WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Место в кургане. Восьмую часть массива индивидуальных погребений (12,7%) составляют основные. В выборках по памятникам наблюдается та же картина, за двумя исключениями: в Чограе II вообще отсутствуют основные погребения, в Ергенинском могильнике – составляют 56,0%. Особенность последнего памятника состоит в том, что все раскопанные курганы эпохи бронзы были восточноманычскими.

Все основные могилы и две трети впускных заглублены в материк (75,8%), остальные находились в теле насыпи, редко – в верхнем слое погребенной почвы. Впускные индивидуальные погребения большей частью (55,07%) располагались в восточной поле (СВ, В и ЮВ сектора; в противоположных ЮЗ, З и СЗ секторах обнаружено лишь 21,53% погребений) Основные направления (по странам света) представлены существенно слабее диагональных, меридиональное – слабее, чем широтное.

Могильные сооружения. Основными видами могильных сооружений были катакомбы и ямы (66,3% и 32,3%). Соотношение катакомб и ям различно на 8 памятниках, однако катакомб в материке, как правило, больше, чем ям.

Форма входных шахт катакомб в плане приближалась к квадрату и широкому прямоугольнику (основной вид). Особая, редкая (7,0 %) разновидность входных шахт - т.н. фигурные, или "приталенные" ямы с вогнутыми внутрь стенками, прямоугольные и квадратные. Площадь шахт по дну для большинства катакомб варьировала в пределах от 1 до 2 кв. м. Ориентировки входных шахт – преимущественно основные (71,0 % катакомб), главным образом, меридиональные. У четвертой части катакомб входная шахта была квадратной и расположение осей не регистрировалось. В остальных случаях камера выводилась чаще всего под длинную стенку шахты и располагалась параллельно (Н-катакомбы, 76,8 %). Существенно меньшую часть выборки составили катакомбы со входом в торцовой стенке шахты и перпендикулярным расположением осей (Т-катакомбы, 18,3%). Соединение шахты и камеры оформлялось в виде уступа. Классический арочный вход, равно как и дополнительные ступени или пандус во входной шахте – черты, характерные для раннекатакомбных конструкций - не типичны для восточноманычских катакомб. Для последних характерным был разворот камерами от центра - в восточной поле, к центру - в западной.

Среди ямных могильных сооружений в материке явно доминируют прямоугольные (81,7%) и квадратные (11,9 %), изредка с фигурными стенками (10,1%) ямы, размеры и пропорции которых в придонной части близки к размерам и пропорциям входных шахт катакомб. Часть ям (как правило, могил, содержавших неординарный инвентарь) отличалась наличием заплечиков и/или углублений в дне по четырем углам. 73,9 % могильных ям имели основные ориентировки, также как и шахты катакомб, большей частью меридиональные. К числу самых редких видов могильных сооружений (1,4 % погребений в материке) могут быть отнесены каменные ящики, известные на Ставропольской возвышенности и Восточном Маныче.

Положение останков. Захоронения совершались по обряду трупоположения. Исключение составляет небольшая (17 комплексов, 3,5%) серия парциальных погребений взрослых людей, как мужчин так и женщин.

Стандартное положение тела взрослых и детей - на левом боку (89,4% индивидуальных погребений) со средней степенью скорченности ног (около 90 градусов) в тазобедренном суставе и сильной и максимальной степенью скорченности (45 градусов и менее) в коленном суставе. Стандартное положение рук – вытянутых или согнутых в локтях – кистями в области бедер – коленей (79,9%). Характерна южная (37,4%), юго-восточная (19,3%) и восточная (18,1%) ориентировка скелетов.

Состав находок и следов. Основная цель обзора – охарактеризовать состав погребального инвентаря, сконцентрировав внимание на ритуальном и социально-дифференцирующем назначении вещей и закономерностях распределения их на памятниках. Используются существующие классификационные разработки для массовых категорий – керамической посуды и бронзовых орудий (Братченко, 1976; Гак, 2005).

