WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
При этом лексемы ВЕРХ 7 и ВЕРШИНА 2 дополнительно распределены: первая используется в основном для констатации наличия высшей точки или пребывания в этой точке кого-, чего-либо; вторая – для описания трудности достижения такой точки.
Единицы, образованные в рамках синонимичных словообразовательных типов, тяготеют к дистрибутивному употреблению, специализируясь на характеристике разных топологических типов и разных типов пространств. Ярким примером такой тенденции является использование лексем ВЕРШИНА 1 ‘верхняя, самая высокая часть чего-л.’ и ВЕРХУШКА 1 ‘самая верхняя часть чего-л.’, имеющих тождественное словообразовательное значение ‘предмет (неодушевленный), характеризующийся отношением к предмету, названному мотивирующим словом’. Сохраняя семантическое тождество, эти лексемы проявляют избирательность по отношению к зависимому слову: ВЕРШИНА чаще выступает в роли управляющего для существительных, называющих рельефные возвышенности (гора, холм, скала и т.д.): А на фото все отлично: залитая розовым светом вершина горы парит над окрестностью (Огонёк), а слово ВЕРХУШКА – для существительных, обозначающих имена растений (дерево, кустарник, берёза, сосна и т.п.): Я, как птичка, могла часами сидеть на заборе или на верхушке дерева…(Огонёк).
Очевидно, что во всех подобных случаях может быть поименована как верхняя часть объекта (напр., верхушка дерева), так и его верхняя оконечность (напр., вершина горы). Это зависит от топологического типа объекта: характеризуемая зона объекта типа «конус» оценивается как точка, оконечность (ср. соотношение основания и вершины конуса в пространственной геометрии); соответствующая зона объекта типа «стержень» – как протяженная поверхность этого стержня, наиболее удалённая от поверхности земли (для растений – это часть, противоположная корневой).
Поэтому вершина горы – это незначительная часть пространства ( оконечность), а верхушка дерева – это пространство, какую-то часть которого занимает объект ( оконечность + вся та полоса, которая примыкает к ее границе). Это обусловлено и топологией, и онтологией соответствующих предметов (форма горы, ее физические размеры, устойчивость основания vs форма дерева, его размеры и т.п.).

Кроме того, целый ряд контекстов отражает способность анализируемых слов претерпевать сужение значения в результате элиминации зависимого существительного; в результате ВЕРШИНА обозначает только верхнюю оконечность горы, холма и т.д., а ВЕРХУШКА – верхнюю часть дерева: Я думал, что они уже на подступах к вершине… (Огонёк) — Может, звезду на верхушку водрузить, чтоб было красивее (Огонёк). Подобные контексты отражают результат процесса семантического стяжения (или, в другой терминологии, семантической конденсации).

Дистрибуция употреблений лексем ВЕРШИНА 1 и ВЕРХУШКА 1 обусловлена их сочетаемостью с названиями объектов разных топологических типов. Так, ВЕРШИНА 1 сочетается в основном с именами объектов, которые относятся к топологическому типу «конус» (вершина кучи / пирамиды / шатра / треугольника / угла и т.п.); ВЕРХУШКА 1, как правило, управляет существительными, называющими объекты, принадлежащие топологическому типу «стержень» (верхушка мачты / кола / трубы / башни и т.п.) или «вместилище» (верхушка черепа / капсулы / апельсина / лёгкого и т.п.).

Еще в большей степени тенденция к дифференциации характеризует лексемы, участвующие в обозначении нефизического пространства: ВЕРШИНА 2 ‘высшая степень чего-л.’; ВЕРШИНА 3 ‘верхняя часть социальной лестницы, пирамиды и т.п.’; ВЕРХУШКА 2 ‘наиболее влиятельная, руководящая часть общества, организации и т. п.’.

Адъективный блок анализируемых словообразовательных парадигм представлен парами прилагательных ВЕРХНИЙ – НИЖНИЙ, ВЕРХОВОЙ – НИЗОВОЙ, а также рядом сложных слов и префиксально-суффиксальных производных.

Они реализуют далеко не все потенции производящих, тем самым сигнализируя о разной актуальности того или иного пространственного признака для русской языковой картины мира.

Симметрия семантических структур прилагательных ВЕРХНИЙ – НИЖНИЙ, выступающих в роли пространственных характеристик, дает основания полагать, что первостепенно значимыми являются следующие из них:

(а) местонахождение объекта в непосредственной близости / на максимальной отдаленности от земли (верхние / нижние слои атмосферы);

(б) положение объекта относительно другого объекта (верхний / нижний ящик стола);

(в) положение объекта относительно такого же объекта (верхняя / нижняя юбка);

(г) положение части объекта относительно другой части этого же объекта (верхняя / нижняя часть брюк).

