WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Под «социальным статусом» мы понимаем соотносительное положение, позицию человека в социальной системе, включающее права и обязанности и вытекающие взаимные ожидания поведения. «Социальная роль» – это функция, которую выполняет человек как элемент общества; некоторый образец поведения, в том числе и речевого, признанный целесообразным для людей данного статуса в определённом обществе. В ролевые отношения личности вовлекаются лишь в силу того, что они имеют определённый социальный статус, который может обобщать множество социальных ролей. Сопоставление «роли» и «статуса» позволяет выделить стабильность и векторную направленность ("выше ниже") в качестве основных характеристик «статуса».

Прямым и основным, вербальным и намеренным способом выражения социального статуса личности является обращение, одна из главных функций которого – называние адресата. Называя адресат, мы «обозначаем его социальный статус, роль (обращения-указатели), или наше отношение к нему, как ролевое, так и личностное (обращения-индексы)» (Гольдин, 1987; Формановская 1998; 2002, с. 137). Статусные обращения – это обращения, главная функция которых – выражение социального статуса личности в стратификационном измерении, они указывают на основной признак социального статуса – «векторную направленность» («выше – ниже»). Это слова двух типов: во-первых, выражающие характеристики статусного признака (индекс, вектор, репрезентация), и, во-вторых, слова, обозначающие иерархию в той или иной системе социальных учреждений. Мы рассматриваем стратификацию и соответствующие системы статусных обращений в социальных институтах (в религиозной; военной сфере общения; в дипломатической среде, сфере власти, официальной, служебной деятельности) и не касаемся, например, иерархии и обращений, функционирующих в тюремном жаргоне.

Вторая глава дисертационного исследования «Статусные обращения XVIII – начала XX вв., отражающие социальную структуру и культурно-идеологические тенденции общества» посвящена анализу статусных обращений указанного периода. Здесь рассматривается вопрос влияния экстралингвистических факторов на развитие языка, и, в частности, отмечаются культурно-исторические особенности развития России в конце XVIII – начале XX веков, повлиявшие на систему статусных обращений.

В периоды кардинальных перемен в обществе (таких, как война, революция, национально-освободительное движение и т.п.) связь изменений в словарном составе языка с преобразованиями в социальной действительности прослеживается наиболее наглядно. Признавая значение внутренних факторов развития языка, мы указываем, что особенности общественного развития России в XVIII – начале XX веков предопределили появление и функционирование системы официальных статусных обращений, регламентированной в целом законом «Табель о рангах», который носил классовый характер и способствовал укреплению феодально-крепостнического строя в России, и неофициальных статусных обращений, также отражающих структуру общества. Это деление условно. Первая – включала в себя обращения-общие титулы (Ваше Высокопревосходительство! – для представителей 1 и 2 классов, Ваше Превосходительство! – 3 и 4, Ваше Высокородие! – 5 класса, Ваше Высокоблагородие! – 6 – 8, Ваше Благородие! – 9 – 14 классов) и обращения, указывающие на частные титулы (господин + название чина, например: Господин генерал!, Господин капитан!, Господин полковник! и др.). Неофициальные обращения – это, во-первых, обращения-родовые титулы, которые для титулованных дворян заменяли все прочие формы обращения. Княжеские титулы жаловались лицам, имевшим графский титул, а титулы светлейших князей – тем, кто имел княжеский. Старшие именовали при обращении таких лиц Барон! (Баронесса!), Граф! (Графиня!), Князь! (Княгиня!), а младшие называли князей и графов, а также их жён, Ваше сиятельство!, Ваша светлость! (общие титулы). Последняя форма употреблялась при обращении к младшим детям правнуков императора и к князьям (со второй четверти XIX в.), пожалованным императорским указом «светлостью». А к князьям императорской крови и великим князьям следовало обращаться Ваше (императорское) высочество! Во-вторых, к неофициальным обращениям относятся формы, отражающие деление людей на сословия. К людям, принадлежавшим к привилегированным сословиям, обращались Господин! (Госпожа!), к представителям среднего сословия – Сударь! (Сударыня!), к лицам низшего сословия не было единого обращения. В последнем случае в функции обращения выступали слова «милейший», «любезнейший» и др.

