WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Резкое падение добычи нефти в России в середине девяностых годов сменилось с 2000 года ее уверенным ростом. Однако темп прироста добычи в последние годы существенно снижается, что обусловлено одной из важней­ших проблем неф­тяной отрасли - ухудшением состояния сырье­вой базы. Большинство экс­плуати­руемых месторождений, в особен­ности крупных, находятся в зре­лой или поздней ста­дии развития. Подходит к концу пе­риод получения эф­фекта от осуществленных ранее инвестиций в нефтедобычу. Отсутствие но­вых инвестиций в отрасль угрожает об­вальным выбытием старых фондов и закрытием большого числа скважин в связи с их ухуд­шающейся рентабельно­стью. По­скольку состояние нефтегазового комплекса непосред­ственно сказыва­ется на социально-эконо­мическом положении России, особое значение приоб­ретает проблема адап­та­ции комплекса к новым условиям. Осуществле­ние государством адекватных мер по регулиро­ванию отрасли по­зво­лило бы решить нако­пившиеся проблемы и обеспечить не сиюми­нутную выгоду, а стабильно вы­сокую отдачу от нефтедобычи на десятилетия вперед. К важней­шим из таких мер относятся решения, связанные с изменением сис­темы нало­гообложения в нефтедобывающей отрасли.

Если суммарная величина запасов нефти в недрах России, даже по са­мым скромным оценкам, кажется достаточной для обеспечения добычи на обозри­мый срок, то ситуация со структурой запасов и их воспроизводством весьма тревожная. В последние годы сущест­венно воз­росла доля низкорента­бельных и трудноизвлекаемых запасов, сокращаются объемы эксплуатаци­онного и раз­ве­доч­ного буре­ния, уменьшается ввод в эксплуатацию новых скважин; значи­тельно снизился коэффициент извле­чения нефти, в результате чего в недрах те­ряется более 70% запасов нефти. Более 70% запасов нефти находятся в диапа­зоне низких деби­тов скважин (от 10 до 25 тонн/сутки) и на грани «нулевой» рентабельности. Применяемую ныне большинством рос­сийских компаний систему отра­ботки неф­тяных ресурсов можно охарактери­зовать как нерацио­нальное недропользование, а, по сути - отра­ботку наиболее рента­бельных нефтяных залежей. Это обусловлено недостаточным контро­лем за деятель­ностью компаний со стороны госу­дарства, а также несовер­шенной сис­темой налого­обложения.

В настоящее время в России имеет место переход на позднюю стадию нефтедобычи; поэтому в налогообложении нефтедобывающей промыш­лен­ности основной упор должен быть сделан не на усиление фискального дав­ле­ния на производи­телей, а на расширение налоговой базы за счет при­ведения в соответствие уровня налоговой нагрузки и естественной дина­мики вос­производства минерально-сырьевой базы комплекса на поздних ста­диях экс­плуатации месторождений. В России, по единодушному мнению экспертов, аналитиков, представителей самих нефтедобывающих предпри­ятий и налого­вых органов, система налогообложения в мине­рально-сырьевом секторе (осо­бенно в нефтегазовом) имеет ярко выраженный фискальный ха­рактер: россий­ское законодательство о на­лого­обложении нефтяной отрасли, по сути, нацелено лишь на обеспечение высокого уровня на­логовых поступ­лений в бюджет; эко­номическая эффективность налогообложения при этом уходит на второй план. Следствием этого стал сложившийся крайне неблаго­приятный нало­говый кли­мат, препятствующий капитализации и по­вышению эф­фек­тивности отрасли.

По расчетам Министерства природных ресурсов РФ, в ближайшие 10 лет для достижения баланса между темпами до­бычи и воспроизводства запа­сов России необходимо инвестиро­вать в геолого-разведочные работы 30 млрд. долл.; при этом за счет средств федерального бюджета может быть про­финансировано лишь 10% от требуемой суммы, а ос­тальное должны вложить заинтересо­ванные компании - недропользова­тели. Но им нужны значи­тель­ные налого­вые послабления, которые позволяли бы средства, сэ­коном­ленные на уплате налогов, инве­стировать в эти долго­срочные проекты. Проблема инвестирования в нефтедобывающую отрасль усугубляется тем, что возмож­ности относительно некапиталоем­кого раз­вития нефтяного сектора практи­чески исчерпаны: большая часть проектов, которые являются рентабельными при текущих высоких ценах на нефть, уже реализуются или готовятся к реа­лизации, а для новых очень вы­сокозатратных и рисковых проектов необхо­димы дополнительные стимулы.

Для интенсификации инвестиционного процесса в отрасли необходим це­лый ком­плекс мер. По мнению аналитиков, сильнее всего на сокра­щение инвестиций в нефтяном секторе влияет жесткий налоговый ре­жим: в среднем 74% общей прибыли идет на уплату различных налогов, с 2005 г. го­сударство изымает у компаний почти 100% доходов сверх цены в 25 дол./барр1.

