WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

1,7

0,09

0,5

0,13

-

-

H372H

0,7

0,66

0,9

0,96

-

-

E1038G-N372H

N372H

E1038G

N372N

p

N372H

p

H372H

p

E1038E

1,3

0,40

1,2

0,65

2,8

0,35

E1038G

0,8

0,44

1,3

0,56

0,3

0,07

G1038G

0,6

0,25

0,8

0,66

0,8

0,60

Примечания: жирным шрифтом отмечены достоверно значимые значения OR.

При анализе влияния на увеличенный риск РЯ при 203А/А других генотипов, была установлена повышенная по отношению к контролю частота сочетания генотипов E1038E-203A/A-N372N (OR=6,8; р=0,04). При изучении сочетания генотипа 203A/A с другими генотипами по изученным ОНП достоверных отличий от контроля не наблюдали, что может свидетельствовать о связи с риском развития РЯ генотипа 203A/A только в составе сочетания E1038E-203A/A-N372N.

Полученные при анализе сочетаний генотипов по исследованным ОНП результаты объясняют причины противоречия в разнонаправленном действии на риск развития РЯ генотипов одного ОНП: 203G/A и 203A/A. Оно связано с их влиянием в составе разных сочетаний генотипов. Если генотип 203G/A ассоциирован с уменьшением риска развития РЯ в присутствии E1038E-N372H или G1038G-N372N, то генотип 203A/A приводит к возрастанию риска развития РЯ в присутствии N372N- E1038E.

При сравнении частот сочетаний генотипов в выборке СРМЖ с контролем установили, что уменьшенный риск развития рака связан с теми же сочетаниями генотипов, что наблюдались в выборке РЯ, «вырожденными» по одному варианту: E1038E-203G/А (OR=0,1; р=0,0001) и G1038G-N372N (OR=0,5; p=0,02). Генотип повышенного риска E1038G в гене BRCA1 оказался связанным с увеличенным риском только в присутствии генотипа N372H в гене BRCA2 (OR=2,1; p=0,04).

Отличие частот сочетаний некоторых генотипов при раке яичников или молочной железы от соответствующих частот в контроле могло быть связано с их неслучайными ассоциациями. Таблицы сопряженности генотипов 33 могли быть проверены на независимость с использованием критерия 2. Однако при соответствующей статистической обработке во всех таблицах было выявлено наличие значений ожидаемых частот меньше 5. При этих условиях 2 неустойчив [Реброва О.Ю., 2003] и получаемые результаты сложно интерпретировать. В связи с этим, проверку независимости распределений генотипов по парам ОНП провели, объединяя часть строк и столбцов. В контрольной выборке ассоциация была найдена только для генотипов по ОНП 203G>A и N372H (2 = 4,97; р = 0,03). Поскольку указанные полиморфизмы находятся в гене BRCA2, полученный результат мог свидетельствовать о неравновесии по сцеплению между некоторыми вариантами. Оценка частоты генотипов N372N-203G/G в предположении их случайных сочетаний показала, что наблюдаемая частота ниже, чем ожидаемая при случайном сочетании, в то время как частота генотипов, включающих 203А при N372N – выше. Во всех изученных выборках гомозиготный генотип 203А/А встречался только в сочетании с генотипом N372N. Среди всех 353 исследованных генотипов был зафиксирован только один явный случай совместного нахождения на одной хромосоме вариантов 203А и 372Н. То есть, эти данные указывают на нахождение вариантов 203А и N372, как правило, на одной хромосоме. Полученный нами результат коррелирует с данными других авторов. Так, в исследовании [Hughes D.J., 2005] оценка неравновесия по сцеплению показала, что аллели 203A и 372Н находятся в отрицательном неравновесии по сцеплению, и, следовательно, в геноме присутствуют в основном на разных хромосомах. Следовательно, выявленная при анализе частот сочетаний генотипов в контроле ассоциация отражает, видимо, преимущественное нахождение N372 в составе одного гаплотипа с 203А, которое снижает, по сравнению с ожидаемым при случайном комбинировании, частоту сочетаний N372-203G. Оценка ожидаемых частот N372-203G в предположении полного неравновесия по сцеплению N372 и 203А приводит также к более высокому, чем наблюдается в эксперименте, значению. Аналогичные выводы следуют из результатов расчетов в соответствие с подходом, приведенном Фогелем и Мотульским [Фогель Ф. с соавт., 1989].

