WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

В шестойглаве – Социальнаядеятельность протестантов – представлены чертысоциально-психологического портретагородских лютеран и реформатов, выявленконтекст их бытовой культуры, системнопроанализирована степень их участия впроцессах государственного строительстваРоссии с учетом признаков ихконфессиональной и этническойпринадлежности.

Протестанты с временРеформации отличались от представителейдругих форм вероисповедания (в т. ч. ихристианских) строго осмысленнымотношением к общественно-полезнойдеятельности. Корни этого феномена лежат всфере религиозной идеологии лютеранства,кальвинизма и некоторых другихнаправлений движения Реформации. Востребованные длястроительства нового российскогогосударства западноевропейского образцалютеране и реформаты в России вдохновеннореализовывали свои религиозные установкив целеустремленной деятельности.

Выходцами они были извсех без исключения европейских стран,жители которых исповедовали ту или инуюформу протестантской веры, – Голландии, Дании,Шотландии, Англии, Франции, Швеции,Финляндии, Норвегии… Часть лютеран иреформатов ­переехала в Петербург изиноверческих диаспор Москвы и другихроссийских городов. Подавляющеебольшинство западноевропейскихколонистов в Петербурге уже в первойчетверти столетия составляли уроженцыцентральных и северных лютеранскихобластей Германии – княжеств Пфальца, Гес­сена, Тюрингии,Саксонии, Шлезвига, Гольштинии и прочих;много немцев переселялось из Лифляндии иЭстляндии, завоеванных русскими войсками.Несмотря на то, что все они принадлежали кразличным социальным сословиям, причинойпереезда на жительство в Россию – временное илипостоянное –служила материальная нужда.Профессиональная невостребованность народине часто заставляла наиболеемобильные группы населения ЗападнойЕвропы искать работу в соседних странах.

Переселенцами вбольшинстве своем были молодые мужчины ввозрасте 25–35лет, не обремененные семьей, возрастом исопутствующими старости болезнями; ноиногда, по приглашению царя или егосоветников, приезжали и пожилые люди (какправило, ­крупнейшие ­специалисты в своем деле) со своимиженами, детьми, помощниками и прислугой.Часть из приехавших в первой четвертиXVIII в. в Петербург иностранцев, вступив вбрак, осталась жить в России навсегда– здесь ихожидали перспективы роста карьеры иуважения со стороны правительства, а поройи общества; часть скоротечно умерла взрелом возрасте от болезней; источникиотмечают и случаи отъезда мигрантов,впрочем, не массового.

К середине XVIII в. всоциальной структуре Петербургасформировался функциональный образсреднестатистического протестанта,который не изменит свои личностные черты ив конце столетия. Чаще всего это былимужчины от 30 до 50 лет, выходцы севернойчасти Европы, привезенные детьми в Россиюили родившиеся уже в Петербурге, состоящиена государственной службе в качествечиновников, военных или занимающиесяремеслом «от себя». Жажда активнойдеятельности и специфическиепрофессиональные навыки давали имвозможность чувствовать относительнуюденежную обеспеченность собственнойсемьи, которую они создавали в возрасте25–30 лет, найдясебе избранниц в кругах лютеранских иреформатских общин города. В годырепродуктивной зрелости в их семьях почтиежегодно рождались дети, но примернополовина их умирала от простуд, чахотки иэпидемий. В случае смерти жены почти каждыйиз них вступал в брак вновь, уже, быть может,и со вдовой. Причинами пребыванияпротестантов в России являлось все то жестремление накопить деньги для открытияприбыльного производства на родине, куда, вконечном итоге, и возвращалось болееполовины поживших в Петербургеиностранцев.

Отдельнойхарактеристикой представителейпротестантских традиций является высокийпроцент их образованности – значительная частьприбывших в Россию лютеран и реформатовимела аттестаты об окончании учебныхзаведений, в том числе и высших. Родившиесяв Петербурге дети лютеран и реформатовтакже были вовлечены в классическуюсистему начального ­образования западноевропейскогообразца, обучаясь в школах при киркахобщин.

Протестанты, благодарясвоему сословному или профессиональномустатусу, занимали в городе, в большинствесвоем, достаточно авторитетное социальноеположение на фоне общей массы русскихпетербуржцев первых поколений, которыечаще всего были выходцами из глубинокразличных губерний России. Большинствознатных петербургских лютеран происходилииз фамилий правителей центрально- исеверогерманских княжеств, скрепленных срусскими в той или иной мере узамимеждинастических браков. Особое место вэтой сетке родственных связей российских инемецких государей имели представителитак называемого Брауншвейгского иГольштинского семейств. Аристократы изчисла реформатов, как правило, являлисьпосланниками собственных монархов ипребывали в городе (как, впрочем, и почтивсе родовитые богатые лютеране)относительно недолгое время. Не имевшиенедвижимой собственности протестантыдворянского происхождения получалижалованье от государей за службу в армии, ваппарате правительства и разного родаучреждениях. Протестанты-простолюдины, каклютеране, так и реформаты, активнозанимались ремеслом и торговлей, скапливаясерьезные материальные средства дляобеспечения собственных семей идальнейшего развития производ­ства. Единственнойкатегорией протестантов, отличавшейсянизким уровнем социальных прав, выступалосословие слуг-иностранцев, большинство изкоторых были финны.

