WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Теоретико-методологической основой исследования социального служения религиозных общностей выступают деятельностный, институциональный, системный подходы, субъект-субъектная парадигма. Последняя обусловила изучение социального служения как участия религиозных общностей в реализации государственной социальной политики, как проявления социального партнерства государства и религиозных объединений, позволила рассмотреть религиозные общности не как объект управленческого воздействия со стороны государства, а как реальный субъект-участник реализации социальной политики. Институциональный подход позволил выявить специфику институционального регулирования социального служения, механизмом которого выступают не только светские, но и религиозные институты. На основе деятельностного подхода социальное служение рассматривается как один из видов в структуре деятельности религиозной общности, а его содержание - как предмет взаимодействия государства и религиозных общностей в достижении целей государственной политики. Системный подход стал основанием для определения статуса религиозных общностей в системе деятельности по социальной защите и социальному обеспечению граждан России.

Эмпирическая база исследования. Теоретико-методологический анализ социального служения религиозных общностей в современной России опирается на результаты эмпирических исследований:

  1. Исследование, проведенное лично автором в 2008 году, имело целью изучение мнений представителей религиозных общностей разной конфессиональной принадлежности, действующих в Свердловской области, о значимости осуществляемого ими социального служения для решения социальных проблем, реализации государственной социальной политики. Использовался метод анкетного опроса, количество опрошенных - 400 человек. Среди опрошенных присутствовали представители православной, мусульманской, иудейской, протестантских религиозных конфессий, осуществляющих свою деятельность на территории Свердловской области, а также представители светского населения в возрасте от 18 лет и старше.
  2. Исследования на тему «Степень религиозности православных верующих» и «Отношение православных верующих к социальному служению РПЦ», проведенных кафедрой философии религии и религиозных аспектов культуры Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, проведенные при участии автора. Объект исследования – православная религиозная общность, тип выборки – стратификационный случайный отбор, количество опрошенных - 400 человек. Личный вклад автора – составление и редактирование вопросов анкеты, обработка и анализ полученных эмпирических данных.

Эмпирическую базу исследования составил также анализ официальных программных документов различных конфессий в современной России: Основы социальной концепции Русской Православной Церкви (2000 г.); Концепция развития взаимоотношений Церкви Христиан Веры Евангельской Пятидесятников с государством и его социальными институтами для обеспечения свободного развития и достойной жизни человека (2002 г.); Социальная позиция протестантских церквей в России (2003 г.); Основы социального учения Церкви Христиан Адвентистов Седьмого Дня (2003 г.); Социальная концепция Церкви Христиан Веры Евангельской «Победа» (2005 г.); Основные положения социальной программы российских мусульман (2001 г.).

Научная новизна исследования. Основные результаты исследования, определяющие его научную значимость, заключаются в следующем.

  1. Впервые проведено теоретическое и эмпирическое социологическое исследование социального служения религиозных общностей, выявляющее социальную значимость такого субъекта-участника реализации государственной социальной политики, который действует на основе институционального принципа отделения от государства.
  2. Предложена авторская типология деятельности религиозной общности, выделены такие виды деятельности как собственно религиозная, подразделяемая, в свою очередь, на культовую и внекультовую, и нерелигиозная, представленная социальным служением.
  3. Определена специфика социального служения религиозных общностей, заключающаяся в его доктринальной обусловленности, реализации исключительно на непрофессиональных и добровольных принципах. Доказано, что средствами регулирования социального служения являются не только светские, но и религиозные институты, роль которых подчас более значима, чем светских.
  4. Предложена периодизация истории социального служения Русской Православной Церкви с выделением четырех этапов в развитии этой деятельности православных объединений, на основе таких критериев как: 1) отношение государства и РПЦ в решении социальных вопросов, оказании помощи неимущим и нуждающимся; 2) институциональные основы взаимодействия РПЦ с государством при реализации социального служения. Выявлено значение исторического опыта социального служения РПЦ для его использования при реализации современной государственной социальной политики.
  5. Обоснована некорректность отождествления социального служения с благотворительностью и милосердием, несмотря на сложившуюся в философии и теологии практику. В результате социологического анализа социального служения благотворительность и милосердие определены как принципы, находящиеся в основе социального служения.
  6. Проведенные эмпирические исследования позволили доказать, что: 1) социальное служение оценивается самими религиозными общностями как важный вклад в реализацию государственной социальной политики; 2) участие в социальном служении выступает условием межконфессиональной толерантности; 3) осуществление социального служения позволяет религиозным общностям становиться полноправным субъектом гражданского общества; 4) наиболее результативным социальное служение будет в том случае, если представители разных исповеданий объединят свои усилия, реализуя социальное служение; 5) представители различных конфессий в случае наступления для них какой-либо сложной жизненной ситуации готовы принимать помощь как от государства, так и от других религиозных общностей, а не только от единоверцев и той организации, членами которой являются; 6) осуществление социальных функций во всем их многообразии, и прежде всего, связанных с социальной защитой (в узком значении этого термина), социальным обслуживанием, патриотическим и нравственным воспитанием, является «полем сотрудничества» общностей различной конфессиональной принадлежности, с одной стороны, и религиозных общностей и государства, с другой.