Наиболее отчетливо описанные гаплотипические особенности проявились в выборке рака яичников. В этом случае распределение частот генотипов по полиморфизму 203G>А при N372N статистически значимо отличается от ожидаемого при случайном сочетании этих генотипов (р < 0,01), при наибольшей значимости отличий наблюдаемой и ожидаемой частоты N372N-203А/А. Такой же результат был получен для распределения частот генотипов по полиморфизму 203G>А при N372H (р < 0,01), за исключением направления различий: если для N372N-203А/А наблюдаемая частота была выше ожидаемой (16 и 9, соответственно), то для N372H-203А/А ситуация была обратной (0 и 6, соответственно). Как следует из рассмотренных результатов, связь генотипа 203А/А с увеличенным риском рака яичников осуществляется в сочетании с генотипом N372N. Это обстоятельство обусловлено, по крайней мере, в значительной степени, наличием гаплотипа N372-203А.

Сочетание генотипов E1038E и 203G/A существенно реже встречалось в выборке СРМЖ по сравнению с контролем (OR=0,1; p=0,0001). При анализе ассоциаций генотипа 203G/А с другими генотипами по исследованным полиморфизмам, таковая была найдена только при спорадическом раке молочной железы с генотипом Е1038E (2 =6,87; р=0,009). При раке яичников ассоциации указанных генотипов обнаружено не было (р=0,29), хотя при данной локализации рака генотип 203G/A также, как при СМРЖ, был ассоциирован с пониженным риском заболевания. По-видимому, это объясняется рассмотренным выше участием в характеристиках риска генотипа по третьему из исследованных ОНП, которое отсутствует при СМРЖ.

При СМРЖ была обнаружена ассоциация гомозиготного генотипа по редкому варианту G1038G и генотипа N372N (р=0,005), встречавшаяся реже при СРМЖ, чем в контроле (OR=0,2; р=0,021). Подобное снижение частоты встречаемости данной комбинации генотипов мы уже наблюдали на выборке РЯ, что свидетельствует о том, что индивидуумы с такой комбинацией генотипов имеют меньший риск развития как РЯ, так и СРМЖ. Влияние генотипов по третьему из изученных ОНП - 203G/A – при СМРЖ выявлено не было.

При СМРЖ повышенную по отношению к контролю частоту имел только генотип, включающий E1038G и N372H (OR=2,1; р=0,04). При этом частота генотипа E1038G - N372N в выборке СРМЖ не отличалась от частоты в контрольной выборке (р=0,11). Это может свидетельствовать о связи с риском СМРЖ аллеля 1038G гена BRCA1 в присутствии в геноме аллеля 372H гена BRCA2. В пользу такого объяснения свидетельствует также более низкая, чем в контроле, частота гомозиготного генотипа G1038G в присутствии N372N при СРМЖ. Анализ частот генотипов, включающих одновременно хотя бы один аллель1038G в гене BRCA1 и вариант 372Н в гене BRCA2, показал достоверную ассоциацию этих вариантов среди пациентов с раком молочной железы (р=0,033) и ее отсутствие в контрольной выборке (р=0,96). Это указывает на неслучайность одновременного присутствия с увеличенной частотой рассматриваемых вариантов генов BRCA1 и BRCA2 в геноме пациентов при СРМЖ. Суммарная частота всех генотипов, включающих аллели 1038G и 372H при СРМЖ была выше, чем в контроле (OR=1,9; р=0,039).

Проведенный анализ демонстрирует перспективность исследования сопряженности генотипов для выявления сочетаний, связанных с риском заболевания. Вместе с тем, для эффективной статистической обработки данных в этом направлении желателен больший, чем в настоящем исследовании, объем выборок. Тем не менее, полученные результаты свидетельствуют в пользу наличия ассоциаций генотипов, связанных с модификацией риска, среди больных.

