WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Интегративные свойства общности, выражающие «общностные» социальные качества определенной совокупности людей, и социальные взаимодействия, порождающие связи и взаимоотношения между ними, являются, с нашей точки зрения, наиболее значимыми чертами социальной общности. Именно согласованная коллективная деятельность людей, объединенных общими ценностями, интересами, нормами и образцами поведения, может представлять собой определенную социальную систему. Социальную общность, таким образом, можно определить как совокупность индивидов, являющихся субъектами социального действия, имеющих общие цели, ценности, интересы, совместная деятельность которых обеспечивается системой норм и образцов поведения. Данная формулировка является ключевым положением для определения социальных общностей.

В методологическом аспекте мы опираемся на позицию Н.Б. Костиной, согласно которой социальные общности подразделяются в зависимости от того, какой из признаков общности является общностнообразующим. В соответствии с этим выделяются:

- нормативно-целевые общности – социальные образования, в которых отношения и деятельность индивидов регулируются посредством определенной системы норм, направленной на реализацию поставленной цели (учреждение, фирма, предприятие и т.п.);

- доктринально-целевые общности, в которых взаимосвязь индивидов, включение их в общность базируются на приобщении их к единой доктрине, убежденности в ее истинности и в наличии у индивидов определенных целей, на достижение которых направлена их совместная деятельность. Именно такими и являются религиозные общности. Доктрина в данном случае составляет своеобразное ядро религиозной общности. Доктринальные идеи, разделяемые членами религиозной общности, детерминируют цели, систему норм, предписывающих поведение верующих и отношение их как к сверхъестественному, так и земному миру. Таким образом, религиозные доктрины имеют как собственно религиозный, так и социально-религиозный аспект, связанный с жизнью в этом мире. Поэтому единая доктрина является важнейшим интегративым признаком религиозной общности.

На основе исследуемого материала, религиозная общность рассматривается в работе с двух позиций. В более широком, номинальном значении религиозная общность - это образование (совокупность) людей, имеющих общие конфессиональные признаки. В более узком, реальном значении религиозная общность – это совокупность верующих, осуществляющих на основе единой доктрины совместную деятельность, направленную на достижение общих целей в специфических организационных и институциональных формах.

Религиозные институты служат для упорядочивания, организации религиозной деятельности, связей и взаимоотношений верующих между собой, другими общностями, государством и т.д. В качестве элементов религиозного института в диссертации рассматриваются конфессиональные нормы и правила, формализующие и регламентирующие связи верующих друг с другом. Религиозные нормы основываются на доктринальных положениях, изложенных в канонизированных текстах (Библия, Коран, Талмуд и др.), постановлениях церковных соборов, произведениях руководителей конфессий и т.д.

В историческом аспекте в диссертации выделяются следующие типы институциональных отношений: институционально нерасчлененные взаимоотношения (характерны для «народных» или «диффузных религий», социальным носителем которых были все представители религиозной общности); институционально смешанные отношения (характерны в большей степени для универсальных (мировых) религий, нормотворческим субъектом которых были государственные и религиозные организационные структуры, объединенные общностью конфессиональных идей и интересов); институционально дифференцированные взаимоотношения (здесь доктринальные религиозные и государственные нормы находятся в независимом, обособленном друг от друга состоянии. Такого рода взаимоотношения характерны для современных государственно-конфессиональных отношений).

В работе выделяются и такие интегративные составляющие, как конфессиональные институции (стереотипы мироощущения и мировосприятия верующего, создаваемые, закрепляемые и транслируемые религиозными общностями). Они способствуют формированию таких социально ангажированных чувств личности, как чувства единства, сплоченности, братства единоверцев на основе духовного родства, солидарности, спаянности, мировоззренческой близости, связанности моральными обязательствами, готовности прийти на помощь и т.д.

Вся деятельность людей, включенных в религиозные общности, в диссертации классифицируется по следующим направлениям:

- собственно религиозная или культовая деятельность;

- внекультовая религиозная деятельность;

- нерелигиозная деятельность религиозных субъектов: участие в решении социальных проблем общества – непосредственно изучаемое нами социальное служение.

