WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

История экономическогоуправления общинами лютеран и реформатовначалась уже в первые годы существованияПетербурга. Самой ранней по временизарождения формой финансового ­обеспечения ­городских общинявлялся еженедельный сбор денег ­с прихожан. ­Пожертвования былидобровольными, и каждый член общины послебогослужения мог внести несколько копеекили рублей в общинную казну. Сведения оболее серьезных денежных взносах почтивсегда фиксировались в регистрационныхкнигах общин. Самые обильные пожертвованияв свою казну вносили прихожане кирки Св.Петра, куда более скромные взносы делалисьчленами общин шведов, финнов или, например,французско-немецких реформатов.Жертвователи порой передавали в дар общинекупленные на их деньги предметы ритуальнойутвари или завещали в казну прихода ту илииную меру выплат. Бюджеты общин в первыегоды составляли десятки и сотни рублей, арасходы иногда значительно превышалиобъем доходов – в подобных ситуациях покрывалисьза счет новых благотворительныхсборов.

Первые два десятилетияистории городских общин добровольныепожертвования прихожан были единственнойстатьей доходной части их бюджета. В 1720-хгг., однако, стала проявляться и формаобязательных налогов в пользу общин – с борта каждогошвартовавшегося в Петербурге судна изпротестантской Европы на обустройствокирок взималось 5 руб. «корабельных» денег.Первоначально все деньги получаласовместная община лютеран и реформатов наАдмиралтейской стороне, затем эти деньгистали делиться между немецкими лютеранамии голландскими реформатами, после чегонемцы-лютеране построенной в 1730 г. киркиСв. Петра стали отдавать часть доходовобщине Св. Екатерины на Васильевскомострове, а с 1757 г. – и шведам. Во второй половине XVIII в.сложилась система получения«корабельного» налога всеми общинамигорода.

Поскольку Российскоегосударство рассматривало общины какординарные юридические лица и давало имвсе права имущественной деятельности, ужев первой половине XVIII столетия в Петербургестала распространяться и обычная дляпротестантской Европы практика покупки идаже строительства церковными советамиобщины одно-, двух- и трехэтажныхдеревянных и каменных жилых домов натерритории земельных участков прихода иливне ее с целью последующей сдачи желающим варенду их помещений. Здания являлисьсобственностью общины, и получаемые доходыза аренду значительно превосходили всевиды пожертвований. В конце столетия засчет аренды помещений выстроенныхобщинами домов приход Св. Петра ежегоднополучал 12 300 руб. прибыли, Св. Екатерины (шв.)– 7000, Св.Екатерины на Васильевском острове – 1050, афранцузско-немецких реформатов – 1000 руб.

В поиске новых статейдохода общин члены их советов сталирегламентировать плату за предоставлениеуслуги прихожанам – в казну общин уже в первой половинеXVIII в. системно собирались деньги запроведение обрядов крещений, венчаний,погребений; за обеспечение транспорта приперевозке тел умерших на кладбище, за рытьемогил и т. п. Постепенно нормой стали иобязательные целевые пожертвованияприхожан на нужды кирки. Особым источникомприбыли в немецкой общине Св. Екатерины с1775 г. являлся сбор средств в пользустрахового общест­ва на случаи смерти его членов– каждый извступавших в организацию платил 11 руб.первичного взноса и 2 руб. в ситуации­выплаты­пособияродственникам умершего пайщика (понятно,что часть копившихся денег в ситуацииотсутствия моровых эпидемий со временемстановилась собственностью общины).Договоры всегда были освидетельствованыдоверенными поручителями. В различныхприходах практиковалась и выдача ссуд враспоряжение доверенных лиц – она осуществляласьс условием ежегодной выплаты несколькихприбавочных процентов от взятой на времясуммы (залогом в таких случаях являлисьлибо бравшиеся на хранение в кирку изделияиз золота и серебра, либо оформленныйофициальным договором земельный участокили дом), а голландцы, например, положили в1791 г. в государственный банк для общины 6000руб. под обещания выплат 5% прибыли в год– в 1794 г. суммадохода составляла 1400 руб.

Все полученныеобщинами доходы отмечались в специальныхкнигах, заполняемых, как правило,облеченным особым доверием старшиной или,что было реже, пастором. ­Размеры приходасредств суммировались к концукалендарного года и соотносились с общимивеличинами произведенных в общине с январярасходов. Структура сферы расходов втечение XVIII в. была проста – доля накопившихсясредств предназначалась на выплатужалованья пасторам, кюстерам, органистам,канторам, учителям в школе и копателяммогил; все остальные деньги шли на покрытиеиздержек строительства или ремонта кирок ихозяйственных помещений, организациюучебного процесса в школе и т. д. Записивносились по мере необходимости раз внесколько дней, и к ним прилагалиськвитанции документов по тем или инымстатьям прихода или трат денег. Суммыбюджетов даже небольших общин к концустолетия измерялись тысячами рублей, ислучаи дефицита приходной части уже былиредки.