Многие авторы проводимых за последнее время исследований предполагают, что распространенные аллели низкой пенетрантности, индивидуальный эффект которых невелик, а иногда и не детектируем даже в обширных исследованиях, при сочетании с другими аллелями низкой пенетрантности существенно увеличивают риск развития рака [Nathanson K.L. et al, 2001; Antoniou A.C. et al, 2002; Johnson N. et al., 2007]. Результаты генетических исследований предполагают, что в основе семейного РМЖ лежит полигенная модель, заключающаяся в ассоциированном воздействии на риск развития этого онкологического заболевания полиморфных вариантов ряда генов, чьи белковые продукты взаимодействуют друг с другом, выполняя взаимосвязанные функции. Полиморфные варианты в генах-супрессорах опухоли BRCA1/2 являются кандидатами на роль низкопенетрантных аллелей риска РЯ и РМЖ [Janezic S.A. et al, 1999; Spurdle A.B. et al, 2002; Ginolhac S.M. et al, 2003; Chenevix-Trench G. et al, 2007; Johnson N. et al., 2007; Baynes C. et al, 2007]. Действительно, в нашем исследовании мы наблюдали существенное изменение риска развития РЯ и спорадического РМЖ при ассоциации распространенных вариантов двух генов, BRCA1 и BRCA2, белковые продукты которых совместно участвуют в процессе репарации повреждения ДНК, образуя белковые комплексы, что согласуется с нашими данными о совместном влиянии на риск генотипов по вариантам двух генов.

ВЫВОДЫ

  1. Определена частота мутаций в генах BRCA1/2 в выборке случаев рака яичников, сформированной без учета семейной истории заболевания, среди российских больных, составившая 16,8% (95% ДИ 10,724,9%). Установленное значение относится к наиболее высоким среди подобных выборок из других европейских популяций. Большинство больных с мутацией (88%) имели отягощенный семейный анамнез РЯ и/или РМЖ.
  2. Наибольшее число больных РЯ с мутациями имели мутацию в гене BRCA1 – 88% (15/17). В спектре преобладала мутация 5382insC (9/15, 60%). Остальную часть спектра составили 4 другие мутации – C61G, 185delAG, 4154delA, 2080delA.
  3. Частоты генотипов по трем ОНП в генах BRCA1/2 в выборках РЯ с мутациями и без мутаций в указанных генах не отличались. В объединенной выборке рака яичников показана ассоциация генотипа 203A/A в гене BRCA2 с увеличенным риском развития рака яичников (OR=5,8; р=0,003; 95% ДИ: 1,619).
  4. В выборке больных РМЖ с мутацией в гене BRCA1 частоты генотипов по исследованным ОНП не отличались от контрольной группы. Среди больных спорадическим РМЖ найдена ассоциация с увеличенным риском генотипа E1038G в гене BRCA1 (OR=2,1; р=0,011; 95% ДИ 1,2 4).
  5. Частота генотипа 203G/A была снижена относительно контроля как в случае рака яичников (OR=0,5; р=0,008; 95% ДИ 0,3 – 0,9), так и при спорадическом раке молочной железы (OR=2,1; р=0,011; 95% ДИ 0,2 0,8).
  6. При анализе генотипов, образованных сочетаниями вариантов по всем изученным ОНП, установлено, что модифицирующее влияние на риск рака яичников генотипов 203G/A и 203A/A осуществляется в составе разных генотипов по другим ОНП.

Практические рекомендации

  1. Установленная высокая частота мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 и наличие среди пациентов с обнаруженной мутацией в указанных генах индивидуумов без семейной истории заболевания РЯ/РМЖ позволяет рекомендовать молекулярно–генетическое исследование всех больных РЯ на наличие мутаций в указанных генах.
  2. Учитывая, что доля больных РЯ с мутациями в гене BRCA2 невелика, оправданно первоначальное молекулярно-генетическое исследование гена BRCA1.
  3. Установлен узкий спектр мутаций в гене BRCA1 у российских больных, включающий пять основных мутаций (5382insC; C61G, 185delAG, 4154delA, 2080delA), определение которых при проведении скрининга обеспечит выявление группы риска с наследственной предрасположенностью к РЯ.
  4. Для формирования групп риска РЯ при выявлении мутации в указанных генах у пробанда рекомендуется исследование его родственников на наличие данной мутации. Динамическое наблюдение людей с мутациями обеспечит выявление рака яичников на ранней стадии и, следовательно, эффективное лечение.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»