WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Многие исследователи считают, что отношения губернаторов с императором строились в рамках парадигмы обожествления государя. Диссертант доказательно отверг это утверждение. «Плюсы» и «минусы» значения связи губернаторов с государем сводятся к психологическому и идеологическому параметрам. Наместнический статус губернаторов всегда делал начальника губернии в глазах народа и государственной администрации не простым чиновником.

Связи с коллегиями сводились к контролю ряда из них за финансовой деятельностью губернаторской власти.

До XIX в. Правительствующий Сенат ведал всеми отраслями управления, потому разграничение полномочий меж губернаторами и Сенатом император осуществлял сверху указами. В XIX в. Сенат, став высшим кассационным судебным органом, сохранил за собой лишь право сенатских ревизий разных губерний (и, соответственно, губернаторской власти).

Значительную роль в жизни губерний играл прокурорский надзор. В деятельность его сотрудников губернаторы могли вмешиваться, но прямого контроля над ними не имели. Следил за деятельностью губернатора до 1860-х гг. губернский прокурор, обязанный охранять исполнение закона, а в случае необходимости – докладывать руководству.

Под правительством диссертант понимает группу организаций и учреждений (Государственный Совет, комитет министров, министерства (за исключением МВД и министерства полиции) и СЕИВК, с учетом того, что каждое из 6 отделений СЕИВК обладало собственным интересом и по-своему общалось с губернаторской властью). Уже к концу 1-й четверти XIX в. министры добились от ГП направления большей части отчетов в свои департаменты. Официальных документов, предписывающих контроль офицеров III Отделения СЕИВК за руководством губерний не было, только секретные. А в начале XX в. губернаторов официально переподчинили правительству.

Создание в 1879 г. Главного тюремного управления в системе МВД (с 1895 г. – в структуре министерства юстиции) привело к возникновению его отношений с губернаторской властью49. Особенно сильно они изменились с 1895 г., когда ГТУ перевели в министерство юстиции.

Механизм отношений губернаторской власти с центром выстраивался путем обмена сведениями и распоряжениями.

Особые отношения связали с 8 сентября 1802 г. губернаторскую власть с министерством внутренних дел. Создание МВД усилило двойственное положение губернатора в госаппарате. Губернаторов по-прежнему назначал император, но по представлению МВД, которое стало посредником меж губернаторами и императором, существенно понижая статус губернаторов. В 1827 г. приняли «Устав о пенсиях и единовременных пособиях», а в 1832 г. – «Положение о пенсиях всех чиновников в губерниях по ведомству МВД», влиявшее на зависимость представителей губернаторской власти от МВД.

Важным в понимании губернаторской власти является представление о делении губернии на центр и периферию. В этой схеме губернаторская власть работала в центре (в территориальном и функциональном смыслах).

В этом плане у губернаторской власти выстраивались сложные взаимоотношения с другими местными властями на трех уровнях:

  1. с вышестоящими (например, генерал-губернаторами);
  2. с паритетными (например, другими губернаторами, окружным военным и судебным начальством, попечителями учебных округов);
  3. с нижестоящими (с 1719 г. воеводами, губернскими Палатами – казенными с 1775 г. и от других министерств с 1802 г., юстиции – судами, судебными палатами, прокурорским надзором, финансовыми – казначействами, акцизными управлениями, податными инспекторами, местными отделениями казенных банков, фабрично-заводскими инспекторами, губернскими контрольными палатами, губернскими управлениями земледелия и государственных имуществ, народного просвещения – директорами и инспекторами народных училищ, высшими и средними учебными заведениями, министерства путей сообщений – правительственными инспекциями, управлениями казенных железных дорог, губернскими комитетами и присутствиями.

Количество комитетов и комиссий в губернии часто изменялось. Губернатор был председателем в двух комитетах (статистическом и распорядительном) и девяти присутствиях (по городским и земским делам, крестьянским делам, воинской повинности, промысловому налогу, квартирному налогу, налогу с недвижимых имуществ в городах, посадах и местечках, делам об обществах, фабричным и заводским делам, делам страхования рабочих).

Губернаторы (и их супруги) и вице-губернаторы часто возглавляли благотворительные и попечительные организации (благотворительные общества, попечительства, комитеты, комиссии и советы) в своих регионах.