Дела строительства иремонта требовали от старшин и диаконов нетолько грамотного веденияделопроизводства, но и постоянногоконтроля за деятельностью строителей,купцов и перевозчиков хозяйственныхгрузов. Строитель­ство могло тянуться долгие годы, ипо мере смены его стадий чередовались икатегории поставщиков услуг приходу. Кактенденцию можно отметить обозначившийсяво второй половине столетия процессувеличения количества русских в сфераххозяйственной активности общин – договоры о поставкематериалов и производстве работ старшины,все предыдущие десятилетия выбиравшиесебе партнеров исключительно из числаединоверцев, все чаще заключают с русскимикупцами и строителями. После подписистаршинами и мастерами экземплярыподобных договоров передавались нахранение и ремесленникам, и в общину.

Автор в диссертацииприходит к выводу, что в течение XVIIIстолетия в общинах лютеран и реформатовПетербурга были последовательновоспроизведены все стандартные формыконфессиональной деятельностипротестантов в странах Западной Европы– возниклиорганы управления приходами; былавыстроена многослойная структура связейпротестантов между собой, между общинами иимущественной собственностью в рамкахправовой сетки законодательных актовмонархов. Деятельность же внутри самихобщин почти не стеснялась юридическиминормами власти. Государство опекалоинтересы городских иноверцев, невмешиваясь в процессы развития их общин.Система правового благоприятствованияпротестантам со стороны монарховспособствовала обретению приходамилютеран и реформатов в общественномсознании горожан статуса ключевых центровидеологической и экономической жизниПетербурга.

В четвертой главе– Лютеранские школы Петербурга в XVIII в.– были изучены вопросы деятельностиприходских школ протестантов с выявлениемособенностей системы организации учебногопроцесса.

Традиции образования впротестантских школах оставалисьнеизменными в течение нескольких веков,являя собой четкую модель космологическихпредставлений лютеран и реформатов осмысле процессов воспитания душ христиан.Перебиравшиеся из Западной Европы в Россиюпротестанты, не отказываясь от принциповподхода представителей своих конфессий кделам образования, по мере финансовыхвозможностей приходов довольно деятельноиспользовали опыт создания школ натерритории новых для себя местпоселения.

Первые образовательныешколы протестантов в России были открытыво второй половине XVII в. в Москве – при двухлютеранских общинах стали действоватьприходские классы, которые в разныепериоды посещали от 10 до 40 детей; учителямиже в них были выпускники университетовГермании, проводившие уроки по истории,географии, музыке, счету и письму.

Несколькопротестантских школ действовали в XVIII в. и вПетербурге – с1709 г. уроки давались при кирке Св. Петра(Петришуле), а затем и в лютеранскихприходах Св. Анны, Св. Екатерины (немцев), Св.Екатерины (шведов), Св. Марии и вреформатских общинах.

Школы при тех или иныхлютеранских и реформатских общинах спервых лет своего учреждения не имелисреди разноязычных горожан тогоавторитета, ­которым пользовалась Петришуле– денежныересурсы приходов были различны, что, вконечном итоге, и предопределяло степеньактивности членов советов в вопросахвоспитания детей прихожан. ПоявлениеПетришуле стало вполне закономернымрезультатом качественного развитияприхода Св. Петра. Несмотря на фактпроведения пасторами всех городских общинпоучительных занятий с детьми, именно вэтой крупнейшей общине сложилисьсерьезные предпосылки как для финансовогосодержания здания школы и большого штатаеё учителей, так и для реализации плановучебных курсов, целью которых былознакомство учащихся с образцамитрадиционного воспитания в протестантскихшколах Европы. Финансовые возможности вдругих общинах были невелики (на фоне ряданедолго существовавших школ более ярковыглядит деятельность классов при общинеСв. Анны).

Принцип организацииработы Петришуле на начальном этапе ееистории также определялся малым обьемомшкольного бюджета – один учитель последовательнообучал детей навыкам элементарного счета,правописания и хорового пения. Пасторыобщины занимались преподаванием дисциплинбиблейской истории и общей координациейучебного процесса, хотя сведений об этихсферах деятельности в источниках нет.Число учеников и классов в некоторыепериоды определить невозможно – существуют,конечно, разрозненные данные о том, что вначале второй четверти столетия в школеуже было два класса или, например, о том, чтов 1736 г. уроки посещало около сотни детей. Вцелом, однако, ситуация неясна, а самыеранние документы школы датированы началом1760­х гг. (онисодержатся ныне в специальном фонде архивашколы в ЦГИА СПб). Система обучения, гдеучитель по­очередно объяснял материал поразным предметам одному и тому же классу,оставалась неизменной до конца 1750-х гг.,несмотря на то, что в начале второйчетверти XVIII в. количественный составнаставников увеличился до двух ­человек.