А. Посуда.

А1. Керамическую лепную посуду содержало 59,5% восточноманычских индивидуальных погребений (289 комплексов). Чаще всего в погребении находилось 1-2 сосуда.

1. Реповидные горшки (отдел II – короткошейные горшки, группа Д по схеме С.Н.Братченко). Представлены в 13,5 % комплексов с посудой.

2. Чугунковидные горшки (отдел II – короткошейные горшки, группа Г по схеме С.Н.Братченко). Представлены в 35,4% комплексов с посудой.

3. Высокошейные горшки с прямым, раструбным и суживающимся кверху горлом (отдел III– высокошейные сосуды, группы Б-Д по схеме С.Н.Братченко). Представлены в 6,3% комплексов с посудой.

4. Кувшины и кружки (отдел VI – кувшины, группа Г по схеме С.Н.Братченко). Представлены в 46,0 % комплексов с посудой.

5. Двуручные «амфоры» (отдел V – амфоры, группы А, Б и В по схеме С.Н.Братченко). Представлены в 5,5 % комплексов с посудой.

6. Четырехручные «амфорки». Представлены в 0,4 % комплексов с посудой.

7. Миски и банки. (отдел VII– миски по схеме С.Н.Братченко). Представлены в 8,9% комплексов с посудой.

8. Воронки. Представлены в 2,1 % комплексов с посудой.

Почти половина комплексов содержала одноручные сосуды (кувшины и кружки), и расширение набора посуды (более 2 сосудов в комплексе) происходило именно за счет увеличения числа одноручных форм. Реповидные и чугунковидные сосуды практически не встречаются вместе в одном погребении.

А2. Деревянная посуда. Плохо сохранившиеся образцы фиксируются, как правило, в погребениях с «неординарным» набором инвентаря (17 комплексов, 3,5% выборки индивидуальных погребений), всегда по одному экземпляру. Основные виды – блюда (или подносы) прямоугольной и овальной формы (8 комплексов), круглодонные чаши (6 комплексов), дисковидные крышки (4 комплекса). Зафиксированные находки деревянной посуды сосредоточены, в основном, в двух памятниках: Веселая Роща III и Ергенинский могильник.

Б.Курильницы и жаровни.

Б1. Керамические лепные курильницы - чаши на крестообразных поддонах - встречены в 25,3 % индивидуальных погребений (123 комплекса), как правило, по 1 целому экземпляру, редко (5 случаев) – в виде большого фрагмента («половины»). Характерен очень большой разброс значений количества индивидуальных погребений с курильницами на различных памятниках – от 4,0 % в Ергенинском могильнике до 46,7 % в Веселой Роще III.

Б2. Жаровни из фрагментов крупных толстостенных керамических лепных сосудов, встречаются гораздо реже (особенно по сравнению с погребениями предшествующего периода) (4,3 %, 21 комплекс) и никогда не сочетаются с курильницами в одном погребении. Можно полагать, что данный предмет – наследие предыдущего раннекатакомбного периода. Отмечается отсутствие жаровен на трех памятниках (Архаринский, Ергенинский, Веселая Роща III).

В. Орудия труда и/или оружие.

Явное количественное превосходство случаев находок бронзовых орудий над каменными и костяными свидетельствует о том, что сопровождавший умерших набор предметов, обусловленный ритуалом, принципиально отличался от прижизненного предметного окружения. По концентрации индивидуальных погребений, содержащих орудия из бронзы и камня, рассматриваемые памятники могут быть условно разделены на 2 группы: сравнительно «богатые» (Ергенинский, Веселая Роща III, Архаринский, Чограй VIII) и сравнительно «бедные» (Восточноманычские Левобережные I и II, Чограй II, Элистинский). Это деление не противоречит кривой распределения комплексов с посудой и расходится с данными о концентрации курильниц на тех же памятниках.

