WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Особое место в группе синонимов стыда занимают диалектизмы. В Тихвинском районе Ленинградской области в качестве диалектного синонима стыда было зафиксировано слово опотко (безл. сказ.): Ходили девки в черных, грязных платьях, так опотко (стыдно) было, мы чистые носили (Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей: В 6 т. / Под ред. А.С. Герда. СПб., 1994-2005, т. 4. - СРГК). Можно лишь предположить, что данная номинация стыда также носит симптоматический характер, и значение стыда эта лексема приобрела от изначальной формы употить (Даль, т. 4) – опотеть – вспотеть, взмокнуть от стыда. В словаре зафиксирована только безлично-предикативная форма употребления этого слова.

В Подпорожском районе Ленинградской области и Пудожском районе Карелии сохранилась изначальная форма слова стыд – студ, а также производные от нее имена существительные (студы, остуда) и глагол обстыдиться: (1) Не дам денег – остуду (стыд, осуждение) от людей (CРГК, т. 4); (2) Возьмешь что-нибудь у кого-нибудь, одна остуда (стыд, осуждение) говорят (СРГК, т. 4); (3) Крещёны придут, дак обстыдиься, мусорья сколько; (4) Он обстыдился (испытал чувство стыда, устыдился): я говорю, в невесты она годится (СРГК, т. 4). В (1-3) иллюстрациях выделенные слова используются в форме деонтического стыдно, в (4) примере с помощью глагола обстыдиться (сов.) обозначено состояние стыда.

Студ (студы) требуют обращения к этимологии слова «стыд»: стыд – студ – “ощущение холода”; студъ – “стыд, поругание”. Старшее значение было «то, что заставляет сжиматься, цепенеть, коченеть» (П.Я. Черных, т. 2). В словаре русских говоров Низовой Печоры сохранилось слово студа(-ы, мн. ч.), используемое в первоначальном значении «холод»: Правда, век проживешь – всячины хватишь – и скуки, и муки, студы и нужи (Словарь русских говоров Низовой Печоры: В 2 т. / Под ред. Л.А. Ивашко. СПб., 2003, т. 4. - СРГНП). Стыд связан с ощущением холода, стужи; как и холод, он заставляет человека сжаться, замереть, т.е. изначально само название этой эмоции носило также симптоматический характер.

В Кирилловском районе Вологодской области записано слово огалавато (безл. сказ.) в значении «стыдно, неловко»: В одном платье огаловато (“неловко, стыдно, коротко”) в магазин-то идти. Платье уж оцень коротенько, огаловато старухе ходить (СРГК, т. 4). Возможно, что семантика стыда у этого слово сформировалась от диалектного галь – “насмешка, издевательство” (Фасмер, т. 1), галуха – “смех, проказа, потеха” (В.И. Даль); галушить (огалушить) (там же) – “насмехаться, издеваться”. Тогда огаловато – значит «смешно» с точки зрения окружающих и «стыдно» для самого субъекта эмоции. В приведенном фрагменте диалектной речи огаловато используется в деонтической форме.

Слово зарко, встречающееся в Белозерском районе Вологодской области и в Пудожском районе Карелии, многозначно. Первое его значение связано с завистью: А тебе что, зарко (“завидно”) За своими детьми смотри (СРГК, т. 2) второе – со стыдом: Как тебе не зарко (“стыдно”)! (там же). Возможно, это слово этимологически связано с зазрить – зазор – зазорный. Зазор, в толковании В.И. Даля, – “срам, поношение; укор совести” (в диалектах и просторечии встречается словосочетание совесть зарит). В словаре Д.Н. Ушакова зазор – “позор, стыд, бесчестье” (Ушаков, т. 1). Зазорный, -ая, -ое (прост.) – “постыдный, достойный осуждения” (С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова). Несомненна связь этой лексемы с диалектным и просторечным зазорно, зазорный, т.е. “позорный, постыдный”, которые нередко используются и носителями литературного русского языка (чаще – с частицей не):

Зазорно ему хвост-то поджать и от своего банкирского слова отказываться (Б. Акунин. Левиафан); И ничего зазорного в том, что ты примешь от него этот подарок (А.Маринина. Воющие псы одиночества); Ничего нет ни страшного, ни зазорного, если ты этого пока не то что не понимаешь, а не чувствуешь (Т. Устинова).

Симптоматический (физиологемный) способ передачи семантики стыда представляют диалектные красеть, рыжеть, обзариться.

В просторечной и жаргонизированной, особенно молодежной, речи в качестве аналога номинации стыда встречается лексема западло. Чаще всего с ее помощью передается деонтическое стыдно, но иногда она может использоваться и для обозначения состояния стыда, например:

Идти к маменьке на поклон, просить, чтобы она, как ответственный квартиросъемщик, подписала бумаги, мне западло… (Д. Донцова. Микстура от косоглазия).