Коренныепреобразования схем учебного процесса вПетришуле произошли в период ректорстваА.Ф. Бюшинга в 1761–1765 гг. Через специальноопубликованные «Известия» об открытиишколы нового образца был объявлен набор вклассы, где дети могли бы постигать основыобъемного комплекса предметов подруководством специализировавшихсяисключительно по своим дисциплинамучителей. Согласно установленным нормамрегламента, дети обоего пола различныхнациональностей распределялись по классамсообразно с уровнем их начальнойподготовки и каждые полгода (в марте исентябре) им устраивались «публичные»экзамены на знание изученных имидисциплин. Обязательным условием приема вклассы детей любой национальности былоизучение ими в Петришуле немецкого языка– в соблюдениесложившейся еще с 1709 г. традициипреподавания всех нелингвистическихдисциплин по-прежнему велось на немецком.Выдержавшие проверку переводились встаршие классы, остальные вновь проходилипрограмму неосвоенных курсов, уже сдругими группами учеников.

На основании сведениймногочисленных источников автор вдиссертации последовательно и самымподробным образом проанализировал вопросыпринципов учебного процесса в Петришуле;организации системы пансионерства; платыза обучение и пансион; количества ученикови преподавателей, их возрастной,национальный и социальный состав в период1760-х – конца1790-х гг.

Послеобъявления указом Екатерины II от 29 августа1783 г. Петришуле Главным немецким училищем вРоссийской империи, его директор Г.У.Кольбе распорядился собиратьпредставителей различных немецких школдля обучения их методикам Петришуле.Основной процесс синхронизации материалатекстов учебников для немецких ироссийских училищ и установления связейПетришуле с немецкими школами в российскихпровинциях начал осуществляться, однако,только в XIX столетии.

Принципыорганизации учебного процесса школы прикирке Св. Анны в 1740–1750-е гг. столетия не отличались отподходов учителей общины Св. Петра в первыедесятилетия ее истории – один наставникпреподавал детям различные дисциплины.Уроки, без сомнения, велись на немецкомязыке и были предназначены для детейнемцев. К середине 1760-х гг. администрацияшколы стала выстраивать учебный процесс,видимо, с учетом практики деятельностиПетришуле – сэтого времени с учениками, число которыхпревышало 100 человек (среди них должны былибыть и русские), занимались уже семьпреподавателей по дисциплинамязыкознания, истории общества и религии,математики, музыки и даже живописи. Первыйопыт введения этих предметов в школьныйкурс был получен учителем и будущимпастором Христианом Августом Торновом в 1762г.– в мерусвоих возможностей, он сообщал детямпознания в чтении, счете, Законе Божием,латинском, французском и русском языках,правописании, географии, истории,рисовании, вокале и игре на клавире. Подруководством Х.А. Торнова ученики (подобноих сверст­никам в Петришуле) выступали смузыкальными концертами в школьныхаудиториях, а однажды и в здании кирки.

Структура учебного процесса Анненшулебыла нарушена в 1770–1780-е гг., но благодаря усилиям членовцерковного совета пастора Т. Рейнбота иблаготворителя И. Керстнера вновьвосстановлена. Милостью все того же И.Керстнера и других пожертвователей долгоевремя продолжала действовать и приходскаясистема пансионерства.

Вдеятельности обеих школ выражались, такимобразом, сходные способы отношения ­администраций кпринципам построения учебного процесса– системашкольной организации, была подобна однадругой; перечень предметов в те или иныепериоды столетия был одинаков.Руководители школы при кирке Св. Анны,безусловно, перенимали опыт своих коллегиз Петришуле (после указа от 29 августа 1783 г.они должны были это делать в обязательномпорядке), а некоторые учителя в разныеотрезки собственной жизни могли работать вобеих лютеранских школах. АвторитетПетришуле наверняка был важным факторомвыстраивания на бытовом уровненеформальных иерархических отношениймежду всеми представителями этихшкол.

Пятая глава –Взаимоотношения протестантов Петербурга сорганами государственной власти - посвящена анализу практикиотношений протестантов с Юстиц-коллегиейлифляндских, эстляндских и финляндскихдел, Сенатом и Синодом.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»