WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Основные результаты исследований представлены на Всероссийском научном симпозиуме «Проблемы синергетики и коэволюции геосфер» (Саратов, 2008), на VIII международной конференции «Новые идеи в науках о Земле» РГГРУ ((Москва, 2007), на Всероссийской научно-практической конференции «Наука, власть и общество перед лицом экологических рисков и опасностей» (Саратов, 2007), на Учредительном съезде международного конгресса «Средневековая археология евразийских степей» (Казань, 2007), на научной межведомственной конференции «Геологические науки – 2007» (Саратов, 2007), областной научно-практической конференции «Народы Саратовского Поволжья: история, этнография и современность» (Саратов, 2006).

По тематике диссертации опубликовано 14 печатных работ: из них одна монография (в соавторстве); восемь статей (две статьи в печатных изданиях, рекомендованных ВАК, две – в реферируемых журналах, четыре – в сборниках); пять публикаций – тезисы и материалы конференций.

Структура и объем работы. Диссертационная работа состоит из введения, четырех глав, заключения, библиографического списка и приложений. Текст изложен на 170 страницах (включает 14 таблиц и 17 рисунков). Библиографический список состоит из 294 наименований, основной текст диссертации также дополняют приложения: список аббревиатур и специальных терминов, описания разрезов, рисунки, фотографии, картографические материалы, архивные данные (66 страниц). Общий объем работы составляет 236 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, формулируются цель и задачи исследования, основные защищаемые положения, показаны новизна полученных результатов, теоретическая и практическая ценность работы, характеризуются методы исследования, приводятся сведения об апробации работы.

В главе 1 «Этапизация основных источников спелестологии» рассмотрены этапы развития научных направлений, на стыке которых сформировался фундамент спелестологии – нового научного направления, изучающего созданные человеком подземные макрополости, что позволило подойти к геоэкологическому анализу антропогенных пещер.

Краткий историографический очерк развития спелеологии дан с XVI столетия. Представлены этапы: барокко (XVI–XVII вв.), просвещения (XVIII в.), романтики (XIХ в.) и классики (конец XIX – начало XX вв.), предложенные X. Триммелем, а также современный этап до момента выделения спелестологии в отдельное направление, с акцентом на изучение антропогенных пещер в России.

В археологических исследованиях пещер автором выделены четыре этапа. Геоархеологический – связан с раскопками в пещерах Э. Лартэ в 1837–1865 гг., с введением им в археологию геологических методов стратиграфии. Его завершением стал 1869 г., когда Г. Мортилье заменил палеонтологические критерии стратиграфии напластований пещер археологическими, сделав акцент на более быстро меняющиеся формы орудий, а не виды организмов. Следующий, палеолитический, этап связан с направленностью поисков в пещерах древнейших следов человека. Это отражено в публикациях не только европейских, но и русских археологов: К.С. Мережковского по пещерам Крыма, А.С. Уварова и И.С. Полякова по пещерам Кавказа и др. На рубеже столетий начался этап накопления, сбора информации, связанный с работами А. Эванса по изучению Кносского Лабиринта, И.Я. Стеллецкого по изучению антропогенных пещер России и др. К этому времени относятся многие работы Саратовской ученой архивной комиссии по пещерам Саратовского Поволжья. В 1955 г. итальянский археолог К.М. Лери опубликовал результаты поисков античных склепов одним из методов инженерной геофизики, что положило начало новому инженерно-геофизическому этапу. Изучение историками подземных архитектурных сооружений и горных выработок древности показало необходимость систематизации подземных полостей по времени и функциональному назначению, возможность привлечения новых, геофизических методов поиска.

Автором рассмотрены также четыре этапа географо-геологического изучения пещер. Академический этап связан с работами М.В. Ломоносова, академических экспедиций И.И. Лепехина, П.С. Палласа, И.П. Фалька и др. С последней четверти XVIII в. начался этап Горного ведомства, связанный с работами В.М. Севергина по полезным ископаемым подземных полостей, описаниями пещер в «Горном журнале», «Горном словаре» и т. д. В середине XIX в. он сменяется этапом попутных описаний пещер, когда геологические изыскания при строительстве железных дорог, работы П.А. Кропоткина, И.В. Мушкетова, И.Д. Черского и др. приводят к резкому увеличению количества сведений о пещерах, выполненных в ходе географо-геологических исследований. Двадцатый век можно охарактеризовать как этап специализации. Пещеры стали рассматриваться как элемент ландшафта, отмечается их связь с другими формами рельефа. Геология предоставила множество фактов, показывающих, что подземные выработки являются причиной изменения напряженного состояния геологической среды, приводят к возникновению, изменению опасных экзогенных процессов (В.И Осипов и др., 1999).