В связи с этим требуется радикальное реформирование налога на добычу полезных иско­паемых (НДПИ), включая ликвидацию его привязки к мировым ценам на нефть и предостав­ле­ние льгот по уплате НДПИ. Существенной проблемой для отрасли является более низкий уровень внутренних цен на основные виды энергоресурсов по сравне­нию с миро­выми. Ситуация с ножницами мировых и внутренних цен сти­мулирует неф­тедобывающие предприятия и нефтяные компании максими­зи­ровать экспорт сырой нефти, что ставит под удар систему обеспе­чения страны нефтепродук­тами. Использование государством налоговых регуляторов в соответст­вии с задачами развития неф­тяного комплекса могло бы способствовать созданию предпо­сылок для предот­вращения кризисных ситуаций на внутреннем топ­ливном рынке и ста­били­зации цен на нефтепродукты.

На се­годняшний день в российской нефтедобывающей отрасли сло­жи­лась жесткая недифференцированная сис­тема налого­обложения нефтяных компаний (НДПИ, экспортные таможен­ные пошлины и налог на при­быль с номиналь­ной ставкой 24%). Величина "нефтяных" налогов и неналоговых платежей практически никак не за­висит от инди­видуаль­ной прибыльности конкретных проек­тов по разработке месторожде­ний. Хотя простота администрирования является лишь одним из важных свойств нало­го­вой системы, в настоящее время в нашей стране в отношении нефтедобы­ваю­щего сектора она практически стоит на первом месте. В целом, анализ действующей системы налогообложения неф­те­добы­вающей отрасли позволяет сделать вывод, что она в основном носит фис­кальный ха­рактер, не является гибкой с точки зрения извлечения дифферен­ци­альной природной ренты и не направлена на стимулирование инвестици­онной активности предприятий сектора. Все это в совокупности требует су­ществен­ных корректировок всей системы налогообложения в неф­тяном (шире – в сырь­евом) секторе экономики, нацеленных на его стаби­лизацию и на сти­му­лирова­ние инвестиционной деятельности.

Во второй главе «Анализ системы налогообложения малых нефтя­ных компаний» дана оценка текущего состояния и тенденций развития сек­тора ма­лых нефтедобывающих компаний, раскрыто влияние действующей системы налогооб­ложения на экономическое положение МНК, а также особое значение для малых нефтедобывающих компаний основного ресурсного налога - НДПИ.

Во всех нефтедобывающих странах существует достаточно четкое раз­граничение сфер дея­тельности между нефтяными компаниями разного мас­штаба и разной организационной струк­туры. Крупные, в том числе трансна­циональные, вертикально-интегрированные компании реа­лизуют дорогостоя­щие высокорисковые проекты и в своих активах числят, в основном, крупные месторождения с легкоизвлекаемыми запасами. Малые независимые компа­нии зани­маются разработкой по преимуществу небольших или истощенных ме­сторожде­ний, часто с трудноиз­влекаемыми запасами. Невысокое качество своей сырьевой базы эти компании ком­пенсируют более высокой, нежели у крупных компаний, эффективностью работы за счет мас­сированного исполь­зо­вания инновационных технологий, гибкости и оперативности управ­ления, при­влече­ния прямых инвестиций в производство, экономии на администра­тивных рас­ходах.

Как было отмечено выше, сырьевой базой российских МНК (в отличие от ВИНК) являются, в основном, мелкие место­рождения (рис. 1) с трудноизвлекаемыми запасами. Стратегии деятельности ВИНК и МНК также весьма различаются. Если ВИНК наце­лены на рост оборота, объема прибыли и увеличение капитализа­ции, то МНК в основном ориентированы на рост прибыли не за счет ее абсо­лютного значения, а за счет увеличения нормы прибыли в результате повы­шения эффек­тивности разработки месторождений (уве­ли­чение коэффици­ента извлечения нефти (КИН), снижения издержек за счет инноваций, гиб­ких управленческих решений, привлечения инвестиций и т.д.).

Рис. 1 Сырьевая база российских нефтедобывающих компаний (слева – ВИНК, справа – МНК), запасы месторождений: мелких и средних - до 30 млн. т, крупных - 30 – 300 млн т, уникальных - свыше 300 млн т

Од­нако доля добычи нефти МНК в России значительно ниже, чем в дру­гих нефтедобывающих странах (в США и Канаде - до 30-40% всей нефтедо­бычи), под­вержена сильным изменениям, а в последнее время имеет явную тенденцию к снижению (с 12 – 14% в конце девяностых годов до 3,1% в 2006 году) притом, что по­тенциал малых и средних нефтяных компаний, с учетом состояния их сырьевой базы и про­изводст­венных воз­можностей, востре­бован, по оцен­кам экспертов, не более чем на одну треть.

