WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Различны и распределения впускных индивидуальных погребений в материке и насыпи по секторам курганов (196 и 69 комплексов на расстоянии 3 м и более от центра) при сохранении общего порядка – большей «нагруженности» диагональных секторов. Характерны сосредоточение основной массы материковых погребений в восточной поле (суммарно СВ, В и ЮВ – 64,8% против ЮЗ, З и СЗ – 23,0%), предпочтительность северо-восточного направления (28,6%) в целом и восточного направления (16,3%)- среди основных. Погребения в насыпи существенно чаще попадают в западную полу (ЮЗ, З и СЗ – 46,4%) максимально концентрируются в юго-восточном секторе (24,6%), среди основных направлений лидирует западное (11,6%). «Дополнительность» в порядке размещения двух видов комплексов («сдвиг» погребений в насыпи в западном и южном направлениях, при том, что погребения в материке больше тяготеют к восточной и северной) проступает четче в выборке курганов с основным восточноманычским погребением.

Анализ связи ориентировок погребенных с местом в кургане показывает, что у погребений в насыпи система размещения, свойственная материковым захоронениям (впускное погребение или ориентируется по основным направлениям, воспроизводя традиционную ориентировку основного погребения, или разворачивается в диагональном направлении перпендикулярно радиусу, соотносясь тем самым с отмеченным основным погребением центром), претерпевает деформацию: большее число погребенных головой на ЮВ ложится в основные сектора или в диагональные (ЮВ, СЗ), но вдоль радиуса.

3.2. Размещение категорий вм погребального инвентаря по «ярусам» кургана. Размещение массовых категорий погребального инвентаря в кургане (посуда, курильницы, бронзовые ножи и шилья) соответствует в общих чертах статистической картине размещения погребений по секторам в нижнем и верхнем «ярусах». Сравнение тех же двух выборок по концентрации массовых находок убеждает в существенно большей бедности погребений в насыпи. По большинству показателей – доля комплексов с керамическими курильницами и жаровнями, каменными пестами и каменными орудиями/предметами в целом, костями животных, костяными орудиями/предметами, массовыми (бусы и пронизи) и престижными (металлические височные кольца) украшениями, следами красной краски – впускные погребения в материке превосходят погребения в насыпи в 2-5 раз. Исключение составляет посуда, одинаково представленная в погребениях в материке и насыпи (57,7% и 56,9%). Редкие «престижные» вещи (повозки, бронзовые тесла и долота, каменное оружие), сосредоточены в материковых погребениях и в восточной поле.

3.3. Ярусные могильные сооружения «склепы». Подробно рассматриваются 3 случая кумулятивных совместных погребений (в том числе 1 поликультурное погребение) и 8 случаев прямого перекрывания в материке могильных сооружений (в том числе 6 случаев перекрывания восточноманычскими погребениями более ранних). Сохранение более древних захоронений, использование их конструкций для совершения повторных/впускных захоронений, чаще расположенных выше, присутствие среди последних останков детей и подростков позволяют предполагать существование традиции «наследования» могильного сооружения, которое вместе с более поздней достройкой может рассматриваться как своего рода «склеп». Применительно к разнокультурным захоронениям, очевидно, уверенно можно говорить лишь о существовании «идеологической парадигмы» предковых отношений. Существование традиции ярусных могильных сооружений позволяет трактовать выявленную ярусность структуры кургана в рамках той же парадигмы.

Принимая во внимание весьма вероятную гипотезу о соотнесенности в восточноманычском погребальном обряде могилы с повозкой - кровом, можно высказать предположение об отражении в системе размещения комплексов в кургане планиграфической структуры большесемейного стойбища, в котором индивид занимал место в соответствии со своим статусом в системе семейных отношений. Поскольку большинство восточноманычских комплексов впущено в курганы с основным довосточноманычским погребением и при этом чаще всего по одному-два, можно думать, что социально-семейные отношения в большинстве случаев не копировались, а заново моделировались в пространстве кургана.

Глава 4. Обрядовые особенности погребений различных возрастных групп состоит из 2 основных разделов, в которых данные индивидуальных и совместных синхронных погребений рассматриваются по выделяемым возрастным группам, а также - из-за недостатка данных кратко и предварительно – в рамках разделения по полу.

4.1. Индивидуальные погребения. Захоронению в курганах подлежали умершие различных возрастных групп: «младенцы» (дети раннего возраста, 0-2 года, 13 комплексов - 2,8 %); «дети» (дети 1 возраста, 3-7 лет, 55 комплексов - 11,8%), «подростки» (дети 2 возраста, 8-15 лет, 57 комплексов - 12,2%), «взрослые» (старше 15 лет, 342 комплекса - 73,2 %). По-видимому, младенцев, как правило, не погребали в курганах до определенного момента их социализации, отделения от матери в качестве самостоятельного индивидуума. Возможно, не попадала в курганы и часть умерших детей 1 возраста.

