WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Как известно, общенародный русский язык представляет собой целостное, системное явление. Поэтому и комплексный подход предполагает изучение языковых и речевых единиц как в стандартизированном (литературном) языке, так и в субстандартах. Важными единицами этой системы являются формы существования языка, языковые социальные пласты: литературный язык со своей устной разновидностью (разговорная речь), местные диалекты и современное городское просторечие. Каждый из этих компонентов национального русского языка обладает определенной, большей или меньшей, автономностью и может варьироваться по своему лексическому составу или особенностям произношения и грамматики, что делает каждую разновидность языка особой подсистемой, относительно самостоятельным «подъязыком». При изменении одного из составляющих макросистемы языка изменяются и все остальные, взаимосвязанные с ним принадлежностью к одной системе, элементы. Так, распространение русского литературного языка с помощью СМИ, повышение уровня образования населения в отдаленных уголках России, изменение условий жизни сельского населения привели к постепенной утрате значимости и удельного веса в системе языка территориальных диалектов. Это, однако, не свидетельствует об их бесследном отмирании. Фрагменты диалектной системы (чаще всего – лексические) переходят в городское просторечие, иногда в жаргоны, а из них в разговорный язык, где некоторые из них «узакониваются», пополняя словарь литературного языка.

Разграничение функциональных форм национального русского языка наиболее очевидно отражается в понятиях стандарт, субстандарт и нонстандарт. Стандарт (литературный язык) представляет собой систему кодифицированных средств на всех уровнях существования языка. К субстандарту относятся разновидности языка, обладающие системными признаками на всех его уровнях (таковы, напр., региональные диалекты). Нонстандарт включает языковые формации, не представляющие систему и распространенные на лексико-фразеологическом уровне (например, жаргон, мат). При этом данная дифференциация не является статичным (З. Кёстер-Тома, 1993).

Итак, национальный (общенародный) язык подразделяется на две большие подсистемы: литературный язык, представляющий собой языковой стандарт и включающий в себя кодифицированный язык и некодифицированную разговорную речь, а также нелитературные формы бытования языка, образующие субстандарт (территориальные диалекты) и нонстандарт, который включает социолекты, жаргоны, арго, сленг и условно – просторечие, которое занимает промежуточное положение между субстандартом и нонстандартом. Разговорная форма литературного языка, относясь к стандарту, включает в себя элементы просторечия и диалектов. Все подсистемы языка являются взаимопроникающими и взаимопроникаемыми, несмотря на то, что каждая из них является именно микросистемой, поэтому изучать их необходимо в тесном единстве.

Вторая глава – «Семантика стыда в современном русском языке. Номинативно-функциональное поле стыда» – посвящена анализу языковых единиц с семантикой состояния стыда, образующих номинативно-функциональное поле стыда.

В разделе «Стыд как одна из основных человеческих эмоций человека» основные проблемы изучения семантики стыда в современном русском языке рассматриваются с привлечением результатов исследования стыда в социально-философской и психологической интерпретации.

Стыд является социальной, этической эмоцией (А.А. Гусейнов 1989; В.Г. Кротов 1997; Н.Л. Чулкина 2003), которая по-разному проявляется и репрезентируется в речи представителей разных социальных слоев.

Стыд относится к социальным базовым (генетически первичным, базисным) эмоциям, которые Ю.Д. Апресян называет также окультуренными (Ю.Д. Апресян 1995). Принятая в психологии и лингвистике теория базовых эмоций (А. Ортни 1995; К.Л. Изард 2003; Н.К. Красавский 2001) позволяет преодолеть некоторые трудности, связанные с распознаванием и точной идентификацией эмоций, описанных в текстах, особенно художественных, а также объяснить обилие синонимических рядов, номинирующих одну и ту же эмоцию. Стыд связан с такой первичной базовой эмоцией, как страх. Это является причиной сложностей, возникающих при языковой репрезентации и различении эмоции стыда и других эмоциональных состояний, основанных на страхе и вторичных по отношению к нему. Например:

С тех пор, как случился с ней ее последний приступ, несомненный и долговременный абсанс, выключение сознания, отмеченное и ею самой, и окружающими, голос ее звучал нетвердо, интонация речи вопросительно-сомневающаяся. Значит, эти ее выпадения сопровождаются ощущением дереализации… Что это Ложные воспоминания Гипногенные галлюцинации Он взял ее за руку: « А где ты видела эти кактусы» Она смутилась, встревожилась: «Не знаю, может быть, у Томочки…» ( Л. Улицкая. Казус Кукоцкого).