Одной из основ­ных причи­н сложившегося критического для существо­ва­ния российских МНК по­ложения является фискальный, по сути, характер сис­темы нало­гообложения нефтяной отрасли. Поскольку деятельность МНК по­зволяет государству решать вопросы рационального недропользования (разра­ботка малорентабельных месторождений с трудноизвлекаемыми запасами и низкопродуктивных скважин, внедрение прогрессивных методов нефтедобычи) и способ­ствует созданию дополнительных рабочих мест, в западных нефтедобы­ваю­щих странах созданы сложные системы тщательно разработанных мер по стимулированию их ра­боты, включающие в том числе и специальные программы льгот­ного налогообложения.

При решении вопроса о необходимости поддержки и стимули­ро­вания деятель­ности МНК со стороны госу­дарства (в том числе путем реформирования системы налогообложения) необходимо учитывать, что ре­сурсная база нефтедобычи в России в целом находится на позд­ней стадии ос­воения (а в та­ких регионах, как Татарстан и Башкортостан - на затухающей стадии), на кото­рой отработка месторождений уже полностью не компенси­руется прирос­том запасов, а среди вы­явленных ресур­сов нарастает доля средних и мелких объек­тов, так что в пер­спективе все за­пасы нефти будут прирастать, главным обра­зом, за счет мелких месторожде­ний. А именно на таких ме­сторождениях наи­более эффективна деятельность МНК.

Текущее налоговое законодательство ориентировано, в первую очередь, на интересы крупных нефтедобывающих компа­ний. Именно на них делает ставку государство, не без основания считая их основой экспорт­ноориенти­рованной экономики и подстраивая систему налогообложения отрасли под осо­бенности бизнеса ВИНК, никак не учитывая интересы малых компаний. Од­ним из ярких проявлений этого подхода является введение в 2002 году «плоской» шкалы НДПИ, к тому же привязанной к мировым ценам на нефть, применение которой особенно болезненно для МНК. Реализуя 70% нефти на внут­реннем рынке, малые компании платят налог в зависимости от цен ми­рового рынка, т.е. уплачивают на­лог с доходов, которые они фактиче­ски не получают, и источником ко­торых является при­быль. В последние годы рен­табельность МНК была крайне низкой, в отдельные месяцы доля НДПИ в вы­ручке МНК от реализации нефти на внутреннем рынке достигала 90%.

Задача дифференциации налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), которая обсуждается в течение многих лет, тех­нически очень сложна, поскольку требует учета интересов многих сторон, притом, что ре­форми­рование налога не должно уменьшать налоговые поступле­ния. Диффе­ренцированные ставки НДПИ должны: обеспечивать про­зрачное адми­нистрирование исчисления и уплаты на­лога, минимизирую­щее возмож­ное ма­нипулирование; максимально полно учитывать горно–гео­логические, эконо­мико-гео­графиче­ские характеристики месторождений, а также физико-хи­мические характеристики добы­ваемой нефти; стимули­ровать под­держание и на­ращивание уровня добычи нефти за счет приме­не­ния новых технологий и со­блюдения технологических схем разработки ме­сторожде­ний; стимулировать ввод в разработку новых нефтяных месторож­дений и новых неф­тедобы­вающих регионов с неразвитой инфраструктурой; не провоциро­вать рост цен на внут­реннем рынке нефтепродуктов.

Малые нефтедобывающие компании из-за невысокого качества своей ре­сурсной базы крайне заинтересованы в льготах, которые стимулировали бы до­бычу из малодебитных и высокообводненных скважин, а также разработку мелких марги­нальных месторождений, требующую значительных капиталовложений.

Введение в действие с 1 января 2007 года по­правок в главу 26 НК РФ, пре­дусматривающих льготы по НДПИ по весьма ограниченному набору кри­териев (всего два - для вновь вводимых месторождений и для месторождений с выработанностью более 80% - из 8 геолого-технологических параметров дифференциации, пред­ложенных рабочей группой ТЭНИ), не устранило идеологию «плоской» шкалы и главный недостаток НДПИ – привязку его к мировым ценам на нефть, хотя, безусловно, явилось шагом вперед в совершенствова­нии системы ресурсного налогообложения. Очевидно, что в дальнейшем список критериев диф­ференциации должен быть расширен и уточнен с учетом интересов малых компаний. Кроме того, на практике выяснилось, что использовать эти льготы компа­ниям попросту невы­годно из-за невозможности обеспечить прямой раздельный учет добытой нефти по каждому лицензионному участку, без которого нало­говые льготы по НДПИ не предоставляются. В большинстве компаний добы­тая на разных участках нефть учитывается на од­ном коммерческом узле учета, а строительство установок для раздельного учета нефти по каждому лицензионному участку компании считают нерентабельным. Особенно это каса­ется мелких месторождений (основы сырье­вой базы МНК), где стоимость создания систем подготовки и учета нефти может значительно превысить ожидаемую экономию от льготирования НДПИ и привести для МНК к весьма негативным экономически последствиям, вплоть до прекращения их дея­тельности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»