Анализ материала позволяет утверждать, что в семантической структуре прилагательных ВЕРХНИЙ / НИЖНИЙ выделяются значения, реализуемые при описании нефизического пространства: ВЕРХНИЙ 5 – ‘относящийся к высшим, привилегированным слоям населения, общества’; ВЕРХНИЙ 6 – ‘высший, предельный, крайний’; НИЖНИЙ 5 – ‘относящийся к низшим, непривилегированным кругам общества, организации и т. п.’. (Словари этих значений не выделяют).

Прилагательные ВЕРХОВОЙ и НИЗОВОЙ, образованные от тех же производящих и имеющие то же словообразовательное значение ‘признак, относящийся к предмету, явлению, названному мотивирующим словом’, отнюдь не дублируют значений, выражаемых парой ВЕРХНИЙ – НИЖНИЙ. Пространственные лексемы этих пар слов противопоставлены по признаку ‘динамический vs статический признак объекта по его местонахождению’ (верховой / низовой ветер – верхний / нижний этаж).

Участвуя в описании социального пространства, пара ВЕРХОВОЙ – НИЗОВОЙ обнаруживает больше возможностей для конкретизации общего относительного значения, чем пара ВЕРХНИЙ – НИЖНИЙ. Прилагательное ВЕРХОВОЙ закрепляется, например, как обозначение особого социального статуса в особой социальной среде (криминальном мире). Прилагательное НИЗОВОЙ развивает типовые семантические модификации, специфически уточняющие общее относительное значение ‘непосредственно связанный с низами’: (а) ‘сформированный в низших непривилегированных слоях общества, организованный ими’; (б) ‘являющийся членом низших, непривилегированных слоёв общества, организации’; (в) ‘предназначенный для низших, непривилегированных слоёв общества’.

Таким образом, производные прилагательные обеспечивают возможность обозначить пространственный признак с высокой степенью детализации. Статические пространственные характеристики дифференцированно обозначаются прилагательными ВЕРХНИЙ – НИЖНИЙ; динамический признак объекта по местонахождению, а также характеристики объекта по его отношению к социальному пространству – прилагательными ВЕРХОВОЙ – НИЗОВОЙ.

Сложные слова, а также префиксально-суффиксальное производное безверхий, являются однозначными. Их пространственная семантика формируется на базе лексем производящего слова ВЕРХ: например, ВЕРХ 1.1.1 ‘верхняя оконечность чего-либо, имеющая точечную или протяжённую поверхность’ БЕЗВЕРХИЙ ‘без верхушки’ (безверхая берёза), ОСТРОВЕРХИЙ ‘с острым верхом’ (островерхая крыша); аналогично златоверхий, золотоверхий, кругловерхий, плосковерхий, суховерхий. Использование этой лексики характеризуется низкой частотностью; многие слова имеют ограничения на сочетаемость: так, прилагательные ЗЛАТОВЕРХИЙ и ЗОЛОТОВЕРХИЙ выступают исключительно в роли определений при существительных купол, крыша.

Большая часть производных имён возникает в результате двойной мотивации: вторичное значение мотивируется переносным значением производящего (словообразовательная мотивация) и прямым значением самого производного (семантическая мотивация): например,

НИЗ 1 НИЖНИЙ 1

НИЗ 2 НИЖНИЙ 2.

В составе словообразовательной парадигмы все потенции исходного слова оказываются так или иначе реализованы. Редкие лакуны в семантической структуре отдельного производного объясняются сложным взаимодействием лингвистических и экстралингвистических причин и, как правило, восполняются в составе его кодеривата. При этом кодериваты, имеющие одинаковое словообразовательное значение, претерпевают семантическую и функциональную специализацию.

В четвёртой главе «Производные наречия и предлоги как реализация семантического и словообразовательного потенциала имён топологических зон» рассматривается вопрос о специфическом отражении физического и нефизического пространства производными наречиями и предлогами.

Как показал анализ материала, адвербиальные члены словообразовательной парадигмы обеспечивают особый способ концептуализации пространственных отношений.

Во-первых, производные наречия и предлоги (ВВЕРХ – ВНИЗ, КВЕРХУ – КНИЗУ, СВЕРХУ – СНИЗУ, НАВЕРХ, ИСПОДНИЗУ) могут характеризовать локативную ситуацию в динамическом аспекте. Специфика таких производных наречий обусловлена способом отражения в их семантике гравитационных ориентиров, описывающих направление движения по вертикали, т.е. в соответствии с законами тяжести: от земли – к земле. В одном и том же словообразовательном гнезде представлены производные, обозначающие разную направленность: ВВЕРХ, КВЕРХУ, НАВЕРХ ‘в верхнюю точку’ – СВЕРХУ ‘с верхней точки’ (аналогично, ВНИЗ, КНИЗУ ‘к нижней точке’ – СНИЗУ ‘с нижней точки’ и т.п.). Появление таких единиц в словообразовательной парадигме имён топологических зон закономерно: если производящее называет точку пространства, то производное может обозначать какое-либо направление движения от этой точки, но обязательно в координатах определённой относительно этой точки системы (в данном случае – вертикали). Наречие может называть направление и характер движения, акцентируя при этом верхнюю или нижнюю точку; соответственно, такие единицы выражают значение противоположности, сохраняя тождество семантической организации.