Героиня романа Л. Улицкой чувствует, что у нее что-то не в порядке, и это чувство порождает одновременно неуверенность в себе, смущение и страх. Вероятно, стыд, сомнение и, скорее всего, некоторые другие отрицательные эмоции имеют общий психо-семантический источник, связанный с разными интерпретациями чувства страха, которое является у человека врожденным.

В раздел «Стыд как эмоциональное состояние» рассматриваются семантические разновидности стыда.

Исходное и принципиальное условие предлагаемого лингвистического анализа – разграничение языковых единиц, в том или ином виде репрезентирующих понятие стыда, на деонтическое «стыдно», эмоциональное состояние стыда и процесс стыжения. Под деонтическим «стыдно» понимается оценка безнравственного поступка в форме обобщенного этического вывода, предостережения со стороны, то есть стыд как долженствование. Напр.:

Стыдно-то как плакать большому, взрослому … (Г. Щербакова. Мальчик и девочка); Везде всегда выгоду ищут – ну не стыдно ли (В. Распутин. Четыре повести); Стыдитесь сеять зло (Плакат в метро).

Эмоциональное «стыдно» подразделяется на эмоциональное состояние стыда и процесс стыжения. Эмоциональное состояние стыда – это выражение, описание или оценка человеком своего или чужого эмоционального состояния в результате совершения неблаговидного поступка, который выражают, называют или описывают. Напр.:

Она будто чего-то стыдилась: то ли собственной бестолковости, то ли своей убогой одежды (Т. Толстая. Двое).

Процесс стыжения – это оценка человеком конкретного чужого неэтичного поступка и призыв отказаться от нарушения этических правил, испытав чувство стыда. Напр.:

Как вам не стыдно! Вы не имели право применять насилие! (Б.Акунин. Ф.М.).

Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению исключительно эмоционального состояния стыда.

В разделе «Способы репрезентации состояния стыда в современном русском языке» описываются номинация, описание и выражение стыда.

В параграфе «Номинация состояния стыда в разных функциональных пластах современного русского языка» анализируются и описываются лексические средства репрезентации состояния стыда: приводится семантическая типология номинаций состояния стыда, рассмотрены значения основных номинаций стыда в русском литературном языке, в просторечии и в некоторых региональных диалектах.

Номинация стыда осуществляется с помощью квазисинонимов стыда. Анализ синонимических словарей позволяет выделить несколько синонимических рядов с доминантой стыд: стыд – смущение, конфуз, стеснение, неудобство, неловкость; чувство вины, муки совести; стыд – позор, бесчестье, бесславие, срам (разг.); стыдоба (разг.) – стыдобища (БТСРС 2005) – остуда (СРГК 1999) – страм (прост., диал.) – страмнина (диал.). (СРГНП 2005) – постыдок (СРГК 1999). С эмоциональным состоянием стыда, связаны следующие синонимические ряды: стыд – смущение – конфуз – стеснение – неудобство – неловкость - чувство вины – муки совести – совесть зазрит (прост.) – стыдоба (прост.) – стыдобушка (прост.) – студы (диал.); (по-, у-)стыдиться – смущаться – (с-)конфузиться – (по-)стесняться – (по-)совеститься – краснеть – красеть (диал.) – рыжеть (диал.) – обзариться (диал); стыдно – неловко – неудобно – совестно – зазорно (прост.) – опотко (диал.) – огловато (диал.) – зарко (диал); устыжен (пристыжен) – смущен – сконфужен – виноват – усовещен. Лексемы позор, срам чаще всего используются для оценки проступков субъекта со стороны иного лица или общества в целом. Доминантами данных синонимических рядов (базисными номинантами эмоции) являются лексемы стыд, стыдиться, стыдно, устыжен. Доминанты аккумулируют в себе инвариантные компоненты значений лексем с семантикой состояния стыда. Проведенное исследование позволило выделить следующее инвариантное значение категории «стыд»: дискомфортное эмоциональное состояние человека, возникающее при нарушении им принятых в обществе норм и правил поведения (этических или этикетных) и заключающееся в разной степени глубины и интенсивности переживаниях, которые зависят как от причины данного состояния, так и от личностных особенностей человека, его переживающего.