Изучение антропогенных пещер в рамках представленных направлений показало естественное по мере накопления информации обособление спелестологии, вызванное следующими причинами:

  • «строение такого рода пустот отвечает совершенно другим закономерностям, чем те, которые характерны для естественных пещер», как отмечал еще в 1942 г. академик А.Е. Ферсман;
  • для их изучения недостаточно методов непосредственного проникновения в полость, используемых спелеологией, необходима новая методология, объединяющая методы геоэкологии, спелеологии и археологии;
  • их потенциальная опасность намного выше, чем у естественных полостей, в связи с их концентрацией на обжитых (чаще всего урбанизированных) территориях, и интенсивно растет с увеличением числа объектов, изменением технологий и пр.

Несмотря на юность нового направления, непосредственно в его развитии также выделен ряд этапов (Ю.А. Долотов, М.Ю. Сохин, 2001). Первый (1910–1930-е гг.) связан с деятельностью И.Я. Стеллецкого, его сподвижников, изучавших заброшенные искусственные подземелья России. Второй этап (1940–1950-е гг.) представлен работами В.А. Обручева, А.Е. Ферсмана, Б.Н. Наследова, Б.А. Литвинского, М.Е. Массона, Н.А. Гвоздецкого и др. Третий этап (1960–1980-е гг.) характеризуется ростом специализации, когда Г.М. Гаприндашвили, К.Н. Мелитаури и др. обратили внимание на изучение культовых и жилых скальных пещер Грузии, впервые поставив вопрос о выделении самостоятельного научного направления. Публикуются работы по поиску подземных архитектурных сооружений (ПАС) В.М. Слукина. Исследованием подземных горных выработок (ПГВ), древних рудников занимаются Е.Н. Черных, Н.Н. Гурина, Я.И. Сунчугашев и др. Поиск, картирование антропогенных пещер спелеологическими методами проводят московская Группа краеведов-спелеологов (ГКС, 1960–1980-е гг.), Ленинградская Спелестологическая Партия (ЛСП, с 1980-х гг.) и др. Четвертый этап начался в 1990-е годы, когда в исследованиях антропогенных пещер возросли тенденции к комплексированию подходов, консолидации усилий исследователей разных направлений. В 1997 г. прошла Первая всероссийская спелестологическая конференция в г. Старица, позднее учреждено Русское общество спелестологических исследований (РОСИ). В настоящее время спелестологию целесообразно рассматривать как новое междисциплинарное научное направление на стыке геоэкологии, спелеологии и археологии.

Глава 2 «Геоэкологические подходы в спелестологических исследованиях» посвящена обоснованию объекта исследования, задачам систематизации, спелестологической безопасности, определению спелестологического потенциала, вопросам спелестологического картирования.

Систематизацию объектов предваряет вводимое автором определение объекта спелестологии, так как общепризнанного на настоящий момент нет. Изучение множества разнообразных подземных макрополостей, созданных человеком за длительную историю развития цивилизации, долгое время проходило в рамках относительно обособленных научных направлений. Устранение возникших несогласованностей возможно с использованием междисциплинарных подходов, прежде всего геоэкологических. Поэтому в определении исторические аспекты сбалансированы не менее важными для подземных макрополостей геотехническими: объектом спелестологии являются антропогенные пещеры, имеющие неудовлетворительный уровень инженерной защиты и (или) признанные или потенциально являющиеся культурно-историческими памятниками. Что предполагает четыре логически возможных варианта, связанных с антропогенной пещерой (АП), как геотехнической и социально-экологической системой, если памятники и потенциальные памятники для упрощения логической схемы рассматривать как одно множество (памятник):

I. АП имеет удовлетворительный уровень инженерной защиты, является памятником. Эту группу составляют многие известные объекты, такие как пещерный комплекс Троице-Сергиевой Лавры, Вардзиа и т. д.

II. АП имеет неудовлетворительный уровень инженерной защиты, является памятником – группа объединяет множество заброшенных или только обнаруженных, находящихся на этапе изучения подземных объектов, таких как катакомбные комплексы Москвы, ПАС средневекового Укека, Саратовской крепости, поволжские пещеры Уракова и Стенькина бугров и пр.

