WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Предмет исследования составляют роль и потенциал интеллигенции в процессе становления российской культурной идентичности.

Теоретико-методологическую основу исследования определяют стоящие перед ним цель и задачи. Методологической базой выступают ценностно-понимающий, структурно-функциональный и социокультурный подходы, а также метод идеальной типизации. Социокультурный подход к пониманию природы идентификационных процессов в обществе, восходящий к идеям П.А. Сорокина, дает возможность рассмотрения их сквозь призму специфичности сложившейся устойчивой композиции социальных и культурных характеристик, коррелирующих с соответствующим типом личности. Сочетание социокультурного подхода с ценностно-понимающим позволяет показать специфику российской культурной идентичности в контексте развития тенденций глобализации культуры. Чтобы акцентировать системообразующую роль в структуре социетальной системы российского общества культурных ценностей, выработанных интеллигенцией, потребовалось обращение к структурно-функциональной методологии Т. Парсонса. Обобщение и описание качеств и культурных моделей, ассоциируемых с интеллигенцией, осуществлялось с помощью метода идеальной типизации, разработанного М. Вебером.

В ходе работы над диссертацией были получены результаты, содержащие следующие элементы научной новизны:

– показано, что российская интеллигенция традиционно представляла собой специфический культурный тип и культурную общность с устойчивыми амбивалентными идентификационными характеристиками, воспроизводство которых играло системообразующую роль по отношению к воспроизводству социетального единства и идентификационных параметров российской культуры;

– выявлена двойственная роль российской интеллигенции в процессе системных преобразований общества: она выступала инициатором и активным субъектом преобразований и одновременно объектом их депривирующего воздействия;

– обоснована взаимосвязанность кризиса российской интеллигенции конца ХХ в. и идентификационного кризиса российской культуры, обусловленных разрушением ценностных оснований культурной общности этого социального слоя и утратой прежних социоструктурных позиций;

– показано, что идентификационная амбивалентность российской интеллигенции содержит в себе потенциал оптимальной модели для конструирования новой мультикультуральной национально-гражданской идентичности россиян в контексте глобализации и системных реформ;

– установлено, что бинарный схематизм культурного мышления интеллигенции и объективное снижение ее социальных позиций в настоящее время блокирует восстановление ее активной роли в обществе;

– обоснована необходимость восстановления принципа государственного патернализма по отношению к институтам духовного производства для сохранения интеллигента как национального типа личности и интеллигенции как социокультурной общности.

Данные элементы новизны конкретизируются в следующих положениях, выносимых на защиту:

1. Интеллигенция в России представляет социокультурную общность с определенным культурным комплексом – устойчивыми аксиологическими характеристиками и производной от них моделью поведения. Этому комплексу присущи амбивалентность и синкретизм, которые объясняются сочетанием ценностей православной традиции (высокая нравственность, нестяжательство, самоотверженное служение общему благу, коллективизм, аскетизм) и ориентацией на ценности профессиональных групп, занятых интеллектуальным производством в странах западного культурного мира (интеллект, рациональность, секуляризм, профессионализм, социальный критицизм).

  1. В силу европейского стремления к рационализации социального порядка интеллигенция инициировала социальную критику российского общества и являлась субъектом ценностно-идеологического обеспечения модернизационных изменений. В традиционном российском обществе они приобретали форму социокультурных трансформаций, в процессе которых происходила ломка идентификационных параметров культуры. Эти преобразования влекли за собой снижение статусных позиций интеллигенции в обществе и девальвацию ее культурной ценности, что вызывало различные виды ее депривации.

3. Реализация российских системных реформ конца ХХ в., которые идеологически обеспечивала интеллигенция, вызвали необходимость ее перехода на целерациональные принципы и нормы профессиональной деятельности, что противоречило православному компоненту ее культурного самосознания. Эта ситуация стала причиной кризиса идентичности российской интеллигенции, выразившегося в неспособности осуществлять социокультурные функции: ценностнотворческую, интегративную, социально-критическую и культурной рефлексии. Утрата интеллигенцией данного потенциала вызвала идентификационный кризис российской культуры в целом, проявлением которого стали: социокультурная дезинтеграция; нарушение функций межгенерационной культурной преемственности; ослабление культурной рефлексии и утрата единства историко-культурного самосознания.

4. Наиболее остро российский культурный кризис проявился в национально-гражданской идентичности, что объясняется, во-первых, полиэтничным и поликонфессиональным составом населения страны; во-вторых, утратой биполярной картины глобального мира, в котором Россия занимала адекватное своим идеологическим претензиям место. Преодоление этого кризиса предполагает конструирование мультикультурной идентичности, отвечающей вызовам глобализации и соединяющей в себе традиционные российские идентификационные параметры с общеевропейской и глобальной культурной идентичностью. Перспективность и реализуемость такой модели задается образцом культурной идентичности российской интеллигенции, которая, развивая и поддерживая российский культурно-исторический (надэтнический и надконфессиональный) компонент идентичности населения страны, была глубже других социальных групп интегрирована в западную культуру и идентифицировалась с ее ценностями.

5. Необходимым условием восстановления активной роли интеллигенции в социетальной интеграции российского общества является преодоление бинарной оппозиции, в которой ее представители воспринимают двойственность собственной культурной идентичности («почвенничество» – «западничество»). Потребность в разрешении этого противоречия сформировала «интеллигентский миф» с полярной противоположностью идеологических оценок деятельности и мировоззрения интеллигенции в российской социальной и политической истории. Его современное воспроизводство, а также депривация статусных позиций профессиональных групп, занятых в интеллектуальных сферах, являются главными препятствиями в поисках новой целостной самоидентичности, из-за отсутствия которой невозможна реализация идентификационной функции интеллигенции по отношению к обществу.