В1. Орудия из бронзы представлены массовыми находками (ножи и стержни/шилья) и раритетами (крюки, тесла, долота, стержни/иглы).

Ножи копьевидных форм обнаружены в 20,0% индивидуальных погребений (97 комплексов выборки индивидуальных погребений). Как правило, в погребении присутствует один экземпляр, лишь в 6 комплексах встречено по два ножа. В выборке представлены все типы классификационной схемы Е.И.Гака (Гак, 2002; 2005). Преобладают формы с листовидным (типы II-III, 32,9%), треугольно-ромбовидным клинком (типы IV-V, 26,6%) («карасики» типологии С.Н.Братченко; тип 4 типологии С.Н.Кореневского), c клинком с перехватом средней длины (тип VIII, 15,2%) («пламевидные» типологии С.Н.Братченко; тип 2 типологии С.Н.Кореневского) (Братченко, 1976.; Кореневский, 1978), с коротким треугольным клинком и «плечиками, образующими по отношению к черенку прямой или близкий к нему тупой угол» (тип I, 10,3%) («дротиковидные» по терминологии С.А.Арапова (Арапов, 1992).

57,7% индивидуальных погребений с ножами содержали также бронзовые стержни-шилья. Это сочетание устойчиво прослеживается и в выборках погребений по отдельным памятникам: вероятно, обе категории предметов имели отношение к одному и тому же аспекту ритуала. По количеству погребений, сочетающих в составе инвентаря нож и шило, выделяются памятники Ергенинский, Архаринский и Веселая Роща III.

Стержни являются вторым по массовости бронзовым орудием (встречены в 16,3% - 79 индивидуальных погребениях). В основном, в погребениях представлено по 1 экземпляру орудия, редко (10 случаев) – 2, исключительно редко (2 случая) – 3. Подавляющее большинство учтенных орудий относится к 1 функциональной группе в классификации Е.И.Гака. Это так называемые шилья, обоюдоострые и с одним заостренным концом, с упором и без упора, с четырехугольным и (редко) округлым сечением. Средние и длинные экземпляры могут рассматриваться и как оружие – стилеты. Погребения с шильями представлены на всех восьми рассматриваемых памятниках, как правило, в количестве пропорциональном количеству погребений с ножами.

Крюки найдены в 2,7% - 13 индивидуальных погребениях, всегда по одному экземпляру. По концентрации этих орудий в индивидуальных погребениях резко выделяется Ергенинский могильник (4 комплекса, 16% индивидуальных погребений могильника и 30,8% всех комплексов с крюками). Около половины крюков входит в большие наборы «орудийного» инвентаря, сочетается с другими раритетами (бронзовые тесла, долота, иглы) и «изысканными» украшениями – бронзовыми и золотыми височными кольцами, бронзовыми и сердоликовыми бусами.

