WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

В локативную ситуацию, описываемую именами топологических зон, могут вовлекаться объекты разных топологические типов: «вместилище» (верх коробки, низ ящика), «стержень» (верх бревна, низ дерева), «пластина» (верх забора, низ занавеса). Рассматриваемые существительные могут сочетаться со словами одних и тех же семантических групп: «тело и части тела человека» (верх / низ тела, головы, спины и т.д.); «здания» (верх / низ дома, собора, небоскрёба и т.д.); «транспорт» (верх / низ теплушки, вагона, коляски и т.д.); «вместилища» (верх / низ коробки, ящика, мешка и т.д.); «растения» (верх / низ дерева, берёзы и т.д.); «печатные листы» (верх / низ страницы, письма, обложки и т.д.), называя соответствующие пространственные зоны объектов. Наличие сочетаний верх / низ тела (туловища) обеспечивает возможность метонимического переноса, реализуемого при обозначении компонентов ситуации, в описание которой они вовлечены: Все люди будущего у них счастливы, довольны жизнью, белый верх – черный низ и все такое (Огонёк). Результатом такого переноса является формирование не отраженного словарями значения ‘верхняя часть костюма, одежды’.

В прототипической ситуации пространственного описания Объекта, существительное ВЕРХ может актуализировать представление

1) о верхней части или оконечности объекта (при этом именуется либо внешняя поверхность объекта, либо поверхность и содержимое этой части: верх туловища, верх забора, верх буфета, верх туфель, верх кабины, верх здания, верх листа и т.д.);

2) о внешней поверхности всего объекта (верх плаща, сумки и т.д.).

При использовании существительного НИЗ в этой же прототипической ситуации говорящий называет только нижнюю часть объекта (либо внешнюю поверхность объекта, либо внутреннюю, либо поверхность и содержимое этой части: низ тела, низ лица, низ дерева, низ здания, низ ящика, низ мишени и т.д.). Заслуживает внимания незначительная частотность указания на нижнюю оконечность предмета. Связано это с тем, что в большинстве случаев, согласно закону тяготения, предметы нижней своей частью «прикреплены» к определённой поверхности (стоят на... / лежат на... / растут в... и т.п.). Таким образом, подтверждается факт концептуализации зоны верха как бесконечной, а низа – как ограниченной, предельной.

Важной особенностью прототипической ситуации, предопределяющей семантические модификации в зоне пространственных значений, является разновидность поверхности, составляющей границу объекта. Она может интерпретироваться как точка или как протяженность. Оппозиция точечность – протяженность специфическим образом отражается в значениях исходных существительных. Указанная оппозиция системно проявляется при функционировании имён топологических зон и отражается в контекстах типа Ничего еще не понимая, но уже холодея, Александр Семенович глянул на верх ужасного столба, и сердце в нем на несколько секунд прекратило бой (М.Булгаков) и...Застекленная часть стеллажных полок и верх пианино были уставлены разными милыми сердцу безделушками - фарфоровыми пейзанами, пейзанками и зверьками (Д.Вересов).

В рассмотренных случаях существительные ВЕРХ и НИЗ называют верхнюю, т.е. наиболее удалённую от земной поверхности, или соответственно нижнюю, т.е. наиболее близкую к земной поверхности, часть или оконечность объекта, который характеризуется естественной вертикальной ориентацией. Однако данные имена могут характеризовать объекты не только вертикальной, но и горизонтальной ориентации (верх / низ страницы).

Особый способ пространственной концептуализации обеспечивают, например, лексемы ВЕРХ 4 ‘верхнее течение реки; верховье’ и НИЗ 2 ‘нижнее течение реки, а также прилегающая к ней местность; низовье’. Эти значения ориентированы на синтез категорий вертикальности и горизонтальности. Происходит одновременная актуализация двух систем координат: вертикальной, т.к. речь идет о части реки, находящейся выше основного русла, и горизонтальной, т.к. река представляет собой горизонтальную поверхность, своеобразную «пластину».

Основным механизмом развития пространственных значений является метонимический перенос, основанный на смежности пространственных участков, занимающих определённое место на вертикальной шкале. Дополнительным семантическим механизмом образования нового значения является сужение, в результате которого образуются лексемы ВЕРХ 1.2.3 ‘верхняя часть дома, верхний этаж’ и НИЗ 1.1.3 ‘нижняя часть дома, нижний этаж’.

Имена топологических зон (особенно – ВЕРХ) активно используются для характеристики явлений, принадлежащих не физическому, а социальному пространству: иерархических отношений, интеллектуальных и эмоциональных состояний, духовных феноменов (верх / низ социальной лестницы; верхи не могут, а низы не хотят; верх фантазии, блаженства, аристократизма; верх глупости, цинизма, безвкусицы и т.п.). В подобных случаях происходит метафорическое осмысление отвлеченных понятий, которые получают пространственную концептуализацию.

