WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В §3 рассматривается динамика численности башкир в изучаемом регионе с конца XVIII по начало XXI в. Башкиры, будучи на территории оренбургских степей коренным этносом, долгое время составляли численное большинство населения края. Заселение края русскими и татарами, которые в настоящее время преобладают по численности, началось со строительством г. Оренбурга и Оренбургской пограничной линии во второй четверти XVIII в., а наиболее активное переселение шло в последней трети XIX – начале XX в. В 1897 г. в четырех Усерганских волостях башкиры составляли 58 % населения, а в 1920 г. в Усерганском кантоне, который образовали эти волости - 52,5%. Несмотря на то, что после передачи южных населенных пунктов кантона в состав новообразованной Оренбургской области, в течение 1939–1989 гг. численность башкир росла, шло параллельное снижение их доли в общей численности населения области. В конце XX в. по данным переписи населения 2002 г. их число сократилось, составив 52685 человек (2,4% населения области) по сравнению с 53339 человек в 1989 г. В Восточном Оренбуржье больше всего башкир проживало в Кувандыкском и Гайском районах – 5 632 (23,1% населения района) и 2 522 (20,7%) человек соответственно, в Саракташском районе они составляют значительно меньшую долю населения – 1 853 человека (4,4%). В настоящее время, несмотря на компактное проживание, башкиры в Восточном Оренбуржье составляют менее четверти населения края.

В §4 раскрывается история расселения и этнический состав племени усерган, к которому большей частью относились башкиры Восточного Оренбуржья. В современных административных границах территория, занимаемая усерганами, в пределах Оренбургской области охватывала Гайский и значительную часть Кувандыкского районов. Ранее она была намного шире современного ареала расселения усерган. Границы расселения племени на западе простирались до долин рек Ток, Большой и Малый Уран, а на юге охватывали большую часть степей по среднему течению Урала.

Более древнее название усерган – муйтен, согласно шежере, Муйтен-бий являлся родоначальником племени, а Усерган был его сыном. Этноним муйтен, кроме башкир зафиксирован у каракалпаков (в форме муйтен, мюйтен) и зеравшанских узбеков (митан), причем эти племена являются родственными. Общность древней этнической основы башкирских усерган и каракалпакских муйтен подтверждается их этногенетическими легендами, а также параллелями в названиях родов, родовых подразделений и языке. Усергане и муйтены-каракалпаки имеют этнокультурные признаки, отличающие их от других племен тюрко-монгольского мира, что объяснимо древней индоиранской основой в их происхождении.

В настоящее время в среде местного населения знание родоплеменной принадлежности большей частью утрачено, поэтому эти сведения в основном черпались из источников и опубликованной литературы. В результате исследования установлено, что племя усерган в начале XX в. имело в своем составе следующие роды – аскак, апанды (абазы), кунак, айыу, бишей, шишей, сураш, сары. Из них наиболее древние – сураш, айыу, кунак, а бишей и шишей – вероятно, дочерние роды, отделившиеся от сураш. Большая часть территории Восточного Оренбуржья, в прошлом являлась родовой землей аскак. Род бишей расселялся в основном на территории современного Зианчуринского района РБ, а в Восточном Оренбуржье – в устье реки Кураган. Деревни рода шишей большей частью расположены на территории Хайбуллинского района РБ. Деревни этого рода в Восточном Оренбуржье образовались как их выселки в конце XVIII в. Сары считается дочерним родом шишей, он заселял смежную с ним территорию – восточную часть Гайского района по реке Сухая Губерля. Название рода, видимо, связано с некогда крупным племенным объединением средневековых кипчаков сары-кыпчак. Названия родов аскак и кунак, вероятно, являются антропонимами. Деревни родов кыдрас и айыу располагались на северо-западе земельных территорий племени усерган (Зианчуринский р-н РБ, Саракташ. р-н).

В §5 рассматривается родовой состав и история расселения кипчаков в регионе. Башкирское племя кипчак образовалось в XIII–XIV вв. на основе родов кипчакской конфедерации, проникнувшей на Южный Урал после монгольского нашествия. Территория Оренбургской области являлась южной границей расселения башкирских кипчаков. Здесь, западнее усерган стал расселяться род кара-кипчак. Кипчаки частично заняли территорию усерганских вотчин и вошли с ними в тесное этнокультурное взаимодействие. Результатом этого является наличие большого количества компонентов кипчакского происхождения среди усерган (родовые подразделения). На усерганской территории находится несколько кипчакских деревень – Идельбаево, Псянчино, Абубакирово. Кроме того, кипчакские тамги встречаются повсеместно в усерганских деревнях. Характерный элемент в виде двух вертикальных параллельно расположенных палочек () часто присутствует и в смешанных усергано-кипчакских тамгах.