Параграф «Выражение состояния стыда в современном русском языке» посвящен языковой репрезентации непосредственной, не всегда осознанной реакции субъекта состояния стыда на переживаемую ситуацию.

У состояния стыда нет прямого вербального выражения (в узком смысле слова), как не может выражаться, в отличие от одномоментного эмоционального взрыва, аффекта, практически ни одно эмоциональное состояние, которое длится во времени, а следовательно, нет и специфических междометных маркеров, выражающих это состояние. Стыд, как правило, молчалив или немногословен. Неспецифическими маркерами стыда можно считать многофункциональные междометия Ах!, Ох!, Ой!, восклицания О Боже! и другие, которыми сопровождается большинство эмоций человека. Напр.:

«Ой, какой срам! Ой, срам какой! Он че, самдели последнюю голову потерял! Как он опосля того в глаза людям хочет смотреть! Как он по земле ходить хочет О-ё-ёй!» (В. Распутин. Четыре повести).

Такие междометия, как Ай-ай-ай! и Фу! связаны с актом стыжения, а не с эмоциональным состоянием стыда.

В устной речи эмоции с семантикой стыда выражаются чаще всего с помощью паузации, изменения темпа, ритма речи, силы и высоты голоса, то есть, прежде всего, с помощью интонации, что на письме отражается пунктуационно (обычно многоточием) или с помощью помет, ремарок в текстах, связанных с описанием эмоционального состояния человека.

Состояние стыда может выражаться также с помощью номинантов стыда – имен существительных и слов категории состояния, очень редко глаголов, при условии, что они называются самим субъектом эмоционального состояния в тот момент, когда он его испытывает. Обычно в таких случаях эти лексемы осложнены усилительными частицами или местоимениями: то, как, какой и т. п., напр.: Какой стыд! Стыдно-то как! В просторечии и диалектах распространено использование лексем стыдоба, стыдобушка, стыдобища. В словарях современного русского языка эти слова снабжены пометами «народно-поэтическая речь». Тем не менее, они перешли в литературный язык, так как их гиперболизованная форма наиболее ярко выражает то внутреннее состояние, которым сопровождается стыд. Напр.:

Все знать, все понимать и не суметь внятно изложить! Позор. Стыдоба(А. Маринина. Соавторы).

В параграфе «Описание состояния стыда в современном русском языке» дана типология способов описания состояния стыда. Анализ художественных текстов и спонтанной устной речи позволил выделить следующие наиболее типичные способы:

1) проективный (соматический) способ, который заключается в передаче семантики стыда через его внешние проявления: описание спонтанных движений, жестов, мимики, изменения характера звучания речи, физиологических изменений в организме человека. Этот способ широко используется не только в литературном языке, но и в диалектах, и в просторечии (с использованием свойственной им лексики).

Проективный способ включает следующие разновидности:

а) кинемный (описание двигательных реакций человека, испытывающего стыд, его жестов, поз): попытка скрыться с глаз человека, перед которым стыдно, закрыть лицо руками, опускание головы, стремление сжаться, опустить глаза, совершение немотивированных движений и т. п.), напр.:

Я их раздавил своими уликами, они закрыли лицо, оба, и покаянно раскачивались на лавке, в такт моим обвинениям (В. Ерофеев. Москва – Петушки); И пусть он чуть-чуть сутулится от смущения своим ростом. Надоели незакомплексованные… (Г. Щербакова. Женщины в игре без правил);

б) физиологемный (текстовые представления внешнего выражения физиологических реакций организма человека на состояние стыда, не регулируемых волевым усилием: покраснеть, вспотеть, задыхаться, закашляться, замереть), напр.:

Мадам Куценко обернулась, вспыхнула и, бесстрастно улыбнувшись Николасу, спустилась по ступенькам вниз. Хозяин же, тоже покашляв, счел нужным задержаться – должно быть, от смущения (Б. Акунин. Внеклассное чтение); Шурик взмок, уличенный. Он сидел красный, как на экзамене по химии, когда сказать ему было совершенно нечего… (Л. Улицкая. Искренне ваш, Шурик);

в) просодемный (менее частотный способ, при котором описываются изменения характера звучания речи субъекта состояния, его непроизвольные звуковые реакции: мямлить, лепетать, заикаться, сипеть и т. п.), напр.:

Деликатная Машенька покраснела и пролепетала: «У вас это, юбка, ну, в общем»… Валентина Сергеевна глянула вниз и обнаружила, что стоит перед аудиторией в прелестной белой блузочке и … в одних чулках. Несчастная взвизгнула, схватила шубу… (Д. Донцова. Гадюка в сиропе);