Особая иерархичная система обращений существовала в церковной среде. Но деление на саны здесь также было связано с 14 классами, зафиксированными в «Табели о рангах». Духовенство было черное и белое. В каждом виде выделялось 5 частных титулов (степеней, санов). К митрополиту и архиепископу следовало обращаться (Ваше) Высокопреосвященство!, к епископу – (Ваше) Преосвященство!, архимандриту и игумену – (Ваше) Высокопреподобие! Это титулы чёрного духовенства и соответствующие им обращения. В белом духовенстве выделялись следующие саны: протопресвитер и протоиерей – к ним следовало обращаться (Ваше) Высокопреподобие! (Высокоблагословение!), священник (иерей) и протодиакон – (Ваше) Преподобие! (Благословение! или Священство!), диакон – (Ваше) Преподобие!

Соблюдение принципа старшинства и чинопочитания считалось обязательным при всех официальных и торжественных церемониях, царская бюрократия строго следила за неукоснительным соблюдением правил обращения. Почитание лиц по рангам не касалось лишь тех случаев, как предписано в законе, «когда некоторые, яко добрые друзья и соседи, съедутся» (См.: Табель о рангах). Употребление обращений зависело, таким образом, и от ситуации общения: «– Извините меня, ваше превосходительство, – начал он (Пьер был хорошо знаком с этим сенатором, но считал здесь необходимым обращаться к нему официально)…» (Л.Н. Толстой. Война и мир).

Результаты проведённого исследования показали, что «неправильно» использоваться статусные обращения могли по недоразумению или по неосведомлённости. Встретился один пример, в котором анализируемая форма употреблена намеренно «неправильно» с целью польстить адресату: «В разговорах с сими властителями он [Чичиков] очень искусно умел польстить каждому. <…> В разговорах с вице-губернатором и председателем палаты, которые были ещё только статские советники, сказал даже ошибкою два раза: «ваше превосходительство», что очень им понравилось» (Н.В. Гоголь. Мёртвые Души). В данном случае Чичиков должен был обратиться Ваше высокородие! соответственно чину адресата, поэтому обращение Ваше превосходительство! здесь не указывает на социальный статус личности.

Несмотря на другие функции, статусные обращения XVIII – начала XX вв. для того и существовали, прежде всего, чтобы указывать на социальную позицию, которую занимал в обществе адресат, поддерживая при этом социальное расслоение, иерархию, пронизывающие всё общество в целом.

В третьей главе диссертации «Развитие и функционирование статусных обращений в другие исторические периоды» описывается функционирование обращений, отражающих меняющуюся структуру общества в послеоктябрьский период (после революции 1917 г.) и в период перестройки и постперестройки. Также в этой главе рассматриваются изменения социальной структуры гражданского общества в России в настоящее время и проблема обращений в современном русском языке, приводятся данные эксперимента в форме анкетирования; анализируются примеры употребления обращений, представлявших собой остатки системы номинаций и статусных обращений XVIII – начала XX в в современном русском языке. Также в третьей главе диссертации представлена социальная иерархия в военной и религиозной сферах в языке настоящего времени и отражающие её системы статусных обращений.

Экстралингвистические факторы: коренные общественно-политические изменения в России после революции 1917 года (уничтожение социального расслоения, провозглашение всеобщего равенства и другие факторы) и как следствие – изменение морально-культурных ценностей общества – привели к отказу от использования статусных обращений, выражающих социальную иерархию, и к появлению социально значимых обращений Гражданин! и Товарищ!, отражающих, таким образом, принципиальные изменения в структуре общества. Появившиеся в этот период собственные имена также выражали отношение носителей языка к совершившимся переменам в обществе. Имена характеризовали лояльность родителей к Советской власти, обозначали идеалы, символы новой жизни: Октябрь, Заря, Победа и др.

Формы Товарищ! и Гражданин! и данные собственные имена воспринимаются как социальные знаки старого режима и перестают использоваться в перестроечное и постперестроечное время, что также связано с процессами, происходящими в политической и общественной жизни общества, масштабность и значение которых определялись, в первую очередь, тем, что они затронули основу государства – экономический базис. В этот период совершился переход от социалистического планового хозяйства к рыночной экономике и свободному предпринимательству, от господствовавшей в обществе государственной собственности к различным её формам, возрождению частной собственности. Не менее существенные сдвиги произошли в сфере общественного сознания.