В §6 раскрывается роль племени тунгаур в этническом составе башкир Восточного Оренбуржья, рассматривается история его расселения в регионе. Несмотря на то, что родовые вотчины тунгаур находились севернее, на приграничных территориях современной РБ, источники свидетельствуют о присутствии тунгаур некогда в Восточном Оренбуржье и о тесных взаимоотношениях их с усерганами. Следы присутствия тунгаур сохранились в топонимии края – на территории Кувандыкского района находится курган, который считается захоронением Тунгаур-хана, в этой же местности брод носит название «Тунгаур-кису». Повсеместно среди тамг вотчинников Усерганской волости, отложившихся в документах первой половины, встречаются тунгаурские тамги в форме полумесяца, причем практически без вариаций.

§7 посвящен анализу родоплеменных подразделений – низшего звена в родоплеменной структуре башкир, объединявших группу родственных семей. Они назывались ара, реже туп, тубэ. В настоящее время башкиры лучше помнят свои родовые подразделения (в отличие от племен и родов), которые зачастую функционируют в качестве семейных прозвищ. Раньше семейные группы селились компактно, образуя улицы; их названия, полученные от этнонима, до сих пор сохранились в некоторых деревнях. В течение 2003–2007 гг. собрано более ста этнонимов. Они сохранили следы участия различных родоплеменных групп в этнической истории башкир. В названиях родоплеменных подразделений встречаются этнонимы табынского объединения (таз, кыуакан), огузского происхождения (эт, кусюк, турукмен), этнонимы, связанные с кипчакским миром (каратун, йыуасалы). Иногда названия ара указывают на пришлый характер рода и даются по названию прежнего места проживания.

В §8 раскрывается история появления и функционирования населенных пунктов оренбургских башкир. История постоянных поселений башкир в оренбургских степях начинается с XVI–XVII вв., хотя по документам прослеживается лишь со второй половины XVIII в., после укрепления царской администрации в крае. Будучи основаны на местах зимних поселений, все башкирские деревни располагаются по берегам рек, в местах, защищенных от ветра, то есть удобных для зимнего содержания скота. Из архивных источников и устных преданий хорошо прослеживается история образования оренбургских деревень: из основной деревни рода выделялись семьи, которые основывали новые поселения. Причем, связь между деревнями одного рода поддерживалась вплоть до середины XIX в., что иллюстрируется частыми переселениями семей из одной деревни в другую в пределах рода. Большинство деревень имело два, и более названий, при этом официальные названия являлись антропонимами и давались по имени старшины, а неофициальные по названию рода или племени (например, Ишмуратово – Кыпсак, Тлявгулово – Бишэй, Рысаево – Сураш, Сунарчино – Санкем, Верхненазаргулово – Буре). История башкирских деревень Восточного Оренбуржья тесно связана с остальными деревнями усерган, находящимися на территории РБ. Поселения, расположенные восточнее (по рекам Губерле, Кураганке, среднему течению Сакмары) образуют единую линию происхождения с деревнями Хайбуллинского района РБ, а деревни западнее – с населенными пунктами Зианчуринского района РБ.

Вторая глава посвящена этнокультурному взаимодействию башкир с соседними народами в течение XV–XX вв. Глава построена по хронологическому принципу.

В §1 рассматриваются взаимоотношения башкир с ногайцами, ставшие на протяжении XV – третьей четверти XVI вв. основным содержанием их истории. Характер этих взаимоотношений определялся господствующим положением ногайцев, занявших родовые кочевья южных башкирских племен. Ногайцы жестко ограничивали хозяйственную деятельность башкир и нанесли огромный урон их экономике. Основные кочевые маршруты ногайцев располагались в Южной Башкирии, причем разграничение пастбищ башкир и ногайцев не всегда было четким. На реке Яик, где находились лучшие кочевые угодья ногайцев, располагался правящий центр Ногайского ханства.

Межэтнические контакты башкир и ногайцев, с одной стороны, были обусловлены общими этническими компонентами в составе обеих народов, а с другой – близостью языка и кочевой культуры. В составе обоих народов зафиксированы этнонимы кипчак, кереит, ас и абаз, которые находят параллели и в этнонимии башкир Восточного Оренбуржья. Особо следует выделить кипчакский компонент, который сыграл важную роль в этногенезе обоих народов. Сами башкиры осознавали этническое родство с ногайцами.