6. В настоящее время дисфункциональное состояние институтов духовного производства и общий прагматический контекст социальных взаимодействий препятствуют воспроизводству интеллигенции как социального слоя и социокультурной общности. Прогнозируя нарастание тенденции растворения интеллигенции в других социальных слоях российского общества, требуется создать институциональные условия для воспроизводства интеллигенции как социокультурной общности, исчезновение которой составляет угрозу для самосохранения российской культуры в формирующемся глобальном культурном пространстве. Для ее сохранения и воспроизводства интеллигента как типа личности в настоящее время необходимо восстановление принципа патернализма государства по отношению к институтам духовного производства.

Научно-теоретическая значимость диссертации определяется актуальностью и недостаточной научной разработанностью в социологии проблем, связанных с изменением культурной роли и статусных позиций интеллигенции в пореформенном российском обществе, а также проблемы формирования российской культурной идентичности. Значимость работы с научно-теоретической точки зрения, кроме того, обусловлена тем, что полученные в диссертации результаты и выводы дают возможность развить и углубить имеющиеся теоретические представления о культуротворческом потенциале современной российской интеллигенции и перспективах ее участия в процессе становления культурной идентичности россиян в условиях глобализации культуры.

Практическая значимость проведенного исследования заключается в том, что полученные результаты могут использоваться при выработке стратегии социальной и государственной поддержки интеллигенции, развития ученых и культурных сообществ как элементов гражданского общества; а также при чтении общих и специальных курсов по социологии культуры, культурологии, социологии образования.

Результаты данной работы могут быть использованы для развития соответствующих направлений в современном социологическом знании, при проведении эмпирических исследований социального самочувствия, статусных позиций и культурной идентификации современной российской интеллигенции.

Апробация работы. Диссертация обсуждена на совместном заседании кафедры социальных коммуникаций и технологий и кафедры социологии и политологии Педагогического института ЮФУ. Основные результаты исследования опубликованы в ведущем научном журнале согласно списку ВАК. По теме диссертации было опубликованы научные работы общим объемом

Структура диссертации определяется логической последовательностью решения поставленных задач в процессе достижения цели исследования и включает в себя: введение, две главы, каждая из которых состоит из трех параграфов, заключение и список литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, раскрывается степень ее разработанности в научной литературе, определяются цель и основные задачи исследования, формулируются присутствующие в диссертации элементы научной новизны и излагаются положения, выносимые на защиту.

Глава первая «Интеллигенция в российском социокультурном контексте: специфика, историческая динамика, противоречия» посвящена выяснению устойчивых культурных характеристик интеллигенции и ее традиционной роли в российском культурном процессе.

В параграфе 1.1. «Российская интеллигенция как социальный и культурный тип: основные идентификационные характеристики» обосновывается правомерность рассмотрения российской интеллигенции как культурной общности и специфического культурного типа, раскрываются ее базовые характеристики. Подчеркивается актуальность и значимость для современного российского общества двуединой проблемы – становления адекватной происшедшим изменениям национальной культурной идентичности и сохранения интеллигенции как культурной общности, играющей главную роль в формировании российской идентичности. Эта проблема в последние десятилетия в силу возросшей социальной востребованности в связи с идентификационным вакуумом активно исследуется представителями гуманитарного знания. Основной причиной такой резкой актуализации «вечной» темы интеллигенции в России стало то, что вследствие многочисленных изменений, связанных с системными реформами российского общества и их последствиями, возникла угроза утраты обществом интеллигенции не только как социально-профессионального слоя людей, зарабатывающих себе на жизнь высококвалифицированным интеллектуальным трудом, хотя и сам по себе этот слой в значительной степени размывается, маргинализируется, отчасти подвергается депрофессионализации. Но интеллигенция – не только и не столько социально-профессиональный слой, она может рассматриваться прежде всего как носитель специфических культурных функций, задававший длительное время инвариантные параметры символической системы российской культуры. Думается, что с понятием «интеллигенция» в российской культуре и обществе ассоциировалась определенная модель поведения и соответствующий ей характер мотиваций, а также особая символическая система, находившие воплощение в специфическом культурном и социальном типе. Если в социоструктурном ракурсе интеллигенция – это социально-профессиональный слой с определенной совокупностью характеристик, то в данном контексте это – культурный тип, созданный российской действительностью ХIХ – ХХ вв.

В контексте рассмотрения интеллигенции как культурного типа в основу ее идентификации положены уже не социоструктурные, а ценностные и функциональные критерии, о чем говорит Н.И. Лапин, согласно концепции которого интеллигенция определяется через выполнение ею ценностных функций по отношению к обществу как целому, т. е. социетально-ценностных функций3.

Через раскрытие этих характеристик показано, что как культурный тип интеллигенция воплощает в своем мировоззрении и поведении модель секуляризованной духовности, основные ценностные ориентиры которой представляют собой обмирщенные идеалы православной духовной культуры, редуцированные к императивам светской нравственности. Что касается западнической, рационально-секулярной составляющей менталитета интеллигенции, то она, без сомнения, была доминирующей на протяжении всего ее функционирования в качестве активной культурно-идеологической силы. При этом интеллигенция в многонациональной и многоконфессиональной России репрезентировала единственную надэтническую и надконфессиональную культурную модель, в которой снимались многочисленные противоречия и которая поэтому объективно имела высокий потенциал социальной интеграции. И в значительной степени эти социально-типические и культурные характеристики интеллигенции долгое время служили таким основанием, так как соответствующая культурная модель стала доминирующей. Ассоциируемые с интеллигенцией и интеллигентностью позитивные качества составили в совокупности единый социетальный идеал и образец поведения не только интеллигента как члена социально-профессиональной группы, но члена российского общества как такового.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»