В настоящее время, как указывают социологи, Россия не вернулась в дореволюционное, досоветское прошлое, а перешла (или переходит) в общественное состояние, для которого характерны «плюрализация» и «индивидуализация» жизненных и культурных стилей, абсолютно не сводимых к сословным, классовым или слоевым определениям жизненных форм. Несмотря на то, что сейчас, конечно, есть верхний слой общества, средние, базовый и нижний слои, о социальном неравенстве мы не можем говорить, так как «различие людей по какому-то параметру (доход, образование, профессия и др.) в последнем случае должно быть закреплено институционально и стать базисным принципом классификации людей». Об отсутствии социальных классов в сегодняшнем обществе говорит и факт «крайней условности и подвижности профессиональной структуры (чтобы содержать семью в современных условиях, индивиду зачастую приходится осваивать и усваивать жизненные формы и стили, к которым он никогда бы не обратился в благополучной и стабильной ситуации)». Происходит релятивизация жизненных стилей в практике отдельно взятой личности (См.: Ионин 2000, с. 263). Указанные экстралингвистические факторы привели к отсутствию статусных обращений в гражданской сфере в русском языке настоящего времени.

Но люди одной профессии или одного узкого круга общения нередко образуют довольно замкнутые группы, которые вырабатывают свой язык. В общем языковом пространстве вычленяют функциональную разновидность языка, который обслуживает профессиональную сферу общения. В диссертации представлен анализ статусных обращений, функционирующих в русском языке настоящего времени в религиозной и военной сферах, где существует строгая иерархия статусов. В среде религии система статусных обращений претерпела мало изменений по сравнению с обращениями XVIII – начала XX вв. Это связано с её закрытостью от влияния внешних факторов. В военной сфере система статусных обращений изменилась по сравнению с указанным периодом, так как в последнем случае обращения к военным регламентировались так же, как и в других сферах общественной жизни - «Табелью о рангах», и были ликвидированы. Но в настоящее время и в военной среде используется система статусных обращений, что связано с особенностями организации армии, с необходимостью чёткой иерархии здесь. Язык и лексика военно-профессиональной сферы отражают мировоззрение военнослужащих. Соблюдение норм общения санкционируется в служебном и дисциплинарном порядке. Речевое поведение говорящих и использование языка в военной среде обусловлено наличием специфического «подъязыка» уставов и инструкций, где «естественная жизненная среда ограничивается рамками функционально-ситуативного подхода». В военно-профессиональной среде нормы общения строго расписаны по определённым статьям уставов, наставлений, положений.

В дипломатической среде, в сфере власти, служебной, официальной, должностной деятельности продолжают употребляться общие формулы титулований и официально-почтительных статусных обращений XVIII – начала XX вв. (Ваше) Величество! (в дипломатической сфере), (Ваше) Превосходительство! и реже – (Ваше) Высокопревосходительство! Приведённые формы можно считать остатками системы статусных обращений XVIII – начала XX вв. Кроме них, как показало наше исследование, продолжают использоваться также и другие общие формулы титулований и официально-почтительных статусных обращений отмеченного периода, которые не употребляются в прямом значении в обыденном общении и представлены в словарях как слова, «вышедшие или выходящие из использования», с пометами, указывающими на период употребления («царская Россия», «старая Россия») (См.: Ожегов, Шведова 2003; Балакай 2005и др.)

В четвёртой главе «Особенности использования официальных формул титулований и статусных обращений XVIII – начала XX вв. в современном русском языке» анализируется употребление названных форм в языке настоящего времени в качестве обращений в сети Интернет на форумах и конференциях и в составе наименований различного рода на страницах печати и в сети Интернет.

Общие титулы и официально-почтительные статусные обращения XVIII – начала XX вв. (Ваше) Высокопревосходительство!, (Ваше) Превосходительство!, (Ваше) Высокоблагородие!, (Ваше) благородие! выступают в качестве, во-первых, вторичных языковых наименований, образованных с помощью техники метафоры (употребление вместо одного слова другого, обладающего общей с первым словом дифференциальной или коннотативной семой; утверждение о свойствах объекта на основе некоторого подобия с уже обозначенным в переосмысленном значении слова). Эти слова используются в составе номинаций, в соответствии с устойчивой публицистической традицией, не в денотативной, а в экспрессивной функции.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»