III. АП имеет неудовлетворительный уровень инженерной защиты и не является памятником – в эту группу входят в основном заброшенные (утратившие собственника) подземные геотехнические системы, историческая значимость которых на момент исследования отсутствует, но их опасное или относительно опасное состояние может негативно проявиться в виде возникновения соответствующих чрезвычайных ситуаций. Вследствие чего их изучение представляет не менее значимую задачу, чем исследование объектов двух предыдущих групп. Примером служат заброшенные подземные хранилища, дренажные штольни, каменоломни и т. п.

IV. АП не является памятником, но обладает удовлетворительным уровнем инженерной защиты (имеет ответственного собственника). Такие ПАС и ПГВ естественным образом выпадают из сферы спелестологии по причине их промышленного или иного использования в настоящее время (метрополитены и подземные автостоянки, военные и промышленные подземные комплексы и т. д.)

В определении объекта спелестологии было использовано изначально обширное русское толкование понятия «пещеры» по В.И. Далю. Поэтому под антропогенной пещерой мы понимаем любую подземную полость в литосфере, созданную в результате деятельности человека, обладающую размерами, доступными для посещения человеком (протяженность полости превышает размер поперечного сечения ее входного отверстия).

Данное определение позволяет провести формальное выделение спелестологических объектов из гигантского массива созданных человеком подземных полостей, используемых в настоящее время, а также провести систематизацию спелестологических объектов на основании выделенных трех групп (I, II, III) с учетом эволюции форм и процессов выработки подземных полостей.

Возрастающие масштабы освоения подземного пространства обеспечивают рост разнообразия форм, технологий освоения, численности спелестологических комплексов. Отдельные подземные объекты встречаются все реже, чаще формируются сложные системы, без которых немыслимо функционирование современного мегаполиса как природно-техногенной системы. Ее выводимые из использования по разным причинам подземные составляющие постоянно расширяют комплекс объектов, изучаемых спелестологией. Восприятие спелестологии как направления на стыке геоэкологии и археологии позволяет рассматривать в одном ключе данные по аналогичным объектам и массив «исторических» подземных сооружений.

Систематизация проведена с учетом гомологических рядов спелестологических объектов (эволюции основных форм подземных выработок, рассмотренных на примере культовых, погребальных сооружений и каменоломен). При выборе структурирующих признаков автор исходил из допущения, что форма выработки, функциональное назначение, временные параметры являются определяющими факторами не только для воссоздания функционально-временной модели (ряд форм являются «руководящими» для некоторых эпох), но и при определении устойчивости геологической среды.

Проведенная систематизация стала основой изучения вопросов спелестологической безопасности территории города, где под спелестологической опасностью понимается возможность (угроза) возникновения и развития негативных геоэкологических процессов, непосредственно связанных с наличием или ликвидацией спелестологического объекта, способных поражать людей, наносить материальный ущерб, разрушительно действовать на окружающую среду.

Рассмотрение ее подвидов для отдельных групп спелестологических объектов позволяет выделить на карте районирования контуры с однородным распределением внутри них значений выбранных показателей. Они при наложении друг на друга дают зоны концентрации рисков (геодинамического, геофизического и пр.) – зоны спелестологической опасности, являющиеся базой мониторинга опасных геоэкологических процессов и прогнозирования возможных чрезвычайных ситуаций. При совмещении опасностей (для Правобережья спелестологической и оползневой, данных на примере Саратова, для Заволжья – спелестологической и карстовой, пример – Иргизская спелестологическая область), общий ее уровень резко возрастает.

Рассмотрение спелестологических рисков, определяемых как произведение спелестологической опасности на ожидаемый ущерб, сложность расчета ущерба для заброшенных объектов вызвали необходимость введения спелестологического потенциала, под которым автор предлагает понимать возможность использования заброшенных ПАС и ПГВ для получения, сохранения и распространения культурно-исторической информации, возможного повторного хозяйственного использования (для III-й и части II-й подгрупп, при наличии доказательств отсутствия культурно-исторической значимости). Его определение связано с необходимостью проведения реконструкции ресурсных потребностей древних культур; восстановления культурно-исторических ландшафтов с констатацией произошедших геодинамических изменений. Поэтому в сложных геолого-геоморфологических условиях Саратовского Поволжья на современном этапе исследований основой его определения стали картографические методы. Автором предложены принципы спелестологического картирования, возможные формы спелестологических карт (приведены в табл. 1).

Таблица 1. Возможные формы спелестологических карт

Спелестологические карты

районирования

прогнозные

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»