Лексемы ВЕРХ 6 ‘высшие, руководящие круги общества, организации и т.п.’ и НИЗ 6 ‘низшие, непривилегированные круги общества, организации и т. п.’ называют часть социального объекта, который традиционно обозначается метафорическим выражением социальная лестница или пирамида (иерархическая лестница, служебная лестница, финансовая пирамида). В прямом значении слова ЛЕСТНИЦА и ПИРАМИДА называют конкретные, пространственно ориентированные по вертикали объекты, которые имеют естественную верхнюю и нижнюю части: Она дошла до верха лестницы, отдышалась и затем исчезла с глаз (В.Катаев). На основе таких употреблений легко развивается метафора: Талантливые самородки, уборщицы, легкокрыло взлетевшие до верха социальной лестницы, будут не в чести (Огонёк, №9, 2001). В подобных контекстах метафорически переосмысляются оба существительных: ВЕРХ / НИЗ как обозначение верхней или, соответственно, нижней части любого предмета, ориентированного по вертикали, и ЛЕСТНИЦА / ПИРАМИДА как именование социального устройства общества.

Следует отметить, что лексемы ВЕРХ 6 и НИЗ 6 не обязательно требуют реализации объектной валентности: зависимые слова, обозначающие объекты социального пространства, встречаются в небольшом количестве примеров. Элиминация зависимого генитива вызывает новый семантический сдвиг: имя топологической зоны Объекта начинает обозначать не только его определённую пространственную зону, но и сам Объект: У него есть выходы на самый верх, ты это прекрасно знаешь (А.Маринина); Он верил только тем, кто его окружал, а всякую самостоятельность низов считал покушением на его власть... (Ю.Семёнов). Здесь, как представляется, происходит метонимическое развитие значения: имя фрагмента пространства используется для обозначения того, что этот фрагмент «заполняет» ( вместимое вместилище); слово попадает в другую семантическую общность – «название социальной группы» – и получает возможность реализовывать не только валентность Объекта, характерную для имён топологических зон и выражаемую существительными, но и собственно характеризующую валентность, выражаемую адъективами: Прокурор России открыто говорит, что с большим сомнением относится к отчетам милицейских верхов (Огонёк), Восстала буржуазия, недовольная усилением налогового пресса, предпринятым министром, городские низы (М.Булгаков).

Другие лексемы слова ВЕРХ, обозначающие нефизическое пространство, не имеют соотносительных антонимов в структуре слова НИЗ. Такие лексемы образуются в результате метафорического переноса свойств физического пространства на нефизическое; это ВЕРХ 7 ‘высшая степень чего-либо’, ВЕРХ 8 ‘внешние, поверхностные стороны какой-л. области знания, специальности и т. п.’, ВЕРХ 9 ‘превосходство, преимущество в чем-л.’.
Как показывает анализ, существительные ВЕРХ и НИЗ развивают еще одну пару значений, не зафиксированных в словарях: ‘нечто возвышенное, принадлежащее духовной сфере’ (ВЕРХ 10) vs ‘нечто лишенное возвышенного, глубокого содержания’ (НИЗ 7). Эти лексемы характеризуются совместным употреблением в сопровождении контекстуальных синонимов: Этот-то диагноз – у холма нет вершины, у мира нет больше верха и низа, нет безотносительного «да» и безотносительного «нет» – достойно увенчивал картину (Огонёк).
Важно подчеркнуть, что рассматриваемые значения возникают на фоне соотносительных значений параметрических прилагательных ВЫСОКИЙ и НИЗКИЙ (ср.: ВЫСОКИЙ 5 ‘полный глубокого, необыденного содержания, возвышенный’: высокие помыслы, высокая душа; НИЗКИЙ 4 ‘лишенный возвышенного, глубокого содержания; обыденный, обыкновенный’: низкая душа). Этот факт демонстрирует единство моделей семантической деривации в сфере пространственной лексики, которая способна обеспечивать концептуализацию непредметных сущностей «предметными» категориями. Таким образом, описание деривационных механизмов, действующих в сфере топологической лексики, выявило чрезвычайную значимость парадигматических связей слов для формирования отдельных значений. Можно констатировать своеобразное «давление» системы параметрических имен на организацию семантической структуры имен топологических ориентиров (ср.: ВЕРХ 10 <=> ВЫСОКИЙ 5; НИЗ 7 <=> НИЗКИЙ 4).
Подобное переосмысление пространства встречается во многих культурных и этических контекстах; оно исследовано в работах М.М. Бахтина, О.П. Ермаковой, А.А. Золкина, С.Е. Никитиной, В.Н. Топорова и др. Такая метафора занимает особое место, так как является характеристикой не социального, а духовного пространства существования человека.