Основные положения, выносимые на защиту:

  1. Социологическое исследование социального служения религиозных общностей заключается в анализе следующих аспектов: 1) статуса религиозных общностей как субъекта-участника реализации государственной социальной политики, вносящего важный вклад в решение социальных проблем; 2) основных направлений, по которым религиозные общности выступают партнерами государства; 3) оценок самими членами религиозных общностей осуществляемого социального служения, его значимости для решения социальных проблем, для установления партнерских отношений с государством и общественными объединениями, для функционирования самой религиозной общности.
  2. Теоретическим основанием социологического исследования социального служения религиозных общностей в современной России выступает субъект-субъектная парадигма. Религиозные общности осуществляют социальное служение на добровольных началах, не «под давлением» государства, а прежде всего на доктринальных основаниях, изложенных в священных книгах разных религий, а также в богословских трудах и социальных концепциях конфессий. Религиозные общности посредством социального служения берут на себя выполнение определенного объема социальных сервисных функций, для реализации которых государство создает специализированные органы и учреждения, функционирующие за счет бюджета. Религиозные объединения осуществляют деятельность по социальному служению за счет собственных средств. Отношения между государством и религиозными объединениями являются проявлением социального партнерства в решении вопросов социальной сферы, непосредственного производства человека.
  3. Социальное служение – важнейший вид деятельности в общей структуре деятельности религиозных общностей. Представляя собой по содержанию нерелигиозную деятельность, оно имеет не только идейно-религиозную основу (доктринальную), но и культовое значение для каждого верующего, так как «творение» добра является условием достижения будущего спасения. С точки зрения содержания социальное служение для светского общества и государства – деятельность нерелигиозная, некультовая, но для самих религиозных общностей имеющая культовое значение, так как направлена на достижение не только земных, но и неземных целей.
  4. Важным средством регламентации и регулирования социального служения являются религиозные институты. Светские нормы определяют права и обязанности субъектов социального служения как элементов гражданского общества и граждан государства. Религиозные нормы устанавливают, как верующие должны относиться к этой деятельности, ее содержанию и значению для личности, общности, государства. Важную роль при осуществлении социального служения членами религиозных общностей, в отличии от деятельности сотрудников государственных учреждений, играют религиозные институции.
  5. Российский исторический опыт социального служения религиозных (прежде всего православных) общностей свидетельствует о наличии наработанных форм и направлений социального служения. Российская практика социального служения представлена как последовательность сменяющих друг друга четырех периодов. Накопленный опыт не только используется современными религиозными общностями, но и должен быть изучен государственными учреждениями и органами власти как условие осуществления взаимодействия при реализации социальной политики.
  6. Сотрудничество государства и религиозных объединений по вопросам социального служения необходимо и целесообразно, так как религиозные общности эффективно участвуют в решении насущных социальных проблем. Наиболее результативным социальное служение будет в том случае, если представители разных исповеданий объединят свои усилия, реализуя социальное служение. «Связующим», организующим звеном здесь должно выступать государство. Представителями религиозных общностей различной конфессиональной принадлежности, а также гражданами, не участвующими в деятельности религиозных общностей, социальное служение оценивается как важный вклад в реализацию государственной социальной политики.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в социологической интерпретации феномена социального служения религиозных общностей, развитии понятийного аппарата социологического исследования религиозных общностей, институциональных и доктринальных оснований их деятельности по социальному служению, выявлении социального служения религиозных общностей и государственной социальной политики как «поля» для взаимодействия государства и религиозных объединений, определении специфики социального служения как вида деятельности религиозных общностей.

Выводы, полученные в исследовании, могут быть использованы органами государственной власти и местного самоуправления при разработке и реализации государственной социальной политики, выстраивании адекватных форм взаимодействия с религиозными объединениями по привлечению их к решению проблем гражданского общества, а также в процессе преподавания курсов «Социология религии», «Социальная политика», «Религиоведение» и спецкурса «Государственно-конфессиональные отношения в современной России»; при составлении тематики курсов повышения квалификации преподавателей вузов и переподготовки государственных и муниципальных служащих.

Апробация результатов исследования. Основное содержание диссертационной работы отражено в 11 научных трудах по теме диссертации, опубликованных соискателем в 2005 – 2009 годах, в том числе работ, опубликованных в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией, - 3. Научные работы по теме диссертации представлены в виде 3 статей в научных журналах, 2 статей в сборниках научных статей, 6 статей в сборниках материалов всероссийских и международных научных конференций. Общий объем 3,7 п. л.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры теории и социологии управления Уральской академии государственной службы и рекомендована к защите.

Структура и объем диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения и списка литературы. Объем текста 203 страницы, список литературы содержит 223 наименования.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, характеризуется степень ее научной разработанности, определяются объект и предмет, цель и задачи исследования, обосновывается его теоретико-методологическая и эмпирическая база, раскрываются научная новизна и положения, выносимые на защиту, апробация результатов исследования.

В первой главе «Методология исследования социального служения религиозных общностей» проведен понятийный анализ феномена «социальное служение», выявлено его место в системе деятельности религиозной общности.

В первом параграфе «Деятельность религиозных общностей: сущность, структура, институционализация» проведен анализ подходов к определению понятия «социальная общность», который позволил определить содержание социального служения, его доктринальные и институциональные основания; рассмотрены основные виды деятельности религиозной общности.

В диссертации специальное внимание уделяется понятию «социальная общность». Поскольку религиозные общности представляют собой вид социальных общностей, их изучение позволило более глубоко и всесторонне выявить основные содержательные аспекты и специфику понятия «религиозная общность» в сравнении с другими видами социальных образований.

Проведенное исследование показало, что в отечественной и зарубежной социологической науке определение сущностного значения понятия «социальная общность» имеет сложный и противоречивый характер. Нами выделяются следующие основополагающие признаки социальной общности: ее характеризуют интегративные свойства общественной реальности; социальная общность основывается на взаимной зависимости людей друг от друга; взаимоотношения в социальной общности строятся не только на сознательном, но и на иррациональном уровне (если использовать терминологию Э. Дюркгейма) «коллективных представлений».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»