Во втором параграфе первой главы «Социальное служение в контексте реализации государственной социальной политики» рассмотрены содержательные компоненты социального служения, изучены мотивы его осуществления, выявлена специфика социального служения в сравнении с видами деятельности, реализуемыми государственными учреждениями.

В научной литературе используются различные понятия, определяющие направления социальной деятельности. К ним относятся такие категории, как «социальная политика», «социальная защита», «социальная работа», «социальное обслуживание» и т.п. В настоящее время не только в публичных выступлениях церковных иерархов, в конфессиональных документах, но и в некоторых научных изданиях употребляется термин «социальное служение». Такое разнообразие понятий, определяющих социальную деятельность не только государственных учреждений, но и общественных объединений и религиозных общностей, зачастую приводит к путанице не только в определении субъектов социальной деятельности и ее предмета, но и специфики содержания самой этой деятельности. Поэтому, с нашей точки зрения, в современной отечественной социологической науке назрела острая необходимость в разграничении указанных выше понятий, вычленении обозначаемых ими видов деятельности, что позволило определить содержательные аспекты социального служения, выявить его специфику, роль в решении социальных проблем в современном российском обществе, в реализации государственной социальной политики.

Анализ социального служения религиозных общностей и оценка его значимости осуществляется в диссертации на основе изучения доктринальных оснований религиозной общности. Идеология социального служения в современной России получила свое выражение в официальных церковных социальных доктринах. Помимо Русской Православной Церкви Московского Патриархата свои социальные позиции были выражены протестантскими конфессиями, представителями мусульманства и иудаизма. Вместе с изложением основных принципов и направлений работы в этих концепциях подчеркивается главный мотив их социального служения, который базируется на духовно-практических основаниях фундаментальных доктринальных документов указанных конфессиональных направлений.

В работе подчеркивается, что социальное служение – это особый вид социальной деятельности. В ее основе лежит древнейшая религиозная традиция, заключающаяся в бескорыстном оказании помощи нуждающимся и неимущим. Основными понятиями, раскрывающими суть социального служения, являются милосердие и благотворительность.

По мнению диссертанта, понятие «милосердие» в социологическом измерении можно квалифицировать как вид социальной институции, который выступает в качестве внутренней регламентации человеческих взаимоотношений, в виде определенных чувственно-эмоциональных установок и стереотипов восприятия, мышления и мироощущения. Данная институция является психологическим источником для возникновения социальных связей, которые, впоследствии, получают дальнейшую регламентацию в качестве институциональных норм и ценностей. Выработанные религиозные нормы и ценности являются средством, механизмом социального контроля, инструментом для поддержания согласия и успешного функционирования общества.

Благотворительность же есть определенная основа социальной деятельности, ее важным мотивом выступает такая социальная институция, как человеческое милосердие. В религиозной деятельности благотворительность выражается в социальном служении, в основе которого могут находиться разные мотивы. На основе выделения мотивов благотворительной деятельности, автор выделяет виды социального служения: нравственно-религиозное, религиозно-прагматическое, прагматически-религиозное и прагматическое.

В диссертации подчеркивается, что отличительной особенностью социального служения религиозных общностей от социальной деятельности светских объединений выступает то, что основные принципы и нормы социального служения содержатся в священных книгах - Библии, Коране, Типитаке и др. Поэтому, суть благотворительного социального служения заключается в преобладании духовно-нравственных мотивов жизненного поведения над материальными. Согласно документам различных религиозных конфессий, социальное служение понимается прежде всего как осуществление благотворительности в виде как непосредственной помощи малоимущим и малообеспеченным, так и в виде создания определенных условий для социальной реабилитации нуждающихся членов общества.

На основе проведенного исследования в диссертации делается следующий вывод: социальное служение есть особый вид социальной деятельности религиозных общностей, основанный на религиозных принципах вероучения и милосердия и реализуемый в форме как непосредственной помощи нуждающимся, так и в форме создания благотворительных учреждений. В нем мотивы социальной деятельности перекликаются с мотивами религиозного служения. В узко-духовном смысле социальное служение ориентировано на нравственные ценности, сохранения души и надежду на вечное спасение. В широком смысле социальное служение выполняет функцию участия в реализации социальной политики государства – сохранения народа и внесения вклада в решение социальных проблем в обществе.