Значимость целого ряда семантических преобразований подтверждается фактом их «грамматикализации»: (а) одни лексемы утрачивают формы единственного числа; (б) другие входят в состав фразеологизмов, которые специфическим образом отражают залоговое противопоставление; (в) третьи проявляют избирательность в выборе предикатов, ср.:

(а) лексема НИЗ 6 ‘низшие, непривилегированные круги общества, организации и т. п.’ употребляется главным образом в форме множественного числа;

(б) устойчивые сочетания одержать верх vs брать верх на лексическом уровне выражают противопоставление, традиционно реализуемое грамматическими средствами, в частности, залоговыми формами глагола. Одерживает верх лицо (которое и осмысляется как субъект действия), но чувства, желания эмоции берут верх над лицом (и оно в данном случае – объект действия);

(в) с лексемой ВЕРХ 8 ‘внешние, поверхностные стороны какой-л. области знания, специальности и т. п.’ сочетаются в основном предикаты движения: Раньше мы все как-то шли по верхам – теперь измеряем жизнь миллиметрами (Огонёк).

Таким образом, выступая в целом ряде случаев как антонимы, ВЕРХ и НИЗ обнаруживают несимметричность семантической организации в целом. Это проявляется и в количественном и в качественном аспекте: существительное ВЕРХ имеет большее количество значений (то есть характеризуется более детальной семантической разработанностью) и более частотно; оно отражает такие аспекты ситуации, которые – в силу причин лингвистического и экстралингвистического характера – не могут быть описаны словом НИЗ (ср. ВЕРХ 8 ‘внешние, поверхностные стороны какой-либо области знания, специальности; ВЕРХ 9 ‘преимущество’ и т.д.).

В третьей главе «Производные имена как реализация семантического и словообразовательного потенциала существительных ВЕРХ / НИЗ» выявляются семантические особенности производных, входящих в субстантивный и адъективный блок словообразовательной парадигмы существительных ВЕРХ и НИЗ.

Анализ материала позволяет выявить номинативную стратегию носителя языка, стремящегося к максимальной дифференциации языковых средств, призванных дифференцированно описывать компоненты сходных, но не тождественных ситуаций.

Эта стратегия очевидным образом проявляется в процессе внутрисубстантивного словообразования. Производные существительные, обозначая ту же топологическую зону объекта, что и производящие, часто не тождественны им ни семантически, ни функционально. Так, ВЕРШИНА 2 ‘высшая степень чего-л.’ связана отношениями словообразовательной мотивации непосредственно с лексемой ВЕРХ 7 ‘высшая степень чего-либо’ и, согласно словарному толкованию, дублирует семантику производящего. Однако анализ контекстных словоупотреблений показывает иную картину.
Лексема ВЕРХ 7 в подавляющем большинстве случаев сочетается с глаголом быть, имеющим экзистенциальное значение, или входит в состав сказуемого совместно с глаголами казаться, представляться, считаться и т.п.: Они едят гнилое и считают, что это верх вкуса (Огонёк); На предпраздничный вторник каналы приготовили такое, что «Годен к нестроевой» по ОРТ покажется вам верхом компетентности (Огонёк). Таким образом, лексема ВЕРХ 7 входит в предикативное ядро высказывания и констатирует, что некое качество / свойство достигло высшей степени своего проявления. Сочетаемость с экзистенциальными глаголами, в норме описывающими статические, а не динамические ситуации, делает очевидным именно факт констатации (не процесса достижения) этой стадии бытования свойства.
Лексема ВЕРШИНА 2 обладает большими возможностями для концептуализации аналогичной степени развития качества. Эта лексема может также участвовать в описании статической ситуации, сочетаясь с глаголами местонахождения и существования (чаще – в форме нулевой связки): Может ли быть такое, что на вершине в силу неких обстоятельств оказывается «везучий» солист (Огонёк). Однако в большинстве случаев в одном контексте с лексемой ВЕРШИНА 2 используются глаголы и прилагательные, которые описывают путь к этому участку социального или духовного пространства (или трудность достижения участка), то есть характеризуют динамическую ситуацию: Подняться на вершину популярности нелегко, гораздо сложнее удержаться на этой вершине надолго (Огонёк).
Таким образом, анализ сочетаемости наглядно показывает, что феномены социального или духовного пространства концептуализируются по образцу пространства физического. Абстрактная сущность осмысляется как цель, достижение которой столь же трудно, как покорение какой-либо горной вершины; не случайно в обоих случаях используются или предикаты удержаться (на вершине), покорить (вершину) и т.п., или определения типа недосягаемая (вершина) и т.п.
Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»