Слова в составе синонимических рядов, обозначающих состояние стыда, имеют как общие, так и специфические черты, сконцентрированные наиболее обобщенно в прямых номинациях рассматриваемого состояния. Лексема стыд и ее дериваты могут обозначать как стыд внешний (проявляющийся только в присутствии «зрителей»), так и стыд внутренний (стыд перед самим собой), тогда как совестно (совеститься) всегда репрезентирует глубокие внутренние переживания данной эмоции. Стеснение (стесняться) обозначают, в первую очередь, внешний стыд, а неудобство (неудобно), неловкость (неловко), смущение (смущаться, смущен) могут быть связаны как с внешним, так и с внутренним стыдом. Использование лексем, обозначающих акт совещения, всегда связано с состоянием, которое четко осознается субъектом эмоции, тогда как лексемы, обозначающие стыд, смущение, стеснение, неловкость, неудобство, могут приобретать в тексте значение неопределенности, смутности испытываемого чувства (отсюда: смутное чувство стыда /неловкости, неудобства, смущения).

Причины у рассматриваемых эмоциональных состояний, которые номинируются данными лексемами, очень схожи, но у каждого из них могут иметь и свою специфику, о чем также свидетельствует анализ языкового материала. Словами совесть, совестно, совеститься обозначаются серьезные отклонения от моральных норм, в то время как неудобство, неудобно или неловкость, неловко связаны с менее серьезными проступками. Смущение, смущаться и стеснение, стесняться часто сопряжены с обозначением отклонения от этикета, тогда как стыдно является последствием как серьезных, так и незначительных негативных действий человека. Поэтому гораздо более глубокие и интенсивные переживания связаны с чувством вины и муками совести (внутренний стыд).

Несмотря на то, что самыми сильными эмоциональными переживаниями являются стыд и «совещение», каждое из рассматриваемых состояний само может проявляться с той или иной степенью интенсивности, о чем свидетельствует сравнительный анализ языкового материала. Так, стыдно, совестно, неудобно или неловко может быть чуть, немного либо, напротив, очень, страшно, жутко, мучительно, безумно. Немного стыдно может при этом соотноситься с неудобно, а ужасно неловко – со стыдно или совестно. Эти состояния могут изменять свою интенсивность, о чем свидетельствуют встречающиеся степени сравнения (реже – синтетическая, чаще – аналитическая форма): стыднее (редко - совестнее), еще более стыдно (совестно, неудобно, неловко). Длительность этих состояний зависит от степени их глубины и интенсивности. Растянуты во времени бывают состояние стыда и муки совести, неудобство и неловкость скоротечны. Стыд, вина и муки совести могут преследовать человека годами. Ср.:

Она испытала мимолетное чувство смещения… и Теперь Борису Иммануиловичу предстояло всегда жить с ощущением вины… (Д. Донцова. Доллары царя Гороха)

Наиболее глубокие состояния могут быть даже отсрочены во времени от их причины:

Они так отвратительно себя вели… Стыдно ей стало уже дома (Г. Щербакова. Мальчик и девочка).

Стыдящемуся человеку «зритель» не обязателен, совести – не нужен, в то же время неудобство, неловкость, стеснение и смущение чаще всего требуют его присутствия. Неудобно или неловко перед собой практически не бывает. Совестно может быть только за себя, тогда как состояние стыда, неудобства, неловкости человека может испытывать и за чужие слова, действия. Совестно, в отличие от остальных квазисинонимов, означает индивидуальное ощущение субъекта, не допуская обобщения. Так, нельзя сказать: совестно сдавать некачественную работу, но можно: мне совестно сдавать некачественную работу, тогда как деонтические конструкции типа: неудобно беспокоить усталого человека имеют полное право на существование.

Состояния стыда, неудобства и неловкости сопровождаются достаточно яркими общими для этих эмоциональных состояний внешними проявлениями, тогда как совестно может протекать без каких-либо внешних изменений. Глубина эмоции компенсируется внешней неприметностью. С этим связано практическое отсутствие кинем, просодем, физиологем в описании совещения.

В проявлении и обозначении состояний с семантикой стыда важную роль играют личностные особенности того человека, который эти состояния испытывает. Проанализированные языковые примеры свидетельствуют о том, что у разных людей стыд может быть вызван разными причинами и по-разному проявляться в разных ситуациях. Один и тот же проступок у одного человека может вызвать стыд, у другого – легкое неудобство, а у третьего – агрессию или равнодушие.

Практически все квазисинонимы стыда имеют симптоматический характер, и только совестно и его дериваты, а также чувство вины связаны не с симптоматикой стыда, а с глубоким осознанием недостойности содеянного.

Интересно то, что в разных контекстах лексемы стыд, стыдно, стыдиться могут иметь разные коннотации: так, можно различать стыд-смущение, стыд-вину, стыд-неудобство и т. п.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»