Группы погребений сравниваются между собой по месту расположения комплексов в курганах и ориентировкам погребенных. Отмечается практически полное отсутствие основных курганных погребений индивидуумов младшего возраста (младенцы – 0, дети – 1, подростки – 2 основных погребения). По такому показателю, как «уровень дна могильной конструкции», отличную от других групп картину дают младенческие погребения, в значительной мере (66,7 %) сосредоточенные в теле насыпи больших (высотой более 1 м на момент раскопок) курганов.

Распределения погребений всех четырех возрастных групп по секторам курганов принципиально не различаются. Однако у трех младших групп (суммарно) преимущественная заполненность диагональных направлений (74,4% комплексов) более четко выражена, чем у взрослых (67,2% комплексов).

Тяготение младших групп (особенно детей и подростков) к направлению на ЮВ (28,1%), наряду с «классическим» - на Ю (28,1%), видно в распределении ориентировок погребенных (у взрослых, соответственно 16,5% и 40,5% комплексов).

Обсуждаются следующие особенности формирования возрастного состава погребений в отдельных курганах:

- впускным индивидуальным погребениям младенцев и детей в курганах в большинстве случаев сопутствуют однокультурные погребения взрослых – как мужчин, так и женщин, основные или впускные, индивидуальные и совместные;

- в 8 из 31 курганов, содержавших впускные восточноманычские погребения младенцев и детей, где не было однокультурных погребений взрослых, погребения подростков и/или детей (или взрослых/подростков с детьми) присутствовали в более раннем пласте – ямном или северокавказском;

- имеются редкие случаи формирования в пределах кургана особых детско-подростковых моно- и поликультурных кладбищ из 2-5 погребений.

В целом можно сказать, что доступ на общинное кладбище открывался для индивида постепенно: младенцы хоронились в курганах в экстраординарных случаях, дети – существенно чаще, но, как и младенцы, при условии наличия погребений взрослых. Статус подростков в этом отношении приближается к статусу взрослых – по-видимому, их хоронили на семейно-родовом кладбище без ограничений.

Рассматривается представленность различных категорий инвентаря в погребениях четырех возрастных групп.

Курильница - единственный предмет, появляющийся с одинаковой регулярностью в погребениях всех четырех групп (23,1 - 27,3% комплексов). Такие категории как керамическая посуда (52% - 100%), кости животных (10,5% - 23,1%) и украшения (бусы, пронизи) (22,5% - 46,2% комплексов) встречаются одинаково часто в погребениях детей, подростков и взрослых и существенно чаще (в 2 раза и более) – в погребениях младенцев. Следы красной краски (охры) наиболее концентрированно представлены также у младенцев (5/38,5%), слабее у детей (12/21,8%), еще меньше у подростков и взрослых (8/14,0% и 50/14,6% комплексов). Превосходя остальные по числу погребений с украшениями, младенческая группа существенно уступает более взрослым в разнообразии материалов и многочисленности бус и пронизей.

«Классический» состав «жертвенников» из костей мелкого рогатого скота (череп/челюсть или череп/челюсть и нога/ноги животного), помимо младенцев (все 3 комплекса с костями животных), лучше всего представлен в детских погребениях (6 из 7 комплексов с костями животных), слабее – у подростков (2 из 9 комплексов) и взрослых (11 из 36 комплексов). В младенческих и детских погребениях в большинстве случаев отсутствуют находки костей, которые можно было бы трактовать как «жертвенную» или «напутственную» пищу.

Четко оформленные каменные орудия отсутствуют в погребениях младенцев и детей. В них встречены (3 комплекса – у младенцев, 2 комплекса – у детей) именно каменные предметы (чаще - просто камни без следов обработки), иногда напоминающие фишки или антропоморфные фигурки, иногда – из-за наличия отверстия – амулеты. Что касается орудий/предметов из кости (по группам, начиная с младенцев, 3/23,1%, 11/20,0%, 17/29,8% и 33/9,6% погребений), то во всех трех младших группах резко преобладают комплексы с астрагалами: младенцы - 2 (66,7%), дети – 8 (72,7%), подростки – 13 (76,5% от числа комплексов с орудиями/предметами из кости) погребений, причем иногда количество астрагалов достигает нескольких десятков, чего не бывает в могилах взрослых, где в 6 комплексах представлены по 1-3 экземпляра (18,2% от числа комплексов с орудиями/предметами из кости).

Вышеописанными категориями предметов ограничивается состав инвентаря погребений детей раннего возраста (младенцев). В целом его можно охарактеризовать как «неорудийный» и «социально индифферентный».