Длительный период нахождения под ногайским владычеством нашел отражение в фольклоре и топонимии башкир. Так, вокруг деревни Бурансы Беляевского района Оренбургской области по преданию располагались кочевья ногайского батыра Карасая, его имя носит и находящееся рядом озеро, а название деревни связывается с именем ногайского батыра Бурансы, приближенного Идукая. Там же находится захоронение с надмогильной плитой, которое приписывают хану Идукаю. На территории родовых земель башкир племен усерган и кипчак распространены топонимы с основой «нугай». Появление этнонима нугай в составе усерган и кипчаков Восточного Оренбуржья относится, вероятно, к более позднему периоду, когда ногайцы после падения Казани в 1552 г. ушли на юг, а небольшая их часть осталась и влилась в состав башкир. Контакты башкир и ногайцев имели место и позже, когда в 1744–1745 гг. часть ногайцев (солтанаульские и кондуровские татары) была переведена в Оренбургский край и поселена в устье Сакмары по соседству с башкирами Кара-Кипчакской волости. Ныне потомки этих ногайцев проживают в Кувандыкском и Саракташском районах.

В §2 второй главы раскрываются ход и особенности взаимоотношений башкир Восточного Оренбуржья с калмыками. Калмыки, в поисках пастбищ продвигаясь из степей Западной Монголии на запад через юг Западной Сибири, в XVII в. вошли в тесное соприкосновение с восточными, зауральскими, а позже, с южными башкирами. Основным содержанием башкиро-калмыцких контактов стали столкновения из-за кочевий. Правительство пыталось регулировать их взаимоотношения и неоднократно запрещало калмыкам кочевать на башкирских землях. Во второй трети XVII в. калмыки продвинулись в земли юго-восточных башкир, в том числе в оренбургские степи, но пробыли здесь недолго, до середины XVII в.

Этот период отложился в топонимии края, в которой зафиксировано множество названий, связанных со столкновениями башкир и калмыков. Например, гора «Калмак-караул» (д. Старо-Халилово Гай. р-на), местность «Калмак-бутаган» (д. Рысаево Кувандык. р-на). Военные столкновения часто сопровождались взаимным захватом пленных, которые зачастую ассимилировались в среде башкир. В Восточном Оренбуржье распространенны предания, в которых повествуется о происхождении родовых подразделений калмак от пленных калмыков. Причем, этноним калмак – один из наиболее часто встречающихся у башкир Восточного Оренбуржья. Существенным фактором, сближающим два народа, являлось схожее полукочевое хозяйство. Известны факты совместного выступления калмыков и башкир против царских войск.

В §3 второй главы раскрываются история и особенности взаимоотношений башкир Восточного Оренбуржья с казахами, с которыми они имели наиболее тесные контакты. У оренбургских башкир наиболее ярко выражены следы этнокультурного влияния казахов в материальной культуре, языке, а также этнонимии. Казахи расселились по соседству с юго-восточными башкирами, по левому берегу реки Урал в первой четверти XVIII в. продвигаясь на запад под натиском джунгар. Постепенно казахи заняли кочевья башкир за Уралом, и взаимоотношения, начавшиеся с конфликтов за пастбища, в течение последующих двух веков продолжали в основном носить характер взаимных набегов с угоном скота, захватом в плен женщин и детей. Правительство пыталось урегулировать отношения между своими подданными, ограничивая пересечение границ. Однако после восстания 1755 г., когда возникла угроза объединения двух народов против власти, оно, применяя политику «разделяй и властвуй», натравило их друг против друга, что посеяло вражду между ними более чем на полвека.

Несмотря на частые конфликты, возникавшие преимущественно из-за пастбищ, башкиры поддерживали мирные контакты с казахами. Этому способствовали общность хозяйственно-культурного типа, этнолингвистической и конфессиональной системы. В составе двух народов имеются общие этнические компоненты, восходящие к рубежу I и II тысячелетий. С этим периодом связаны общие для башкир и казахов этнонимы ягалбай – жагалбай, табын, усунь – уйшин, тамьян – тама. В XIV–XVI вв. в результате распада Золотой Орды, а позднее Ногайского ханства происходит активное воздействие кипчакских и кипчакизированных племен на этническое формирование башкир и казахов. Кроме самого племени кипчак в составе башкир и казахов зафиксированы многочисленные этнонимы, восходящие к племенам кипчакского круга. У башкир Восточного Оренбуржья встречаются этнонимы кара-кипчак, сары, джети-уру, которые находят параллели у казахов-кипчаков. Население западной части Казахстана по антропологическим характеристикам обнаруживает близость с юго-восточными башкирами. Непосредственно с башкирами Восточного Оренбуржья граничили казахи племени жагалбайлы, они расселялись по реке Орь и ее притокам, по левому берегу Урала, рекам Карагайлы, Кос-истек и Домбар.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»