Жили городскиепротестанты, за редким исключением,достаточно замкнутыми конфессиональнымидиаспорами, огромную роль в развитиикоторых, наряду с многократно отмеченнымипроцессами организации религиозных общин,сыграл и фактор национального составаиностранцев. Признаки стремлениябольшинства протестантов сохранитьчувство этнической самоидентификации вовсех областях деятельности проявлялись втечение всего столетия. Вступление в узысупружества с представителями другихнаций и уж тем более непротестантскихрелигий для лютеран и реформатов было покабольше исключением, чем правилом.

Дома своипетербургские протестанты (в отличие отмосковских, архангельских, ярославских ипрочих) не строили в обособленном«иноверном» районе города, а расселялисьпочти во всех его кварталах, в зависимостиот своего сословно-денежного статуса.Немцы, как известно проживалипреимущественно на Васильевском острове,Адмиралтейской стороне и вблизи Литейногодвора, шведы и финны – на Адмиралтейской и Петербургскойсторонах, англичане – поблизости от Галерной улицы,французы, швейцарцы и голландцы – недалеко от Мойки.Основное значение в определении местапоселения для протестанта имел, конечно,фактор наличия поблизости лютеранской илиреформатской кирки – она являлась центром плоскоститерриториального притяжения всехпроживавших в соседних кварталахединоверцев. Только в ее стенахпротестанты полно испытывали чувствоконфессиональной и этническойсплоченности друг с другом. Были нередки ислучаи, когда лютеране, реформаты иангликане регулярно посещали богослуженияв других близлежащих кирках и участвовалив совершении ритуалов, находясь не только виноверной, но даже и в иноязычнойсреде.

Ключевым институтомбытовой жизни любого городскогопротестанта была семья – она не могла непредставляться лютеранам и реформатаммикромоделью христиан­ской общины, гдестарший мужчина должен был доказывать Богусвою состоятельность ее главы, а каждый издомочадцев нуждался в своей доле душевноготепла и нравственных поучений наставника Всемьях, как правило, было несколькодетей – они помере сил помогали матери вести хозяйство, аотцу пополнять семейный бюджет. Наиждивении семей довольно часто были истарики. Метрические книги различных общингорода несут в себе сведения о датах смертипожилых протестантов – многие сотничеловек имели возраст свыше 70, а десятки– свыше 80 идаже 90 лет.

События, едва ли некаждый год случавшиеся в жизни каждойсемьи, диктовали необходимость подготовкии выполнения многочисленных ритуалов– крещениямладенцев, конфирмации подростков,обручения юношей и девушек с последующимоглашением их брака, погребения телумерших родственников. Общее числосовершенных в городских общинах обрядов вначале XVIII в. составляло несколько сотен, ав конце –несколько тысяч ежегодно. В некоторыхслучаях (отсутствия в данный периодвремени у общины кирки, слабого здоровьямладенца и т. д.) ритуалы проводилисьнепосредственно в частных домах ссоблюдением всех требований к ихсовершению. По зародившейся в ЗападнойЕвропе с XVI в. так называемой«апостольской» традиции, члены тех илииных семей собирались в домах и для ведениябесед о Боге и смысле предназначениячеловеческой жизни в земном мире – церковные советы, вподобных случаях, препятствий прихожанамне чинили (если, конечно, эти встречи непозиционировались попытками намеренногопревращения собраний в альтернативныеорганы управления общиной, как этопроисходило, например, в шведско-финскойобщине в 1726 и 1745 гг.). Воскресенье у членовсемьи было посвящено посещению службы вкирке и обязательному домашнему чтениюБиблии.

Значительная частьдосуга городских лютеран и реформатовпредназначалась приходу. Общиныпротестантов всегда являлись институтомслияния идеологических и экономическихинтересов своих прихожан. Особой сферойразвлечений протестантов в последнейтрети столетия оказалась деятельностьразличных клубов. 1 марта 1770 г. на Мойке вовторой Адмиралтейской части был открыт такназываемый «английский клуб» – первая в историигорода общественная закрытая организациясо своим уставом деятельности и четкоопределенными нормами поведения ее членов.Впоследствии были открыты и другие, в т. ч.так называемые «немецкие» клубы.