2) указания на последствия, к которым состояние стыда может привести (становится плохо, чуть не умер от стыда и т. п.), напр.:

Они идут молча, не поднимая глаз, впереди, осунувшийся и постаревший, идет Андрей Иванович (Л. Филатов. Любовь к трем апельсинам);

3) отражение стыда через описание тех качеств, которых стыдится или стесняется человек (слишком высокий рост, неопрятность или недогадливость):

…На приемах она всегда чувствовала себя неуклюжей дылдой… (Т. Устинова. Мой личный враг);

4) описание отношения к себе и окружающим людям человека, совершившего постыдный поступок (презирать, ненавидеть … себя или других):

Председатель предметной комиссии с чувством глубокого отвращения к мальчику, к самому себе и к ситуации, в которую они все попали, поставил в ведомость пятерку (Л. Улицкая. Медея и ее дети);

5) сопоставление испытываемых человеком чувств с состоянием окружающего мира, эмоциональным состоянием других людей, напр.:

Я остановился и сел на истертый дорожный камень на краю дороги. Было невозможно жарко. Я чувствовал себя разбитым и подавленным; не помню, чтобы когда-нибудь я бывал себе так отвратителен. Кислая вонь шампанского, пропитавшего мою папаху, казалась мне в тот момент подлинной визитной карточкой моего духа. Вокруг равнодушное оцепенелое лето, где-то лениво лаяли псы, а с неба бесконечной пулеметной очередью било раскаленное солнце (В. Пелевин. Чапаев и Пустота) – состояние героя передает описание его физических ощущений от окружающего: нещадно палящего солнца, запаха вина, звуков собачьего лая;

6) отсылка слушателя (читателя) к общеизвестным, стереотипным ситуациям:

Испытали ли вы когда-нибудь унизительное, жгучее чувство стыда и раскаяния за ненароком оброненное вами и даже не замеченное горькое или язвительное слово, которое, как оказалось, запало в душу обиженного вами человека и принизило его в его же собственных глазах Это чувство испытывал сейчас я (В. Поляков. В чем наше спасение) – прием помогает слушателю перенести знакомые ему ощущения на описываемую ситуацию, представить себе то, что испытывает рассказчик, более ярко. Этот прием чаще всего встречается в художественных и публицистических текстах;

7) «парадоксальный» способ отражения состояния стыда, то есть, описание неадекватной реакции человека, испытывающего стыд: улыбка или смех, а иногда и грубость вместо извинений, напр.:

«…Она выгнала из дома сына, когда он женился, потом выгнала из дома мужа, когда он заболел, а потом выгнала дочь, которая поселилась в подвале с друзьями! Просим женщину сюда! Она совершенно одинока, и машина «мерседес» была бы ей лучшим другом!» Внезапно эта женщина, вышедшая из десятого ряда, махнула рукой, повернулась, странно улыбаясь, пошла к выходу (Л. Петрушевская. Настоящие сказки); «А что ж это у вас с голоском, дочка В дороге простудились или природой дадено» «Голос мой оставьте в покое!» – Саня резким движением засунула руки в карманы юбки, отодвинула в стороны локти и стала удивительно похожа на драчуна, прятавшего камни про запас (Б. Можаев. Рассказы);

8) использование средств словесной выразительности, в частности – метафор (специфические метафоры, связанные со стыдом: от стыда под землю провалиться; кошки на душе скребут).

Иногда описание эмоции сочетается с ее непосредственной, прямой номинацией. Это помогает слушателю (читателю) более полно и четко представить себе, что именно испытывает человек, чья эмоция описывается. Если при этом используется гипероним стыд, то можно более полно представить себе, о какой именно форме стыда, называемой одним из его синонимов, идет речь. Если названа одна из эмоций группы стыда, то дается представление о том, насколько остро переживает ее субъект эмоции.

В разделе «Характеристика номинативно-функционального поля состояния стыда в современном русском языке» представлена общая структура поля стыда, его ядерная и периферийная части. Номинативно-функциональное поле стыда в современном русском языке может быть охарактеризовано как моноцентрическое поле, имеющее следующую структуру.

Ядро поля составляют прямые номинанты состояния стыда, обозначаемые лексемами стыд, стыдно, стыдиться, устыжен (пристыжен), максимально воплощающими значение понятийной категории стыд и являющимися стилистически нейтральными лексическими единицами. Функцию доминант поля выполняют лексемы стыд, стыдно, стыдиться, но наиболее точно отражает состояние стыда предикативное наречие стыдно. В ядро входит и такой метафорический способ описания стыда, как провалиться сквозь землю, являющийся специализированным средством отражения семантики стыда в разговорной речи.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»