Сама возможность динамической характеристики заложена в прототипической ситуации, которая включает как минимум два соотнесенных друг с другом объекта: ориентируемый и ориентир. В качестве ориентира выступает земная поверхность, другой объект, направление взгляда или позиция Наблюдателя: Кулак разжался, пальцы ухватились за край образовавшегося отверстия и стали тянуть крышку книзу, преодолевая сопротивление пружины (Б.Акунин); На запястьях бренчали, соскальзывая то вниз, то вверх, многочисленные цыганистые браслеты (Ж.Кожевникова); Я наблюдаю сверху, как работают санитарные отряды муравьев, уволакивая личинки или гусениц (В.Лидин). В фокус внимания может попадать как сама идея соотнесения ( «траектория», «маршрут»), так и любой из объектов, выступающий в роли начальной или конечной точки движения: Волчица Акбара отпрянула от скатившихся сверху камней и посыпавшегося снега и, пятясь в темень расщелины, сжалась, как пружина (Ч.Айтматов); Он вцепился обеими руками в лом и по команде рванул рычаг кверху (Б.Акунин).

Таким образом, пространственные наречия в первом и втором типах контекста различаются по признаку ‘предельность / непредельность’ описываемого пространства. Формальным показателем указанного разграничения является структура контекста, включающего или не включающего имя объекта-ориентира. Динамический характер описываемой в обоих случаях ситуации проясняется и поддерживается в первую очередь предикатной лексикой. Подавляющая часть глаголов, встречающихся в контекстах с такими лексемами, относится к тематической группе движения, перемещения: идти, бежать, ползти, продвигаться, лезть, катиться, бросится, взлететь и т.п.: На него мчался Медведь с вытаращенными глазами, оттолкнул Глебова и побежал через ступени, вверх по лестнице (Ю.Трифонов).
Переход от описания динамической ситуации к описанию статической возможен в рамках одного и того же слова; он обусловлен изменением количества участников ситуации. Если характеризуемый объект только один, наречия такого типа указывают на какую-либо из его частей. Так, наречия СВЕРХУ и СНИЗУ могут реализовывать значения ‘в верхней части чего-л., вверху’ и ‘в нижней части чего-л., внизу’:...Вот и тянул шею, заглядывая в обтаявшее сверху барачное окно (В.Астафьев. Без приюта); Деревянная ограда балкона почти совсем сгнила, и палки снизу не имели опоры (Огонёк). Определяется пространственное положение топологических частей по естественному вертикальному положению объекта: та часть, которая находится дальше от земной поверхности, называется верхней, а та часть, которая расположена ближе к поверхности земли, – нижней.
Во-вторых, пространственные наречия и предлоги (ВВЕРХУ – ВНИЗУ, ВЕРХОМ – НИЗОМ, ПОВЕРХУ – ПОНИЗУ, НАВЕРХУ) могут характеризовать ситуацию только в статическом аспекте. В этом случае они являются средством описания местоположения объекта относительно других объектов или Наблюдателя. Наречие ВНИЗУ 1 ‘ниже чего-либо’ употребляется в типичной ситуации пространственного описания, когда в качестве ориентира выступает движение взгляда Наблюдателя: Глубокий двор за окном. Там, внизу, время от времени светит солнце непрямым, уклончивым светом (И.Грекова). В ряде случаев местонахождение объекта оценивается не относительно Наблюдателя, а относительно другого объекта, чаще такого же или однотипного: А там, около кровати, две кнопки, одна наверху, другая внизу (Огонёк).
Лексема ВНИЗУ 2 имеет значение ‘в нижней части чего-либо’ и может входить в типичную для наречий статического типа ситуацию пространственного описания. В такой ситуации актуализировано представление не о положении объекта ниже Наблюдателя или другого объекта, а о топологической зоне объекта, которая находится в нижней его части, т.е. ниже других зон этого же объекта. В качестве объекта чаще всего выступают артефакты, причем в зависимости от их топологического типа ВНИЗУ 2 может указывать на внешнюю поверхность объекта, внутреннюю поверхность объекта или нижнюю часть в целом: Вскоре пришлось «одеть» икону в оклад со специальным желобком внизу – туда складывалась вата, на которую стекало миро (Огонёк); Здесь в зеркальном шкафу висели ее платья, кофточки, внизу стояло несколько пар обуви, всегда починенной и хорошо вычищенной... (В.Катаев); Можно обеспечить последовательное замерзание жидкости в цилиндре. Сначала замерзает вода внизу, потом – в середине, потом – в верхней части (А.Веледицкий).

И наконец, производные пространственные наречия и предлоги (ДОВЕРХУ – ДОНИЗУ, ВЕРХОМ, ВЕРХАМИ, ПОВЕРХ, СВЕРХ) могут выполнять собственно характеризующую функцию, определяя – через пространственные ориентиры, в которых совершается действие, – не направление или место движения / действия, а способ его осуществления или степень реализации.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»