В настоящее время в отношениях государства и религиозных общностей наметился ряд проблем, которые определяют их современное состояние и рассмотрению которых посвящена вторая глава работы «Социальное служение как духовно-практическая деятельность религиозных общностей».

В первом параграфе второй главы «Социальное служение религиозных общностей в зарубежной и отечественной практике: история и современность» выявляется специфика мотивации и институциональной организации в деле благотворительности у общностей различных конфессий, дается скорректированная периодизация истории благотворительности в России, исследуется современная деятельность по социальному служению религиозных общностей в РФ.

В диссертации отмечается, что благотворительная деятельность имеет древние корни. Известно, что свою историю она ведет с первобытно-общинного строя и родоплеменного общества. Со временем, с появлением древних цивилизаций Египта, Китая, Индии и античного мира понятия гуманности и милосердия наполняются новым содержанием. Многие из них вошли в состав религиозно-нравственных кодексов, изложенных в доктринальных основах той или иной религии. Дальнейшее развитие идеи милосердия и благотворительной деятельности получили в монотеистических и традиционно распространенных в России религиях (буддизм, иудаизм, христианство, ислам). При всей схожести их общегуманитарного побуждения, различные религиозные системы по-разному трактуют принципы вероучительного подхода к социальному служению.

В результате исследования было выявлено, что социальное служение православной, католической и протестантских церквей основано на общехристианских принципах. Однако различие в их доктринальных подходах, а также исторически сложившиеся типы государственно-конфессиональных отношений наложили свой отпечаток как на мотивационные стимулы, так и на содержание и формы их социального служения.

Католические доктрины «добрых дел» и «сверхдолжных дел» призывают верующих активно осуществлять каритативную деятельность. Будучи исторически независимой от светской власти и располагая опытом организации и традициями благотворительности, а также приспособленными для этого иерархическими структурами, Католическая Церковь создала разветвленную благотворительную структуру, которая действует под ее покровительством.

В протестантском мировоззрении превалирует доктрина «мирского призвания». Согласно ей, повседневная мирская деятельность во всех ее многообразных проявлениях признается священной и богоугодной. Добросовестное исполнение своего земного призвания, своих земных дел представлялся для протестанта своеобразным актом богослужения. Но милосердие в протестантизме заключается не в милостыне или проведении различных благотворительных акций, а в том, чтобы спасти «душу верующего», нравственно обновить его, мобилизовать его внутренние силы на преодоление неблагоприятных обстоятельств. Здесь, по нашему мнению, протестантизм впервые в религиозной форме поставил проблему социально-реабилитационной и психотерапевтической функции социального служения и положил начало институализации социальной работы государства.

Специфика институциональной организации протестантской благотворительности - их устремленность к независимости от государственной (антиэтатизм) и церковной опеки в деле социального служения. Поэтому структуры, созданные под покровительством протестантских церквей, зачастую независимы и не связаны между собой, иногда даже внутри самой протестантской организации. В странах Запада такого рода объединения создаются под эгидой различных независимых фондов, ассоциаций, агентств и т.п.

В самосознании православного человека благотворительность воспринималась как разновидность «добрых дел», мотивированная, в основном, нравственно-религиозным и религиозно-прагматическим подходом. Специфика православной благотворительности заключается в исторической зависимости Церкви от государства. Это, с точки зрения диссертанта, наложило свой отпечаток на содержание и формы социального служения в России, в котором были слабо развиты независимые православные благотворительные ассоциации и добровольные организации.

Исследование истории социального служения в России показывает, что ее периодизация требует определенной корректировки. В диссертации она представлена в следующем виде:

- I этап – общинно-родовой – до конца Х в.;

- II этап – церковно-монастырский – рубеж X-XI вв. – конец XVII в.;

- III этап – государственно-церковный – рубеж XVII-XVIII вв. – до 1861 г.;

IV этап – универсальный – 1861 г. – начало ХХ в.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»