В значительной мере эта характеристика приложима и к погребениям детей, в которых, однако, впервые появляются предметы, маркирующие неординарный социальный статус: бронзовые височные кольца (2/3,7% комплексов) (в подростковой группе – 2/3,5% комплексов - кроме бронзовых, появляются кольца из золота, у взрослых известны также экземпляры из серебра и сурьмы – 16/4,7% комплексов) и каменная булава (1/1,8% комплексов). В незначительном числе (4/7,3% комплексов) погребений детей встречены стержни-шилья (3/5,5% комплексов) и/или ножи (2/3,6% комплексов; вместе нож и два шила – 1/1,8% комплексов).

Начиная с подросткового возраста, в инвентарь погребений включаются, как уже отмечалось, каменные орудия (в том числе – песты, 2/3,5% комплексов) и раритеты – керамическая воронка, бронзовый крюк, деревянный поднос (по 1/1,8% комплексов). Возрастает число погребений с бронзовыми ножами (10/17,5% комплексов) и стержнями (5/8,8% комплексов) (сочетание этих предметов – 4/7,0% комплексов). Несколько неожиданной выглядит повышенная, по сравнению со взрослыми, концентрация деревянных повозок в погребениях подростков (4/7,0% против 14/4,1% погребений взрослых).

Наконец, только взрослых, наряду с максимально часто встречающимися бронзовыми ножами (82/24,0%), стержнями (69/20,2%), крюками (12/3,5%), каменными пестами (31/9,1%), сопровождали бронзовые тесла (9/2,6%), долота (9/2,6%), иглы (4/1,2%), каменные «ступки/наковальни» (16/4,7%) и топоры (3/0,9%).

Постепенное – по мере взросления индивидуума - включение в набор специфических орудий труда достаточно четко отражает процесс социализации (инкультурации) носителя восточноманычской обрядовой традиции. Близость состава инвентаря детских и подростковых погребений к инвентарю погребений в насыпи (73% которых составляют погребения взрослых) и совпадение преимущественной ориентировки на ЮВ позволяют видеть в последних захоронения представителей «младших ветвей» семейно-родовых коллективов.

Далее приводятся предварительные данные о некоторых обрядовых особенностях мужских и женских погребений. Учитывая недостатки источниковой базы в отношении определения пола и возраста взрослых людей, рассматривается распределение лишь некоторых основных показателей в мужской (87 погребений) и женской (94 погребения) выборках.

Основное наблюдение - отсутствие принципиальных различий между мужской и женской выборкой по таким показателям как место в кургане (соотношение погребений основных и впускных, в материке и выше материка, в центре и в полах), вид могильного сооружения, ориентировка останков. Категориальный набор инвентаря в целом также оказывается одинаковым у обеих групп. Исключение составляет каменное оружие (топоры, булавы, стрелы), представленное только в мужских погребениях.

В мужских погребениях в 2-3 раза чаще встречаются орудия из бронзы, камня и кости, как престижные, так и массовые, а также повозки и следы красной краски (охры). Напротив, в женских погребениях чаще, чем в мужских, встречаются украшения (бусы и пронизи – почти в 2 раза, височные кольца – почти в 8 раз) и престижный раритет - бронзовые иглы.

Массовые бронзовые орудия – ножи и стержни-шилья – по-разному представлены в мужской и женской выборках: у мужчин преобладают ножи, у женщин – шилья, но доля погребений с обеими категориями предметов одинакова (20,7% и 20,2% комплексов). Особый интерес вызывают находки престижных бронзовых орудий – тесел и долот - в женских погребениях (3 комплекса). Все эти погребения (Чограй VIII к.28 п.01, Ергенинский к.05 п.08 и к.11 п.01) были основными в курганах, совершены в катакомбах больших размеров, сопровождались богатым инвентарем.

Принадлежность основных погребений в курганах лицам обоих полов, при том что впускными при них также могли быть разнополые индивидуумы, может являться аргументом в пользу существования у «восточноманычцев» билинейного счета родства. Вероятное доминирующее положение мужчин в области семейно-социальных отношений проявлено в погребальном обряде сравнительно слабо – больше на количественном, чем на качественном уровне.

4.2. Совместные синхронные погребения. Из 64 совместных синхронных погребений изучаемой выборки 58 (90,6%) являются двойными, 4 (6,3%) тройными, 2 (3,1%) содержало останки 4 индивидуумов. Основная часть двойных комплексов и все комплексы с большим числом погребенных (более половины массива) – это явно разнопоколенные погребения (взрослых с младенцами и детьми). Число взрослых индивидуумов в одном погребении не превышало двух. Обращает на себя внимание необычно высокий процент совместных погребений взрослых с младенцами и детьми (22,0 % и 19,8 %) по сравнению с долей захоронений младенцев и детей в серии индивидуальных погребений (2,8 % и 11,8%).

Для исследования совместные синхронные погребения были объединены в группы – выборки по возрастному составу:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»