Сферу влияния губернаторской власти на местах территориально ограничивало пересечение со сферой влияния самоуправлений. Балансом меж ними было соотношение централизации и децентрализации.

Губернаторская власть выстраивала отношения с самоуправлениями нескольких разных уровней: с губернскими (высший), уездными и городскими (средний) и волостными (низший) и несколькими разных направлений: дворянским, земским, купеческим, общественным.

Дворянство активно участвовало в управлении губернией, представительствуя в комитетах и комиссиях, создававшихся в столице. Отношения губернаторской власти с дворянским самоуправлением были самыми сложными – ее представители являлись частью дворянства, болезненно воспринимали все агрессивные отношения.

Отношения губернаторской власти с городским самоуправлением, в основном, сводились к губернским городам. Реформы 2-й половины XIX в.50 сократили влияние губернаторской власти на городское самоуправление. К началу XX в. оно стало почти номинальным.

Земства создали реформой 1864 г., и отношения с ним губернаторской власти были не традиционны, выстраивались уже в период демократизации страны. Отчасти состоявшее из дворян, отчасти – из интеллигенции, земство было сложным противником губернаторской власти в ряде вопросов.

Купеческое самоуправление во многом было схоже с городским и, по сути, являлось его составной частью.

Общественное самоуправление мирно уживалось с губернаторской властью, но просуществовало в России с десяток лет.

Выводы, сделанные из опыта развития губернаторской власти в России в 1708-1917 гг.

1. Существование феномена губернаторской власти – убедительно доказуемый факт, что являлось одной из ключевых идей исследования (при учете того, что ряд специалистов отказываются признавать за губернаторской властью (как и за его постоянным развитием, местными и этапными отличиями) «права на самостоятельность».

2. Пространство губернаторской власти предполагает наличие ее территории, плотности и механизма реализации. И это не простые дефиниции, а сложные и системно взаимозависимые элементы структуры губернаторской власти, находящиеся в постоянном развитии. В связи с этим важным результатом анализа являются утверждения о том, что:

а) налицо историческая тенденция сокращения территории губернаторской власти. «Средние» российские губернаторы потеряли территорию своей власти в 1708-1913 гг. в 6,9 раз;

б) значительное усиление количества и плотности населения, что в совокупности с сокращением территории губернаторской власти должно было стабилизировать модернизацию плотности губернаторской власти и сохранить ее в оптимальных пределах;

в) эти оптимальные пределы соискатель определил в 0,91-1,45 млн. человек на 1 губернию или область (или на одного губернатора) и эмпирически доказал: выходы за эти рамки приводили к социальным потрясениям в стране или проблемам функционирования губернаторской власти.

3. Исторически губернаторская власть изменялась в очерченных хронологических рамках в соотношении власти центра (законодательной, исполнительной, судебной) на территории губернии и власти губернатора.

4. Если развитие губернаторской власти в XVIII в. проходило «под знаменем» территориального принципа управления, то с созданием в 1802 г. министерств связывается с модернизацией отраслевого принципа управления. Это, естественно, накладывало отпечаток на саму губернаторскую власть: она переходила от сильных малозависимых губернаторов – наместников императора – к исполнительным и послушным губернаторам – чиновникам МВД. Именно это обстоятельство породило впечатление «двойственности» или «тройственности» губернаторской власти, особенно популярное у зарубежных исследователей данного вопроса.

5. Россия была поливариантно организована с разными формами государственного объединения, определяемыми как деконцентрация, децентрализация, автономия, протекторат. На разных территориях империи существовали разные организации власти и самоуправления, формы сочетания национальных и российских правовых норм, дореформенных и пореформенных порядков, зарубежных государственно-правовых институтов.

6. Анализ задач и направлений реализации и развития губернаторской власти дал возможность прийти к самостоятельным выводам:

а) задач было не 4-5, как считает ряд исследователей, а 22. Разделение их по трем основным группам и «раскладка» по разным направлениям анализа позволяет создать весьма убедительную систему;

б) правоохранительная задача, развитие которой напрямую связано с постоянной модернизацией государства, являлась важнейшей и основной для губернаторской власти;

в) развитие вверенных губернаторской власти регионов происходило за счет в большей степени принятых на себя носителями губернаторской власти самостоятельных задач, а реализация обязательных создавала поддержку действиям центра с мест и влияла в целом на эффективность развития всей страны.