С проживавшими в городенесколькими тысячами католиковпротестанты, в общем, поддерживалинейтрально-соседские отношения, лишь вкрайних случаях портившиеся сценамибытовых или конфессиональных ссор. Всеимеющиеся у нас сведения о конфликтахправославных и протестантов приходятся накороткие периоды так называемых«дворцовых» переворотов.

Православные ипротестанты достаточно бесконфликтнососуществовали в рамках территории одногогорода, каждые в своем конфессиональном иязыковом ареале. Протестанты (русские еще впервой половине XVIII в. не идентифицировалиотдель­ныхнемцев, голландцев и англичан с какими-тоспециальными этническими или религиознымигруппами –для них все они было просто иностранцами),являясь ­колонистами в чужом для нихгосударстве, в способах самовыраженияне выходили за рамки профессиональной иконфессиональной деятельности.Православные также не вмешивались в жизньпротестантов – русские прекрасно зналиблагорасположение к ним самодержцев и ктому же, вероятно, не вполне ощущалипостроенный на завоеванной территории и синоверным коренным населениемСанкт-Петербург как собственно русскийгород. Первые поколения «некоренных»русских петербуржцев видели в городеабсолютно новую, непривычную для себяструктуру, со всей динамикой развития, гдене было патриархального уклада жизни,традиционных российских сословийобщества, где на достаточно небольшомучастке пространства для интенсивногостроительства были сведены вместе тысячирусских крестьян и тысячи военнопленныхфиннов и шведов, многие сотнииностранцев-ремесленников, представителирусских и европейских аристократическихдинастий, моряки, военные, торговцыразличных национальностей. Протестанты жерассматривали свою деятельность в этойнеблагоприятной для здоровьяклиматической зоне как предопределенныйТворцом период испытаний прочности ихрелигиозных убеждений. Трудом заработавнекоторую сумму денег, они, в значительномколичестве, возвращались на родину сощущением выполненного перед Богом долга.Потомки лютеран и реформатов, приехавших вначале столетия обживать территории лесови болотных пустошей близ Невы и оставшихсяздесь жить навсегда, учились в школах прикирках Св. Петра и Св. Анны вместе с детьмирусских петербуржцев, часто употребляярусский язык в качестве обиходного ивоспринимая ландшафт Петербурга уже какпространство родины.

Протестанты игралиосновную роль в процессах строительствановых форм культуры в России. К католикамрусское правительство в XVIII в., как и впредыдущие столетия, относилось снекоторым подозрением, время от времениприменяя к ним даже и репрессивные меры (впервую очередь это касалось иезуитов); ктому же, мировоззренческие установкикатоликов в отличие от протестантских, непозволяли им быть столь же социальноактивными, как лютеранам илиреформатам.

Протестанты всовокупности имели мощноепредставительство во всех сферахдеятельности российского общест­ва (исключаяинституты власти непосредственноимператора, крестьянства и структурырусской православной церкви), но между нимисуществовали и различия в выбореспециализации примененияпрофессиональных навыков и созидательнойэнергии. Степень вовлеченности лютеран иреформатов в процессы функционированияроссийского государства определяласьфакторами количественного соотношениямежду членами конфессий, их мотивационнойсути и особенностями традиций служенияобществу в протестантской Европе. Анализспособов социальной практики протестантовавтор проводил по признакам их этническойпринадлежности, что, в конечном итоге,позволило осмыслить и уровень посильногоучастия представителей различных народовв делах модернизации российского общества.Подробнейшим образом в работе исследованыаспекты деятельности немецких, шведских ифинских лютеран; немецких, голландских,французских реформатов и англикан в сферахгосударственной службы, ремесла, торговли,образования и науки. Приведенные вдиссертации примеры отражают огромныйфронт работы, которую выполняли вПетербурге вдохновленные идеями М. Лютераи Ж. Кальвина об «избранности» человека иоб его призвании протестанты. Управлениеправительством, отдельнымигосударственными департаментами,дивизиями и морскими эскадрами; ремесло вовсех его проявлениях, преподавание иисследовательская работа в Академиинаук –неполный перечень видов деятельности, вкоторых были заняты петербургскиелютеране и реформаты. Протестанты являлисьвоспитателями всех российскихпрестолонаследников мужского пола в XVIIIстолетии (И. Остерман и Х. Гольд­бах – Петра II, Я. Штелин– Петра III,Ф. Эпинус –Павла I), писали исторические иестественнонаучные труды (Т. Консетт, Я.Брюс, Д. Дюмареск, И. Георги и др.),организовывали археологическиеэкспедиции, разбивали сады, проектировалии строили здания в новой столицеРоссии –таким образом, они создавали новые формыкультуры русского народа. Вклад городскихпротестантов в процессы развития русскойкультуры XVIII в. невозможнопереоценить –именно в Петербурге русские впервые сталиодеваться в немецкое платье, частоупотреблять в речи множество голландских,немецких, финских слов и оборотов, перенялииз стран протестантской Европы многиеформы общественных развлечений.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»