Тесла и долота. Тесла присутствуют в 9 индивидуальных погребениях (1,9% выборки) по одному экземпляру. Практически все они, по своим удлиненным пропорциям, принадлежат к «постпривольненским» скакунскому и кнышевскому типам по схеме С.Н.Братченко и С.Н.Санжарова (Братченко, Санжаров, 2001), которым в целом соответствуют III и IV типы классификации Е.И.Гака (Гак, 2005). В 7 комплексах тесла были встречены вместе со втульчатыми желобчатыми долотами (всего индивидуальных погребений с долотами в выборке также 9, т.е. 1,9%), относящимися к привольненскому и костромскому типам (Братченко, Санжаров, 2001) и к 3 типам классификации Е.И.Гака (2 группа, типы I-III), выделенным по способу оформления втулки (сомкнутые и не сомкнутые края). Совстречаясь в комплексах, тесла и долота образуют вторую (после ножей и стержней-шильев) устойчивую ритуальную орудийную пару (63,6 % комплексов с теслами и/или долотами). Исключительную концентрацию этих артефактов, причем во всех комплексах - в сочетании тесла и долота друг с другом, а также с ножами и/или стержнями-шильями, а в 4 случаях – в сочетании с крюками, дает Ергенинский могильник (6 индивидуальных погребений - 24%). Присутствие тесел и долот в 6 основных погребениях Ергенинского могильника, которые отличаются значительными параметрами могильных конструкций (средняя площадь могильных ям/шахт– 4,5 кв. м) и курганных насыпей над ними (средняя высота – 3,6 м) и включают другие бронзовые орудия (ножи, стержни, крюки), экземпляры каменного престижного оружия (2 комплекса), орудия из камня – песты и/или «наковальни» (4 комплекса), деревянную посуду (5 комплексов), повозки (2 комплекса) и престижные украшения: височные кольца из бронзы, золота и сурьмы (4 комплекса), бронзовые и сердоликовые бусы (5 комплексов) – отчетливо проявляет социально-знаковую функцию этих, по-видимому, столярно-плотницких инструментов. Можно полагать, что долота и тесла маркировали погребения глав родовых коллективов (одиночные комплексы в Чограе II и VIII, Восточноманычском Левобережном II, Цаган Усн III) и/или членов правящих родовых образований (Ергенинский могильник).

Иглы. Представлены в нашей выборке 4 экземплярами из 4 комплексов (3 группа стержней в классификации Е.И.Гака). Малочисленность бронзовых игл в погребениях и сочетание их в комплексах с явно престижными вещами – бронзовыми крюками, теслом и долотом, каменной булавой, бронзовыми и сердоликовыми бусами, позволяют считать их также маркерами «неординарного» социального статуса.

В2. Оружие и орудия/предметы из камня. Находки каменного оружия редки (12 индивидуальных погребений, 2,5 % выборки) и, как правило, единичны. К числу предметов сугубо статусных следует отнести полированные топоры (3 комплекса) и булавы (4 комплекса). Кремневые наконечники стрел встречены в 5 комплексах.

80 (16,5%) индивидуальных погребений содержало каменные орудия и/или «предметы». Наиболее многочисленную группу находок образуют песты (39 индивидуальных погребений, 8,0% выборки), в основном встречающиеся по 1 экземпляру. По морфологическим особенностям различают песты с выделенной и невыделенной рукоятью, гладкие и граненые с различной формой сечения. Число комплексов с пестами колеблется на памятниках от 2,2% в Восточноманычском Левобережном I до 17,2% в Чограе VIII.

«Ступки/наковальни» представлены в 18 индивидуальных погребениях выборки (3,7%), причем в 12 комплексах – вместе с пестами. В эту группу включены плоские камни, чаще всего – гальки, сохраняющие свою природную форму. В комплексах присутствуют в 1 экземпляре. Количество индивидуальных погребений со «ступками/наковальнями» варьирует на памятниках от 0% в Чограе II до 16% в Ергенинском могильнике. Концентрированное присутствие пестов и «ступок/наковален» в группе погребений с престижными бронзовыми орудиями (соответственно, 42,9% и 19,0% комплексов) позволяет связывать эти предметы, особенно взятые в сочетании друг с другом (14,3%), с особым важным аспектом ритуальной практики.

Так называемые выпрямители древков стрел – небольшие прямоугольные песчаниковые плитки, полукруглые в поперечном сечении, с продольным желобком посредине плоской грани – встречены в 8 индивидуальных погребениях (1,6% выборки) в количестве от 1 до 6 экземпляров.

Каменные орудия/предметы неясного назначения из 37 (7,6% выборки) индивидуальных погребений представлены, большей частью различными камнями (кроме кремня) без следов обработки, чаще всего без должных оснований именуемых «абразивами». Кремневые орудия встречаются исключительно редко (4 погребения – 0,8% выборки). 3 комплекса содержали серии кремневых галек – заготовок. Частота появления каменных орудий на памятниках в целом пропорциональна частоте встречаемости орудий бронзовых.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»