Уроки, извлеченные из опыта истории губернаторской власти в России в 1708-1917 гг.

Первый и главный урок. После начала в 1917 г. революции, уже находясь в изгнании, бывший саратовский губернатор П.П. Стремоухов написал в своей книге о когда-то занимаемой им должности: «В сложной административной машине старого строя губернаторы были теми ста (или около того) винтами, на которых он держался, – стоило выбросить их из машины – и она развалилась». Нельзя воспринимать однозначно столь высокую оценку своей должности, но во многом Стремоухов прав: губернаторская власть была одной из основ государства, и ее ликвидация существенно сократила возможности местной власти в советский период времени. Особенно это заметно в плане противоречивости и сложности сочетаемости двух систем (регионального комитета партии и исполкома местного совета народных депутатов) вместо одной. Этот урок представляет наибольшую ценность для современности в организации губернаторской власти сегодня. Опыт дореволюционной истории губернаторской власти – информация к размышлению сегодняшнему государственному руководству России относительно состояния и перспектив развития местной власти.

Второй урок. Несмотря на рост образовательного, профессионального уровня сотрудников губернаторской власти с начала XVIII по начало XX вв., рост качества управления губерниями отставал от развития самих губерний: страна в XIX – начале XX вв. нуждалась в новой системе власти, несоответствие авторитарного (приобретавшего черты «архаического») института губернаторской власти новым реалиям буржуазной экономики и демократическому российскому обществу становилось все острее и нетерпимее.

Третий урок. Институт губернаторской власти в России присущ абсолютизму и империи (двум важнейшим принципам российской государственности), отличаясь от аналогичных институтов местной власти других государств мира. Преемники Петра I исказили его идеи, попытки модернизации губернаторской власти не давали ее европеизации. Необходимо было русифицировать губернаторскую власть, усилить в ней отечественные традиции.

Четвертый урок. Имперский принцип постоянного расширения территории России и колонизации окраин и их населения неизбежно вел к милитаризации государства, которая становилась доминантой (в чем-то – парадигмой) его развития. Это приводило с одной стороны к сокращению ресурсов, затрачиваемых на развитие регионов (что, естественно, значительно ограничивало и сокращало возможности губернаторской власти), а с другой стороны – к преобладанию в системе задач губернаторской власти силовых (особенно полицейской и военной). Губернаторов из-за такой политики государства образованная элита населения воспринимала сатрапами, «жандармами» и местными деспотами. Консервативная же местная прослойка постоянно требовала от них силовых действий по отношению к инакомыслящим, «в штыки» воспринимая от сотрудников губернаторской власти какие-либо демократические принципы деятельности. Надо было сориентировать его на разные слои общества, но для этого пришлось бы устранить сословные параметры должности губернатора, что считалось в те годы неприемлемым.

Пятый урок. Губернаторская власть исторически постоянно менялась с трансформацией общества и его потребностей по отношению к изучаемому институту. От ее представителей Петр требовал оказания поддержки его военной политике, Екатерина II мечтала приблизить губернаторскую власть к европейской, Александр I сделал ее представителей сотрудниками МВД, Николай I пытался соединить губернаторскую власть с жандармской. Сотрудники губернаторской власти не имели постоянных императивов, пытались угадать желания государей, подстраивались под временные течения в российской политике, пытались выделить свое «Я», чтобы их заметили «наверху». Все это сильно ослабляло эффективность губернаторской власти.

Шестой урок. Многочисленные исторические исследования по конкретным губернаторам, губернаторскому корпусу, местной власти вообще и системе власти в стране до сих пор не позволили раскрыть основу губернаторской власти, даже близко подступить к ее проблематике, понятийному аппарату как к самостоятельному предмету исследования. Потому многочисленные выводы о «царских сатрапах» уводят исследователей от возможностей качественного исследования анализируемого объекта, порождая массу ошибок и малоэффективных подходов. Одни исследователи описывают губернаторскую деятельность, другие составляют их жизнеописания или пристыковывают их к уже изученным комплексам. Исследование губернаторской власти стало негативным примером слабого научного подхода к теме.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»