженным уровнем MBL2 (18,4%), чем у больных с генотипом YA/YA (8,1%) (p=0,058).

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»